О женском вопросе — по-деловому, на грани пристойности и немножко нервно

19:02 13/03/2017
«Муки совести» показывают нормальную работу мозга

По следам восьмого марта представители российского феминизма провели в минувшую субботу однодневный фестиваль в историческом здании Центрального телеграфа на Тверской. При относительно скромном размахе мероприятия, оно оказалось довольно динамичным и деловым, основные проблемы были обозначены, вехи расставлены.

Верхний этаж Центротелеграфа вместил несколько сот человек, преимущественно прекрасного пола и молодого возраста. Речи были выдержаны в спокойных тонах — ораторы не пытались представить нынешнее состояние женского вопроса как вопиющее, не требовали великих потрясений и не объявляли всех (да даже и не всех) мужчин врагами.

«Да, в чем-то ужас — но не ужас-ужас-ужас!!!» - примерно так можно было бы охарактеризовать положение второго пола в современном мире глазами собравшихся. Как бы между строк, признавалось, что основные, фундаментальные права женщин в современной России, как и на Западе, достигнуты, и прогресс продолжается.

Но полного равенства, конечно, нет, в отношении женщины еще много социальной несправедливости — пусть и далеко не такой разительной, как на рубеже XIX – XX веков. Есть еще много, что доделывать, масса аспектов, на которые следует обратить внимание. И современному женскому движению есть работа, если его лидеры проявят достаточную скромность, чтобы такой отделочной работой заниматься.

«Диалог, где очень много лиц. И нет никакой гегемонии», - так обозначила характер современного феминизма одна из ведущих, Ирина Изотова.

Правда, она же заметила, что феминизм — это «возможность поговорить о других, об исключенных».

Между тем, кое-кто оказался в роли исключенных из фестиваля — это радикальные феминистки, которые категорически не согласились с умеренным характером мероприятия. Их претензии можно найти в интернете — вот только четкого и ясного там мало. Доказать, что нет, всё именно «ужас-ужас-ужас!!!», никому не удалось. Кому-то из радикалок дали слово и на мероприятии — и это создавало впечатление старых "партийных разборок внутри левого движения", лезть в которые у человека со стороны никакого желания нет.

А можно в ложу?

Один из упреков, брошенных радикалами в адрес организаторов — то, что на сцену допущены мужчины. Действительно, примирение полов было явлено во всей красе. Лекцию об истории женского движения прочел преподаватель Московского государственного института культуры Сергей Витяев, молодой человек с роскошной шевелюрой шестидесятника (как ХIX, так и ХХ века), занявший позицию "кающегося дворянина" — то есть, "кающегося мужчины".

А настоящим героем дня и гвоздем программы стал другой Сергей — Кумченко. Этого оратора даже радикальные феминистки вряд ли пожелали бы снять со сцены. Ему просто достаточно бесцеремонно напомнили, что у него есть еще одно имя, и это имя — Роза. Но то, что Кумченко имеет самое прямое отношение к заявленной им теме, было совершено ясно изначально.

Речь шла о трансгендерах — людях, изменивших или желающих изменить пол. Сегодня эта тематика встала в полный рост и на Западе, и в России тоже. На самом деле, это очень жесткая история, с массой личных трагедий. Но Кумченко выступал неожиданно бодро, даже весело. Его низкий бархатный, как бы шоколадно-кофейный голос был не лишен иронии. От рассказа о собственной судьбе оратор воздержался — он ограничился именно ликбезом в данной деликатной сфере и провел этот ликбез грамотно. По крайней мере, с точки зрения человека, для которого смена пола или даже отказ от него приемлемы. Без проклятий и рыданий.

Кумченко показал себя в данном случае артистом – а уж там, травести или нет, это немножко другой вопрос. Но полемизировать с таким элегантным и задорным оппонентом консерваторам и клерикалам будет не очень просто.

Радикальные же оппонентки, вероятно, пытались вернуть Кумченко в женский пол, который он покинул. Вообще, одной из их претензий было то, что организаторы фестиваля уже и трансгендеров решились на сцену вывести — а лесбиянок не жалуют. Действительно, лесбиянок — по крайней мере, заявленных — в программе не было, и тема однополого брака напрямую не обсуждалась. Но основные болевые точки женского..

