Пуск трамвая в блокадном Ленинграде как символ Победы

14:17 24/01/2017
Пуск трамвая в блокадном Ленинграде как символ Победы

В конце этой недели, 27 января Санкт-Петербург и вся страна отмечает 74-ю годовщину снятия блокады Ленинграда. «МИР 24» начинает серию публикаций собственного спецпроекта «Помни блокаду».

15 апреля 1942 года, в блокадном Ленинграде после четырехмесячного перерыва вновь пошли трамваи. Казалось бы, что в этом такого жизнеутверждающего? Ведь трамвай в городе всегда был одним из самых массовых и привычных видов транспорта. До сентября 1941 года движение трамваев в городе было стабильным, по 42 маршрутам передвигались около 800 поездов, состоявших, как правило, из двух вагонов. Трамваями производилась и эвакуация в начале войны. Ведь весь остальной транспорт исчез из города еще в июне: почти весь он был отправлен на нужды фронта, кроме троллейбусов, которые скоро вышли из строя из-за нарушений сети.

Трамваем ехали до железнодорожных станций те, кто отправлялся в тыл, пока 27 августа не было прервано железнодорожное сообщение с Большой землей. На трамваях, поданных на Дворцовую площадь, проводилась эвакуация коллекции Эрмитажа до железной дороги, с последующей перегрузкой культурных ценностей в эшелоны. Грузовые трамваи, которых всегда было много в Ленинграде, доставляли к станциям железных дорог оборудование, предназначенное к эвакуации, возили сырье и топливо для заводов и фабрик, продукты в магазины и песок для нужд литейного производства.

С началом войны часть трамвайных вагонов была переоборудована в санитарные — для транспортировки раненых до госпиталя. Пассажирские сидения в них убрали и установили крепления для носилок – в три яруса, до самого потолка. Вагоны снабдили светомаскировкой и установили приборы отопления и баки с горячей водой, чтобы при необходимости можно было делать срочные операции прямо в вагоне в процессе движения.

В сентябре 1941 года боевые действия переместились так близко к городу, что по территории ленинградских окраин пролегли оборонительные рубежи. У трамвайного парка им. Коняшина были построены доты и заграждения, а территорию возле трамвайного парка им. Котлякова заминировали: фронт подошел слишком близко. Конечная остановка одной из трамвайных веток – станция Сосновая Поляна — оказалась захвачена вражескими войсками, на другой — в Рыбацком — находился штаб 55-й армии Ленинградского фронта.

Кроме того, к ноябрю контактная сеть местами была повреждена и часть маршрутов перестали функционировать. Участились и отключения электроэнергии. «Еще в сентябре вышло постановление об экономии электроэнергии, — рассказывает главный научный сотрудник центрального Музея вооруженных сил РФ Владимир Афанасьев. — В дома отопление не подавалось, перестал работать водопровод, экономили на освещении, многие предприятия свернули свою работу, а там, где остановить процесс нельзя, установили бензиновые, газовые и дизельные генераторы, собственные блок-станции. 17 ноября большинство потребителей отключили от электроэнергии». Тем не менее, отдельные трамваи еще продолжали перевозить грузы и раненых, а кое-где сохранялись и пассажирские перевозки.


Фото: Анатолий Гаранин, РИА Новости

Окончательно трамваи встали 8 декабря 1942 года. Об этом сохранилась запись дежурного инженера энергослужбы трамвайного управления: «Подача электроэнергии прекратилась утром 08.12.1941. Движение не возобновлялось. Вышедшие в этот день 52 поезда трамвая остались на линии».

3 января 1942 года были окончательно законсервированы все электроподстанции. Что это означало для ленинградцев, знают только те, кто пережил блокаду. На негнущихся, распухших от голода ногах, еле передвигаясь от слабости, они должны были всю страшную блокадную зиму 1941-1942 года преодолевать расстояния от дома до работы и обратно, а еще ходить на Неву за водой, и ежедневно за хлебом — стоять в бесконечных очередях, а многие – еще в детский сад и обратно, с детьми. Даниил Гранин и Алесь Адамович так написали в своей «Блокадной книге»: «Город стал пешим. Расстояния обрели реальность. Они измерялись силой своих ног. Не временем, как раньше, — а шагами. Иногда количеством шагов».

Трамваи стояли посреди улицы, где застало их отключение энергии — мертвые, темные, с выбитыми стеклами. «Где остановился трамвай или троллейбус – так и стоял со снежно-ледовой шапкой, — рассказывает блокадник Константин Алексеевич Коршунов 1934 г.р. — И повсюду лежали трупы. Никто никого не хоронил – трупы вывозили на машинах и сжигали».

В январе-феврале и марте 1942 года каждый месяц умирали десятки тысяч людей, показатель смертности достиг 500-560 на тысячу. В условиях обесточенного города, в котором нечистоты всю зиму выливали прямо во дворы. Все это с приближением весны, когда снег начнет таять, грозило массовыми эпидемиями. Поэтому встал вопрос о необходимости радикального улучшения санитарной обстановки в Ленинграде. Государственный Комитет Обороны в феврале 1942 г. принял решение об очистке города. На ноги были поставлены все, кто еще мог работать. В марте 1942 г. состоялись первые воскресники по уборке города, а в конце месяца решением Исполкома Ленгорсовета на очистку улиц было мобилизовано все трудоспособное население, включая школьников. Но как очистить город, если не на чем вывозить смешанный с нечистотами снег и мусор? Грузовики, которых осталось так мало, едва справлялись с вывозом трупов.

