Кандидат наук, мальчик молодой: как проходят службу в научных ротах

14:39 10/01/2017
Кандидат наук, мальчик молодой: как проходят службу в научных ротах

Российские кибервойска вошли в мировой рейтинг топ-5, сообщает газета «Коммерсантъ». Однако российская армия сильна не только своими программистами. Специально для физиков, химиков, информатиков и специалистов других областей были созданы научные роты. Корреспондент «МИР 24» побывал на выпуске срочников научной роты и узнал, чем она отличается от других воинских формирований, о чем образованным срочникам запрещено разговаривать между собой и что общего у научной роты и сауны.

ЯДЕРНОЕ ОРУЖИЕ И СВЯТОЙ НИКОЛАЙ

Выпускников научной роты ждут погоны лейтенанта, журналистов – досмотр.

На выходе из военного НИИ, где проходят занятия научной роты, нас встречают представители Службы государственной тайны Минобороны. Два офицера просматривают все файлы, сохраненные на фотоаппараты и видеокамеры. И если в объектив попали сведения, которые могут оказаться гостайной, – их удаляют.

Строгие правила фото- и видеосъемки – это не излишняя предосторожность военных. Судя по всему, они регламентированы родом войск – военное НИИ, в котором проходят занятия научной роты, относится к ядерно-оружейному комплексу.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: В Российской армии появится киберкомандование

НИИ расположен в Сергиевом Посаде, в бывшем закрытом военном городке. В архитектурном ансамбле Гефсиманского скита. С виду это православный монастырь с интересной архитектурой и толстой кирпичной стеной. О связи с ракетами снаружи напоминают форма высокой колокольни, плакаты и скульптура Святителя Николая. На скульптуре надпись: «Создателям ядерного щита России».

Вариант службы в научной роте весьма привлекателен для образованного молодого человека, который подлежит призыву на срочную службу и не имеет возможности (или просто не хочет) «косить» от армии.

Собственно, научные роты – изобретение не наше. В 1980-е годы на воротах посольства КНР в Москве красовался большой стенд с фотографиями, призванными представить наилучшим образом жизнь Китая. На одном из таких снимков были запечатлены «бойцы научно-исследовательского батальона НОАК»: двое юношей, один из них очкарик – но в военной форме (еще маоистского образца). На китайских солдатах – закрытые френчи без погон с простыми красными петлицами, без каких-либо знаков различия и родов войск, а также военные кепи с красной звездой. В руках у них – элегантные металлические предметы из научно-технического инвентаря.

Само словосочетание - «бойцы научно-исследовательского батальона» - несколько интриговало. Тем более, Китай в то время еще только вступал на тропу, ведущую в круг высокоразвитых стран. Мол, надо же – у них есть, а у нас – еще нет. Ну, вот теперь и у нас есть.

На плацу православного скита 30 выпускников научной роты, командиры и военный оркестр. Идет первый выпуск научной роты 12-го Центрального Краснознаменного НИИ имени В. А. Болятко. Выпускники роты получают погоны лейтенанта.

Чем удивили ученые

Среди военных с большими звездами на погонах есть двое мужчин, внешний вид которых невольно притягивает к себе взгляд. Первый мужчина, судя по разговорам военных, заслуженный ветеран войск. Второй – священник. Спрашиваю, можно ли пообщаться со священником. Отвечают, что батюшка не имеет никакого отношения к научной роте, он не капеллан – просто приглашен.

У здания в псевдорусском стиле курит мужчина. Спрашиваю у него, как делят Гефсиманский скит православная церковь и военное НИИ. Мужчина говорит, что православные давно хотят забрать скит себе, но «им не дадут». Улыбается.

ЧТО ВНУТРИ

В казарме нам рассказывают про распорядок дня в научной роте. Четыре дня в неделю у срочников идет научная работа, один день в неделю – военная подготовка.

Владимир Никулин один из тех 30 ребят, которые через несколько минут получат погоны лейтенанта. В роте он трудился над научной темой, которая имеет отношение к ракетной безопасности страны. «К ядерному щиту», – поясняет Владимир. Без пяти минут лейтенант говорит, что после выпуска из научной роты можно будет защитить кандидатскую диссертацию – прямо на базе военного НИИ. А можно остаться служить по контракту.

«Контингент» научных рот очень небольшой. Формирование рот началось по приказу министра обороны РФ Сергея Шойгу от 28 мая 2013 года. Пока создано 12 научных и еще две научно-производственных роты. В ходе весеннего призыва 2016 года в них отправлено 396 призывников, общая численность на сегодня – человек 700-800.

Солдаты научных рот занимаются решением прикладных научно-технических задач, посильных для молодого интеллектуала или группы интеллектуалов в срок до одного года.

