Когда муж бьет: кто остановит насилие в семье

22:19 29/01/2017
Рисунки на шрамах: как жертвы семейного насилия справляются с болью

Насилие в семье – для россиян деликатный вопрос. Ведь, как известно, «промеж мужа и жены не встревай». Видимо, поэтому такой резонанс в обществе вызвало обсуждение в Госдуме темы домашнего насилия. В пятницу, 27 января, в третьем и окончательном чтении думское большинство фактически смягчило наказание за семейные побои. Это больше не уголовное преступление, но только в том случае, если это дебют. Казалось бы, прошлым летом законодатели приняли «закон о шлепках». Поднять руку на родственника (даже первый раз) с тех пор означало сесть в тюрьму. Зачем спустя полгода понадобилось что-то менять? Как именно теперь будут наказывать домашних тиранов, и можно ли победить жестокость – разбирался корреспондент телеканала «МИР 24» Максим Красоткин.

Делать уроки, разговаривая и включая свет, Ирина Петракова с дочкой Златой раньше не могла. Бывший супруг ввел в семье жесткие правила и строгий распорядок дня, за нарушение которого следовало неотвратимое физическое наказание.

«Посмотрела не так, посмеялась не над тем, ребенок плачет, все идут спать в 9 вечера, потому что ему рано вставать», – вспоминает прошлую жизнь жертва семейного насилия Ирина Петракова.

Душа в душу Ольга с Алексеем прожили три года. Все изменилось с рождением первого ребенка. Муж стал слишком раздражительным, мог сорваться по любому поводу. Поколотить супругу стало почти еженедельным ритуалом. Всякий раз следовала просьба простить, она прощала, и все начиналось по-новому.

«Переломная точка наступила в сентябре 2014 года, когда он меня очень долго избивал, и кулаками, и ногами, и все это было при детях. Они это все видели, кричали, плакали, просили остановиться. Он их не замечал. На минуту отвлекался на них и продолжал бить меня ногами», – рассказывает Ирина.

Теперь уже на бывшего супруга возбудили уголовное дело за истязания – систематические побои. Ольга – одна из почти 40 тысяч жертв семейного насилия, кому удалось довести дело до суда. В дела семейные правоохранители вмешиваться не любят, ведь милые бранятся – только тешатся, а полиции приходится работать вхолостую.

«Написали заявление, а потом прибегают и просят отдать заявление, потому что они уже помирились», – поясняет член Общественной палаты РФ, доктор юридических наук Анатолий Кучерена.

Теперь за синяк, поставленный в сердцах супруге, или подзатыльник ребенку (правда, если в первый раз) максимум грозит 15 суток. Но если это повторится – уголовной ответственности не избежать. Поправки в закон депутаты приняли при трех голосах против. Таким образом, они исправили свою летнюю ошибку, когда сняли уголовную ответственность за побои неблизким людям, а внутри семьи оставили.

«Сосед ударит – административные меры, а если папа ударил, то в тюрьму сажают. Чудовищно», – негодовал председатель фракции ЛДПР в Государственной думе Владимир Жириновский.

Побои в семье декриминализировали для сохранения самих же семей – уверяют парламентарии. Для заведения дела по 116-й статье достаточно лишь заявления потерпевшего. Даже врачебный осмотр не обязателен. Тут все зависит от честности того, кто обращается в суд.

«Когда ребенок приходит в детский сад или школу, и воспитатель или учитель обнаруживает у него синяки, а ребенок говорит «меня побили родители», то рассматриваться будет именно эта версия событий», – отмечает депутат Госдумы (фракция «Единая Россия») Ольга Баталина.

Юристы говорят: старый закон давал невиданные возможности для шантажа и манипуляций. «Бывают такие случаи: пришел муж подвыпивший. Жена начинает его пилить. Он махнул рукой, она ударилась об стол, поставила синяк. А за это следует уголовная ответственность. Нам это нужно?», – поясняет член Общественной палаты РФ, доктор юридических наук Анатолий Кучерена.

