Чей ребенок: суррогатная мать отказалась отдавать детей

23:37 18/12/2016

В довольно деликатной сфере суррогатного материнства сегодня немало конфликтов. Яркий пример - история в Петербурге. Биологические родители пытаются вернуть детей, которых им родила суррогатная мать, рассказывает корреспондент телеканала «МИР 24» Александр Бережной.

Комната в квартире Сергея и Марины Фроловых - биологических родителей близнецов Петра и Павла - так и не успела превратиться в детскую. Старая мебель и рядом новая кроватка, которая уже полгода не может дождаться малышей. Вещи и одежду тоже купили заранее на возраст до трех месяцев. Теперь ползунки с корабликами и шапочки с якорями уже не понадобятся. Есть у Сергея с Мариной и альбом для записи важных событий первого года жизни своих детей.

Фроловы - коренные петербуржцы, живут в просторной квартире сталинского дома. Обеспечены лучше, чем суррогатная мама, которая согласно договору, выносила и родила их биологических сыновей, а отдавать отказалась.

Чтобы увидеть детей, их биологический отец иногда приходит к дому, в котором в 8-комнатной коммунальной квартире на 35 квадратных метрах живет Татьяна, ее двое собственных детей, муж и теперь близнецы. С полугодовалыми младенцами по-хорошему нужно гулять два раза в день. Этих прогулок и ждет Сергей. Правда, по его словам, не всегда суррогатная мама выходит с мальчиками на улицу.

Татьяна Суздалева впервые стала суррогатной мамой, чтобы заработать. Биологические родители ее не знали и не выбирали - это делает врач, исключительно по медицинским показаниям. Примерно на середине беременности Суздалева вдруг вышла из программы. Родила втайне от Фроловых и в другом роддоме. После этого оформила детей на себя.

Первое разбирательство адвокат семьи Фроловых выиграла. Шансы победить в следующей инстанции оценивает как равные для обеих сторон, но намерена сражаться.

«Есть нормы права, которые напрямую противоречат друг другу. Нормы права российского, которые защищают суррогатную мать, противоречат международному праву», - отмечает адвокат Ксения Иванова.

Адвокат Игорь Абалов с суррогатной матери Татьяны Суздалевой денег не берет. Верит, что она, выносив и родив близнецов, их любит и полностью права.

«О чем договариваться? Она воспринимает их как своих. Вся семья Суздалевых воспринимает их как своих. Это решение принято. Это не предмет торга», - утверждает защитник.

Все разговоры о финансах, заявляет адвокат, вырваны из контекста. Всего Фроловыми на Татьяну было потрачено, без учета медицинских расходов, около 125 тысяч рублей за пять месяцев. Дальше она уже не получала «зарплату» как суррогатная мать и обследовалась на свои деньги у других врачей.

«Независимый гинеколог сразу отменил гормоны, на которых она сидела. Поэтому возник психоз объективно. Тут уже эмоциональные качели, которые довели ее до этого момента», - поясняет Абалов.

Уполномоченная по правам ребенка в Санкт-Петербурге говорит, что такие ситуации в России случаются. Как в них поступить правильно - ответа нет. «Если мы решили, что таким способом для улучшения демографической ситуации можно пользоваться, то необходимо менять или дополнять законодательство», - призывает уполномоченный по правам ребенка по Санкт-Петербургу Светлана Агапитова.

Первый случай успешного суррогатного материнства зафиксирован в США в 1980 году. В России подобное осуществили в 1995-м в Петербурге - родилась двойня. Но сегодня в ряде штатов той же Америки и в некоторых европейских странах: Франции, Германии, Швеции суррогатное материнство запрещено. В прошлом году сенатор Совета Федерации Елена Мизулина предложила запретить его и в России. Оно напоминает ей торговлю людьми. Но дальше предложений дело не зашло.

Сын Глафиры уже привык к маминой работе - в программе она в четвертый раз. Была у нее и двойня. За второго малыша по договору плюс 150 тысяч рублей. Глафира считает, что биологические родители российским законом сейчас защищены меньше, чем сурмамы. По словам профессиональной суррогатной мамы, с малышом расставаться не тяжело, если «изначально знаешь, что он не твой».

«Мне кажется, тут изначально была корысть, раз она просила увеличить цену. Мне кажется, это изначально было задумано», - комментирует Глафира дело Фроловых-Суздалевой.

Главное украшение агентства, которое занимается подбором суррогатных матерей, куда и обратились Фроловы, фотографии десятков счастливых и здоровых малышей. Обычно и сурмамы сыты, и семьи целы. В агентстве не понимают, почему с Суздалевой все пошло не так.

«Определенная нежность у женщины, безусловно, зарождается в процессе вынашивания. Но тут важно общение с психологами и кураторами. В роддоме наши специалисты делают все, чтобы родительских чувств возникло по минимуму. Ребенок не лежит с суррогатной матерью. Его не кладут ей на животик», - рассказывает исполнительный директор агентства репродуктивных технологий Алена Белобородова.

Легендарный царь Соломон, согласно притче, решил, кто из двух матерей настоящая, за минуту. Суду, чтобы разобраться в хитросплетениях закона и морали потребуется гораздо больше времени. Все ступени российской правовой системы, вплоть до Верховного суда, Фроловы и Суздалева пройдут ровно за год. Решение должно быть вынесено за сутки до первого дня рождения близнецов. Но есть еще Европейский суд по правам человека. Так что процесс может растянуться на несколько лет.

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИ ЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ

comments powered by HyperComments