Хиджаб раздора: как головной убор стал предметом политического спора

22:28 29/01/2017
Арабский шейх взял под опеку палестинского ребенка

Вопрос о нравах в последнее время особенно обострился. Кроме дискуссии о домашнем насилии, возник еще и спор о хиджабах в школах. Узаконить или нет? В полемику вступили министр образования России Ольга Васильева и глава Чечни Рамзан Кадыров. Изначально конфликт возник в мордовском селе Белозерье. В местной школе никак не могут найти грань между светским и религиозным. Конфликт тянется уже не первый год, а само село давно уже находится под контролем ФСБ, передает корреспондент телеканала «МИР 24» Дмитрий Барбаш.

В мордовском селе Белозерье хиджабы снова стали платками раздора. На вопрос «носить или не носить» в очередной раз ответил новый директор.

«Светский характер обучения предполагает светский характер одежды. Еще в локальном акте 2014 года было прописано, что внешний вид учителя должен этому соответствовать», - говорит директор средней школы села Белозерье Вера Липатова.

Но соответствовать захотели не все, и хиджабы на уроках все равно остались. Гульнара Азисова приехала в Белозерье в 1989-м. С тех пор платок с головы не снимает и не собирается. «Этот платок ничего религиозного не несет. Это традиция татарского народа, я чту эти традиции. Неужели я, женщина в платке, веду какой-то неправильный образ жизни», - недоумевает учительница средней школы села Белозерье Гульнара Азисова.

Читать и умножать там учат и с непокрытой головой. Некоторые учителя придерживаются светского дресс-кода. Они тоже - татары по национальности, но родом из соседнего села. И их меньшинство.

Каждый год сотни местных жителей совершают хадж. Здесь на три тысячи жителей - 8 мечетей. Концентрация, достойная мусульманских стран. И одна единственная школа, где все ученицы, кроме начальных классов, носят хиджаб.

«В школе мы еще не знаем свободы выбора ребенка. До 18-летнего возраста он полной свободой воли не обладает. Мы не знаем, где влияние семьи, давление, а где его взгляды», - говорит председатель комиссии по социальным правам Совета при президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека Алина Соболева.

Неофициально село Белозерье называют мордовским халифатом. Есть снимки, на которых ученицы, предположительно, той самой школы позируют с оружием. Местного жителя Фаиля Невлютова в 2012 году судили за попытку подрыва «Сапсана». Заказчиком теракта, по данным ФСБ, выступал тогда Доку Умаров. Бывший имам одной из местных мечетей Равиль Абдуллов получил пять лет тюрьмы за финансирование терроризма. Он собирал деньги для своего племянника Абдулкарима Янгличева. По имеющейся у спецслужб информации, тот до сих пор воюет где-то на Ближнем Востоке.

«Эти деньги предполагались для покупки автоматического оружия. Из телефонных разговоров с племянником Абдуллов знал, что тот воюет на стороне сирийских боевиков, проповедующих военный джихад. Абдуллов также поддерживал идеи радикального ислама», - заявила сотрудник пресс-службы УФСБ РФ по Республике Мордовия Наталья Рубцова.

Экстремистские течения в татарское село пришли в начале 1990-х вместе с неким проповедником по имени Олег Марушев, он же Абузар. Тогда стал меняться и внешний вид местных жителей. Речь уже идет не только о традиционных татарских платках.

«Люди из южных стран привозят разные якобы религиозные одежды, платки, и начинают это чуть ли не пропагандировать. Говорить, что это национальная, религиозная одежда наших предков. Татары никогда не выделяли, не выпячивали свою религиозность», - отмечает писатель, главный редактор газеты «Татарский мир» Ринат Мухамадиев.

Запрет на их ношение в школах взрослые оспаривали в судах. Безрезультатно. Казалось бы, точку в этом деле поставила министр образования Ольга Васильева.

«Конституционный суд принял решение, что хиджабам, как подчеркивающей конфессиональную принадлежность одежде, не место в школе. Я считаю, что этот вопрос был решен Конституционным судом несколько лет назад. Я глубоко убеждена, что искренне верующие люди атрибутикой стараются отношение к вере подчеркнуть. Я подчеркиваю, это мое личное мнение», - сказала глава Минобразования.

Справедливости ради отметим. Васильева оговорилась. Тогда хиджабы в Мордовии запретил не Конституционный, а Верховный суд. Туда обращались родители белозерских детей.

Это сразу заметил глава Чечни Рамзан Кадыров и вступил в полемику с министром на страницах своего инстаграма. «Вызывает удивление, что министр вместо того, чтобы поправить местных руководителей, своё «ЛИЧНОЕ УБЕЖДЕНИЕ» навязывает миллионам граждан. Мои три дочери учатся в школе, носят хиджаб, имеют отличные оценки. Ольга Васильева требует, чтобы они сняли платки? Девочки этого никогда не сделают. Я должен их забрать из школы и вместе с ними искать место, где позволят девочкам быть мусульманками?», - написал Кадыров.

Будь то урок геометрии или истории, девочки в грозненской школе все в религиозных платках. Чеченские парламентарии решили пойти еще дальше и принять закон, по которому дети разных национальностей смогут носить в школах и хиджабы, и крестики, и иудейские кипы. Всем ходить в платках и сегодня никто никого не обязывает.

«Как такового правила нет. Это правило устанавливает наша религия ислам. У нас есть женщины, которые ходят без платков. В основном это женщины, которые придерживаются христианства», - отметила директор средней общеобразовательной школы города Грозный Яха Сайдулаева.

Против хиджабов сегодня общественное мнение. Согласно опросам Левада-Центра, проведенного в 2015 году, 74% не одобряют ношения в школах религиозных платков. Многие россияне опасаются, что вслед за ними в классы придут никаб и паранджа.

Дмитрий Барбаш
comments powered by HyperComments