Городу был необходим трамвай. Еще зимой все силы работников Трамвайно-троллейбусного управления были брошены на восстановление трамвайного движения. Почти 90% слесарей-ремонтников подвижного состава, электриков в энергослужбе, путевых ремонтных рабочих в блокадное время составляли женщины и подростки. Потребовалось восстановить почти половину контактной сети города — примерно 150 км. И вот 8 марта 1942 года на линию вернулись первые грузовые трамваи и те, к которым вместо пассажирских вагонов были прицеплены открытые платформы, на которые грузили мусор, лед и снег. С их помощью перед самым потеплением город справился с очисткой улиц от нечистот. К середине апреля с улиц было вывезено около 1 млн тонн мусора, нечистот и льда. Эпидемия больше не угрожала Ленинграду.

А с 15 апреля произошло почти невероятное — по улицам блокадного города снова пошли пассажирские трамваи! Вот как позже написал об этом историческом дне в своей книге начальник Трамвайно-троллейбусного управления Михаил Хрисанфович Сорока: «Иду по Невскому к Дворцовой площади. Знаю, что в шесть должно начаться движение. Почему же никого еще нет? Волнуюсь, как мальчишка перед экзаменом. И вдруг откуда-то издалека доносится трезвон. Почудилось? Нет! Но почему же вагоновожатый не снимает ноги с педали? Кто-то встал на пути? Невозможно проехать? Невольно прибавил шагу. Гляжу, а от Главного штаба выезжает на Невский трамвай. Через переднее стекло моторного вагона видно сияющее радостью лицо вагоновожатой. А нога ее то и дело выжимает педаль звонка, который созывает отовсюду людей — смотрите, радуйтесь, мы выжили!

Не передать чувства ленинградцев, услышавших звон первого блокадного трамвая! Люди стояли вдоль трамвайной линии, плакали и смеялись; незнакомые прежде, они поздравляли друг друга и обнимали как самых близких и родных. И эта общая радость, эти улыбки и тысячи счастливых глаз для нас дороже любых, самых высоких наград».

Малоизвестный факт: проезд в трамвае во время блокады был платный, стоимость проезда составляла 15 копеек, как и в довоенное время. Такая стоимость билета сохранялась и потом, до 50-х годов, кроме тех линий, где трамвай ходил далеко за город. В таких случаях маршрут был разбит на 2-3 тарифные зоны.


Фото: Анатолий Гаранин, РИА Новости

Блокадные дети были совершенно счастливы. «Когда в городе вновь пустили трамвай, мы с ребятами по очереди гонялись с ним наперегонки на единственном самокате, — вспоминает Павел Павлович Коланов 1939 г.р. — Я попал в милицию, и маме дали справку, что я беспризорник».

«С огромной радостью вспоминаю, как после всего этого ужаса пошел первый трамвай, — говорит Зинаида Игнатьевна Староверова, которой в 1942 году было 7 лет. — Всего один вагончик, но как он трезвонил! Люди радовались, плакали от счастья, целовали друг друга...».

15 апреля 1942 года на линию вышли трамваи всего по пяти маршрутам. Большее количество маршрутов нельзя было открыть из-за дефицита поступающей в город электроэнергии. Но где же бралась электроэнергия на эти пять маршрутов? Ведь жесточайшая экономия продолжалась!

«На каждом маршруте запустили минимум трамваев, — говорит военный историк Владимир Афанасьев. — Выручал проложенный по дну топливопровод, который был введен в эксплуатацию еще 18 июля 1941 года, и производительность его была 300-350 тонн ГСМ в сутки. Сейчас трудно сказать, сколько удавалось переправлять по нему реально, но он был и функционировал. Плюс силовой подводный электрический кабель с Волховской ГЭС, проложенный по дну и работавший почти все время блокады. Кроме того, рабочие тех предприятий, которые были законсервированы, использовались на торфоразработках на правом берегу Невы: добывали топливо для пяти ТЭС, которые работали на нужды обороны. А весной, когда открылась навигация, цистерны с топливом спускали по слиповому пути на воду, а потом буксировали по Дороге жизни судами, поскольку нефтепродукты легче воды и их можно было буксировать вплавь».

Пуск трамваев был не только невероятной радостью и знаком грядущей победы для ленинградцев. Он стал серьезным психологическим ударом для осаждавших город врагов. Один из пленных немцев, ефрейтор, артиллерист Ганс Фолькенхорст, рассказывал позже: «Там, над Ленинградом, по тучам бегали какие-то странные голубые вспышки. Не ракеты, нет, нечто совсем другое! Черт возьми… они пустили трамвай! В Ленинграде, на седьмом месяце блокады?! Зачем же мы мерзли здесь всю зиму? Зачем мы кричали о неизбежной гибели жителей города, о нашей победе, если они… пустили трамвай?!»

К лету 1943 года трамваи перевозили пассажиров уже по 15-ти маршрутам.

В настоящее время в память о блокадном трамвае ежегодно 15 апреля проходит мемориальный «Блокадный рейс», на который из Музея городского электротранспорта выходят трамваи военного времени.

Татьяна Трофимова

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИ ЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ

comments powered by HyperComments