Чаще мужчины испытывают давление не физическое, а моральное, факт которого в суде не докажешь. Психологи говорят, в семейных конфликтах не бывает того, кто прав и виноват. Кулаки – следствие того, что накипело.

«Женщина, независимо от того, осознает это или нет, в течение месяца гнобит мужчину. Потом он, получив зарплату, уходит в запой, колотит ее, потом приползает на коленях, вымаливая прощение с цветами конфетами и черт знает с чем, стоя на коленях поверженным. Она снисходительно его прощает. Весь следующий месяц он, не вставая с колен, делает все по команде, к концу месяца он понимает, что так больше продолжаться не может, напивается и избивает ее», – поясняет порочный круг врач-психотерапевт Александр Федорович.

Принятые поправки разделили общество на тех, кто за, и тех, кто против. Последние уверяют: это развяжет руки тем, кто боялся их поднять на близких. В итоге домашний тиран останется дома, а наказание ляжет на всю семью. Ведь муж и жена – одна сатана, даже в штрафах.

«Если предположить, что правоохранительные органы назначили штраф тирану за то, что он избивает жену и детей, то все равно получится, что штраф фактически будет платить жертва из общего бюджета», – говорит член Общественной палаты РФ Георгий Фёдоров.

Уфимский тату-салон стал своеобразным центром реабилитации для избитых жен. Его владелица Евгения Захар уже год, закрашивая шрамы на теле, лечит раны душевные. Для таких клиентов тут нет прайса на услуги.

«Муж с другом забрали с работы беременную жену, увезли ее в лес и начали колоть ножом. Муж решил убить жену, потому что гадалка ему сказала, что ребенок не его», – рассказывает татуировщица Евгения Захар.
Таких историй Евгения выслушала уже больше 200. На каждую – своя татуировка. Например, под пером – большая боль, рваный шрам от глубокой раны, который нанес Анастасии некогда любимый человек.

«Этот шрам я получила строительным резаком, это такие тонкие ножи, за то, что, оказывается, я все прощаю и сильно люблю человека, так, что готова ему все простить: и побои, и ножевые ранения», – поделилась девушка.
Поколачивать жену учил еще «Домострой» – литературный памятник 16 века. Там подробно написано, как правильно это делать: не при всех, не со зла, и если только слов не понимает.

«Ни за какую вину ни по уху, ни по лицу не бить, ни под сердце кулаком, ни пинком, ни посохом не колоть, ничем железным и деревянным не бить. Кто в сердцах так бьет или с кручины, многие беды от того случаются: слепота и глухота, и руку и ногу и палец вывихнет, наступают головные боли и боль зубная, а у беременных женщин и дети в утробе повреждаются», – предупреждал автор.

Эти строки расходятся со Священным писанием, уверяет Герман Стерлигов, которому он старается следовать. Поколотить жену – дело последнее, а вот детей – святое. «Жену не обязан христианин наказывать физически. Нет такой обязанности. А вот детей обязан наказывать христианин по Священному писанию. Написано: разве враг ты своему сыну, что жалеешь ему розг», – рассуждает Стерлигов.

Отец пятерых детей говорит: отпрыски не всегда понимают слова. Как тогда вразумить и наставить на истинный путь? Сыновья солидарны. «Если нас не будет наказывать отец, кем мы вырастем? Отец должен по библейскому закону наказывать сыновей. Даже цари наказывали своих детей. Если бы они их не наказывали, как бы они страной правили?», – задается вопросами Пантелеймон Стерлигов.

С этим согласны даже профессиональные педагоги. Но с оговоркой: ремень – это последний аргумент.

«Большинство родителей понимают, когда необходимо большинство детей, не всех, конечно, шлепнуть, поставить в угол, дать легкий подзатыльник, дернуть за ухо, дать по губам, например, если он произносит грязные слова, которые он откуда-то принес, и не реагирует на словесный запрет», – поясняет директор Института демографической безопасности Ирина Медведева.

В отношении мужа или жены такой способ воспитания вызовет лишь ответную агрессию. Пока в борьбе за семейное счастье остается один проверенный вариант – вовремя разбежаться по углам.

Максим Красоткин
comments powered by HyperComments