Колотун, пожар, порванные скафандры: с чем борются космонавты

15:58 12/04/2017

Пожар, порванные скафандры и стыковка вручную. Это далеко не самый полный список нештатных ситуаций, с которыми сталкиваются космонавты во время полетов. Корреспондент «МИР 24» Максим Драгнев вспомнил самые необычные случаи.

В марте 1985 года во время полета без экипажа отказала станция «Салют-7» и перестала отвечать на команды с Земли. Для ее спасения в космос отправляют Владимира Джанибекова и Виктора Савиных. Они летят почти на ощупь. Гарантий никаких.

«В станции мрак. Вот на этой картинке Джанибеков изобразил пустой центральный пост, горит фонарик, здесь лежит записка «привет новому экипажу», - рассказывает космонавт, дважды герой Советского Союза Александр Александров.

На борту пришлось надеть лыжные шапочки. На вопрос о температуре Джанибеков отвечает: «Колотун». Техника едва не промерзла, станцию развернули к солнцу. За три месяца Савиных и Джанибеков все-таки вдохнули в нее жизнь. Полет до сих пор считается сложнейшим в истории российской космонавтики. Главным было добиться результата даже в порванных скафандрах.

«Где-то под коленкой получился разрез 35 сантиметров. Мы потом изолентой еще обмотали, чтобы не было никаких острых углов», - говорит Александров.

С Александром Александровым на орбите случалось почти все. Даже зубы коллегам лечил. Но в 97-м уже на «Мире» случилось то, чего так боятся в космосе, - пожар. Вспыхнула кислородная шашка.

«Появляются искры такие, прожигают это все. Как маленький вулканчик работает. Я помню, что получал некоторое удовлетворение и видел, как уходит у всего экипажа чувство непонимания, и вдруг он начинает работать как слаженный механизм», - вспоминает космонавт Александр Лазуткин.

Приключения на этом только начинались. Через месяц произошла утечка токсинов из системы кондиционирования. Экипажу пришлось работать в противогазах, а в июне 97-го к «Миру» решили вручную пристыковать космический грузовик. Корабль шел слишком быстро, и командир приказал американцу Майклу Фоулу укрыться в спускаемом аппарате.

«Я вижу, как подо мной проносится корпус корабля. Почему-то я его с акулой сравнил. Пронесся, и такой мощный удар, она так вся закачалась», - рассказал Лазуткин.

В станции - пробоина. Одна солнечная батарея - всмятку. Лазуткин бросился задраивать поврежденный отсек. Спасали всем «Миром». В космосе нет места политике.

Александр Лазуткин и Василий Циблиев после всех происшествий на «Мире» уже не смогли летать. В космосе они оставили не здоровье, а часть себя. Лишь бы другим проложить дорогу к звездам.

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИ ЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ

Максим Драгнев
comments powered by HyperComments