Молочные реки, бумажные берега: как бюрократия топит российских фермеров

08:31 06/02/2017
Молочные реки, бумажные берега: как бюрократия топит российских фермеров

Каким бы был экспорт сельхозпродукции, если бы не бюрократизм и волокита. Конечно, крестьянам сегодня дают гранты, но есть и другая статистика. По данным Росстата, за последние 10 лет число официальных фермерских хозяйств сократилось почти в два раза - с 253 тысяч до 136 тысяч. Вадим Рошка из Тверской области - крепкий хозяйственник. Ему пришлось пройти все круги бюрократического ада. Но уходить в тень он все равно не собирается. В гостях у принципиального фермера побывала корреспондент телеканала «МИР 24» Ксения Крихели.

Сегодня на ферму к Вадиму Рошке нагрянула комиссия из Министерства сельского хозяйства Тверской области. Фермер не стал накрывать проверяющим столы: разговор с ними ведет по-честному.

От общения с чиновниками Вадим Рошка уже устал, но пока не сдается. Два года назад он получил грант в размере один миллион 130 тысяч рублей. Фермеру пришлось собрать километры справок и бумаг, пройти огонь, воду и медные трубы. Теперь Вадим шутит, что в свои 33 года чуть не поседел.

«Они поставили фермера на один уровень с крупным агрохолдингом, где есть своя юридическая служба, пять бухгалтеров и т.д. А я один. И считаю, что фермер должен заниматься фермерством. Получается, в тени работать даже лучше», - сказал Рошка.

Но в тень уходить он не собирается, а упрямо борется с бюрократической машиной, терпеливо отчитываясь о каждой истраченной копейке. И не с такими трудностями приходилось сталкиваться.

Двести пятьдесят километров от Москвы, Тверская область, деревня Братково. Здесь на развалинах некогда процветающего колхоза «Труд Ленина» семь лет назад началось грандиозное строительство фермы. Это сейчас Вадима знает вся округа, а тогда в этих краях он был абсолютно чужим. Да и месяц для покупки земли здесь выбрал не самый удачный.

«Это был февраль. Вокруг громадные сугробы и полная разруха. Здесь не было ни полов, ни труб. Даже бетон был снят. Просто варварство», - вспоминает Вадим Рошка.

Выходец из Молдовы, выпускник духовной семинарии, поработавший и таксистом, и инспектором ГИБДД, поднял эти здания практически из руин. Только одна крыша обошлась в 3,5 миллиона рублей.

Первыми на ферме поселились кролики. Появились деньги, которые, впрочем, вскоре сгорели.

«Мне позвонили ребята и сказали, что им к Новому году нужны три тысячи гусей. Хорошо, что я взял только полторы тысячи голов, потому что эти ребята куда-то пропали», - рассказал фермер.

Но Вадим отчаиваться не стал, а гусей, кормить которых было дороже, раздал деревенским.

«Я открыл ворота, пригласил местных жителей и сказал, что они могут забрать всех птиц. У меня их тогда осталось 350 голов», - сказал Рошка.

Теперь в фермерском хозяйстве Вадима - коровы: 105 голов. В среднем одна корова обходится в 25 тысяч рублей в год, а на все стадо уходит больше 2,5 миллионов рублей. Немалая для фермера сумма. Если бы корма были покупные, было бы дороже в два раза. Но Вадим экономит.

«Я лично работаю на тракторе. Всего нас трое. Это и объединяет, и позволяет сэкономить: минус один рабочий», - поделился Рошка.

К весне на ферме ожидается бэби-бум: прибавятся 70 голов. С одной стороны, это хорошо, а с другой - возникает проблема с большим количеством молока. Сдавать невыгодно: принимают по 15 рублей за литр при себестоимости 24 рубля. Поэтому Вадим решил развивать производство. Пока, говорит, работаем в ноль. Для переработки молока на деньги гранта закупили оборудование. Но миллиона было мало, поэтому набрали еще кредитов.

«Только один раз у нас на счетах был миллион - когда выдали грант. Деньги, которые получаем, мы тут же вкладывает обратно в дело», - рассказал Рошка.

Пока в одном цехе управляются с творогом, в другом - крутят колбасу. Ее сразу же отправят в коптильню, построенную по старинным чертежам. Гордость фермы и отличный повод для штрафов от Санэпиднадзора, поскольку стены ящика не выложены плиткой.

«Закон вступает в конфликт со всем натуральным, с реальной жизнью. Неужели нам придется мудрить и работать на показуху, а в действительности делать по-другому?», - недоумевает Рошка.

В одной из комнат зреет сыр. Это экспериментальная партия, контролирует которую Елена, жена Вадима, и его верный боевой товарищ. Она стала незаменимым человеком на ферме, пока Вадим вынужден проходить круги бюрократического ада.

«Он молодец, идет к своей цели, а я как могу поддерживаю», - сказала Елена Рошка.

Про себя Вадим шутит, мол, фермер-миллионер. Ведь получил же грант в один миллион рублей от государства. Неважно, что все сразу ушло в дело.

Сегодня на ферме редкий вечер - Вадим вместе с сыновьями готовит ужин. Кирилл и Егор у отца учатся всему с раннего детства, а он надеется, что передаст им уже крепкое хозяйство.

Впрочем, есть запреты, которые российским фермерам только на руку: когда речь заходит об иностранной продукции. Тем более, здесь меры все более ужесточаются.

Ксения Крихели
comments powered by HyperComments