Так, предприниматель Алена Попова жестко рассказала о бедности в современной России — и о том, что большая часть бедняков, разумеется, женщины. Прежде всего, наиболее благородные из них, которые рожают и воспитывают детей, и кого мужчины обещают содержать, а потом своего долга не исполняют. А также пенсионерки, которые в России живут значительно дольше мужчин, но далеко не всегда на счастье. При этом Попова с сожалением признала, что большинство российских женщин не хотят работать, а мечтают, чтобы их содержали, не всегда понимая опасность такого положения.

Что изменилось в России за 100 лет

Юристы и общественные деятели Анна Ривина и Надежда Замотаева осветили тему домашнего и сексуального насилия. Это один из главных феминистических дискурсов — но в России тут очень много о чем есть поговорить. И главное, чего добивались ораторы — надо, наконец, назвать преступников преступниками и перестать перекладывать вину на жертв насилия. В русском интернете пока что предпочитают сплошь и рядом заниматься именно этим.

О несколько более тонких материях — о том, какие формы в наши дни принимает идеология мужского превосходства, пресловутый сексизм, рассказала психолог Наталья Малышева и другие выступавшие. Они обратили внимание на то, что, по крайней мере, в образованных слоях сексизм перетекает в доброжелательную форму — когда женщин не оскорбляют, а жалеют и хотят защитить, но эта защита часто оборачивается поражением в правах.

Был совершен и экспресс-экскурс в историю. Обращаясь к событиям столетней давности, историк Алла Митрофанова напомнила, что февральская революция сопровождалась колоссальным выбросом женской энергии. Не только началась эта революция с демонстрации женщин 23 февраля, когда они требовали хлеба — но была еще 40-тысячная демонстрация 19 марта 1917 года к Государственной Думе с требованием равноправия — и после этого женщины в России получили равные права по закону.

Гостьей фестиваля была известная общественная деятельница, просветитель и издатель Ирина Прохорова. Она напомнила, что русские дворянки на сто лет раньше европейских получили право распоряжаться собственными финансами, и эта материальная независимость во многом обусловила появление сильных женских характеров. Да и в СССР многие права женщины получили на полвека раньше западных — но не ощущались они как достижения. Потому что, как отметила Прохорова, «женщин у нас скорее мобилизовали, чем освободили», и права пришлось отрабатывать с тачкой в руках.

Модельер Ксения Гусарова рассказала кое-что об истории мужского и женского костюма. Напомнив, что мужчины на протяжении веков очень любили яркие тона и выглядели ничуть не хуже ярко раскрашенных самцов в животном мире — в начале XIX века хуодосочные мужчины, желающие быть щеголями, активно использовали не только накладные плечи, но и бедра, и икры! И лишь в середине позапрошлого столетия произошел "великий отказ" мужчин от ярких красок. Утвердились нейтральные тона, которые постепенно завоевали и женское внимание, по мере эмансипации.

Однако, при всем несомненном демократизме современной одежды, один факт красноречиво напоминает о том, что женщина все еще принижена — юбки-то мужчины не носят! Ибо, как считает Гусарова, «человек в здравом уме и твердой памяти не станет примерять на себя знаки более низкого». Что же касается знаменитых шотландских кильтов, то это, оказывается, изобретенная традиция — введение в моду этих мужских юбок было связано со взлетом текстильной промышленности и продвижением тканей богатой раскраски.

Ну, а еще одним мужчиной за равноправие оказался основатель женской футбольной школы Владимир Долгий-Рапопорт. Он провозгласил, что женский футбол — это грандиозное явление, которое перевернет мир, ибо только женщины смогут увеличить мировой футбольный рынок (посещаемость стадионов, движение болельщиков и т. д.) - практически вдвое. Мужской рынок в этой сфере уже выработан.

Леонид Смирнов

comments powered by HyperComments