Хотя научные роты и формируются по призыву, желающих попасть туда масса. Поэтому образуется конкурс, который сами военные оценивают примерно в 25 человек на место, а средний балл по профильным предметам – не ниже 4,5. Думается, если это и преувеличение, то небольшое. Так что, похоже, набирается очень сильный для своего уровня «костяк отличников».

Исходя из этого, призывник (он же претендент) должен сам заинтересовать собой соответствующее военное начальство. Такая служба – не для всех призывников. Принимаются только выпускники вузов, подлежащие воинской обязанности, и в отдельных случаях – студенты старших курсов, желающие сделать деятельный перерыв в учебе, но это редко.

В ходе набора, который производится за месяц до призыва – в марте и сентябре – претендент должен разыскать в интернете научную роту по своему профилю и послать туда резюме. Если предложение вызовет интерес, то призывника найдут через военкомат.

Особо отличившихся в научной и военной подготовке срочников могут в воскресение отправить отдохнуть в Сергиев Посад, рассказывает Владимир. Кинотеатр, музеи, лавра. Сам Владимир приехал служить из наукограда – Новосибирска. Сергиев Посад ему очень нравится. «Город древний», – говорит он. Здесь Владимир снимает квартиру, которую полностью оплачивает ему Минобороны (15 тысяч рублей в месяц).

МЕЖДУ ОБЩЕЖИТИЕМ И ХОСТЕЛОМ

«На восемь комнат имеются типичные для казармы подсобные помещения: умывальник, душевая, сушилка, комната досуга, спортуголок, бытовая комната и прочие положенные по уставу помещения, - поделился в интернете один из отслуживших в научной роте ВВС в Воронеже. - Внешний вид, в целом, напоминает общежитие. В душе имеется горячая вода (почти всегда), в личное время и в некоторых других случаях разрешено помыться. К условиям проживания претензий у подавляющего большинства не имеется, хотя есть тараканы и прочая живность, иногда бывают замечены и уничтожены силами наряда или других солдат».

Казармы научной роты под Сергиевым Посадом больше напоминают не общежитие, а хороший хостел. В каждой комнате (комнаты называются в казарме «спальным отделением») расквартировано по 4-8 человек. В конце коридора казармы – аквариум с рыбами. В аквариуме плавает небольшой сом. Вдоль коридора стоят немецкие пылесосы. В душевой комнате настолько чисто, что свет, который отражается в раковинах, бьет в глаза. Две хорошие душевые кабины, как в сауне или гостинице.

В казарме есть отдельная комната, в которой температура никогда не падает ниже +40 C°. Это сушилка. Постоянная температура в ней поддерживается для того, чтобы солдатам научной роты можно было быстро высушить одежду, и никто из военнослужащих не заболел.

В роте не носят портянки. Вместо них каждый день срочникам выдается комплект сменных носков. На физкультурные занятия срочники надевают спортивные костюмы соответственно погоде. Зимняя форма выдерживает мороз до -50 C°.

СОЛДАТ УЧИТСЯ - СЛУЖБА ИДЕТ

Каждый оператор [срочник – ред.] прикреплен к научному руководителю-офицеру. Правда, военным воспитанием операторов занимаются сержанты-контрактники. «Поскольку особого отбора командного состава роты не производилось, - продолжает бывший срочник научной роты в Воронеже, - то такие вещи, как проскакивающий мат и излишняя фамильярность по отношению к личному составу, являются обыденными. Оскорблений операторов, тем не менее, нет, каких-либо физических действий — тем более, что очень радует».

Владимир Никулин, выпускник первого призыва в Сергиевом Посаде, рассказывает, что первое время ему было сложно влиться в коллектив – все-таки есть отличия от гражданского вуза.

- На гражданке ты просто сидишь и занимаешься своим делом. А тут есть военная подготовка. Плюс – военная нотка всегда присутствует, – признается Владимир, – дисциплина, наряды там…

- У каждой роты своя специализация. У нашей – ядерный щит, – продолжает Владимир. – То есть в ней служат физики, ядерщики, информатики… Можно пообщаться с сослуживцами на научные темы. Но не на все темы можно разговаривать – у некоторых служащих целая научная работа (или ее часть) находится под грифом секретно. Эти данные нельзя разглашать.

На выходе нас встречает Святой Николай. В одной руке у него поднят меч, в другой – миниатюрный храм. Солдаты курят за воротами Гефсиманского скита, соблюдая уважение к церковному прошлому НИИ. Участники торжественной церемонии вручения лейтенантских погон оживленно переговариваются, шутят. Новый призыв в научную роту – опять 30 человек. Через год их ждет такая же церемония.

Леонид Смирнов, Алексей Синяков

comments powered by HyperComments