Поход в заброшенный поселок подлодок: слабоумие и отвага

15:13 21/12/2016
Поход в заброшенный поселок подлодок: слабоумие и отвага

Камчатское лето перевалило за экватор. Почти все основные маршруты были исхожены, вулканы облажены, рыба съедена (насколько это было возможно). Только-только вернувшись с вулкана Толбачик и прогулявшись по берегу Тихого океана в районе Усть-Камчатска, глубокой ночью я вернулся в Петропавловск.

Где-то за месяц до этого натурализованный камчадал Илюха, родом из Саратовской области, лежа на диване, сообщил нам:

– Нужно идти на Бечевинку. От Петропавловска недалеко, дойдем быстро по берегу.

– Интеррресно! – загорелись мы.

Дима, организатор Дома для Всех на Камчатке, подтвердил:

– Надо идти.

Бечевинка – некогда суперсекретный, а ныне заброшенный городок подводных лодок, километрах в семидесяти от Петропавловска. Сейчас представляет собой полностью оставленный людьми город-призрак с остовами ржавых кораблей, полуразрушенными пятиэтажками, замаскированными бункерами и подземными ходами.

Ребята-агитаторы нашего похода, видимо, забыли, что город строился советской властью в годы холодной войны, поэтому не предусмотрели, что «быстро дойти по берегу» не получится. Секретный военный гарнизон специально построен с таким расчетом, чтобы праздно шатающаяся публика – случайно или намеренно – туда не забрела. Хорошо защищенная бухта, с одной стороны – горами, которые сплошняком покрывает кедровый стланик, с другой – океаном и непроходимыми скалами: большевики знали толк в засекречивании объектов. Для еще большей секретности Бечевинку во всех официальных документах стали именовать Петропавловском-Камчатским-54.

АРТЕМИЙ ЛЕБЕДЕВ БЫЛ НЕ ПРАВ

«Интеррресности» дороге на Бечевинку от Петропавловска добавляют полдюжины рек, впадающих в океан.

– А как их переходить-то будем?
– Вброд осилим! – заверил Дима. – Ну или, ежели что, – рыбаки помогут, перевезут.

Известный блогер Артемий Лебедев тоже побывал на Бечевинке за несколько лет до нас и сообщил общественности: добраться туда можно только вертолетом или по воде. Спорить с Артемием мы не стали, но решили всем доказать: если слабоумия и отваги достаточно, то вертолеты и лодки не нужны.

Пьяные охотники удивились, что я шагаю на Бечевинку в одиночку, но, проникнувшись моей отвагой, взялись доставить меня до лагеря друзей, сделав немаленький крюк.

Проснувшись поздним утром после возвращения в столицу Камчатского полуострова, я обнаружил, что почти вся наша команда уже выдвинулась в путь. Срочно созваниваюсь с Димой.

– Что брать с собой?
– Да ничего не нужно, – ответил бывалый Дима. – Так, возьми еды на четыре дня: два туда, два обратно. Погода хорошая, дождевик не нужен, ничего не нужно. Давай, приходи, мы будем ждать тебя в нескольких километрах от Халактырского пляжа. По пляжу иди, нас не пропустишь.

– Отлично! – согласился я, ссыпал в рюкзак остатки еды и шоколадок с предыдущего похода и побежал на автобус.


Первое препятствие поджидало меня еще до того, как я добрел до пляжа: меня начало засасывать болото. Пришлось выбираться к пляжу через лес, осторожно вытаскивая берцы из болот. Вдоль океана я прошел немного, наткнувшись на тушу дохлого кита, и по счастливой случайности встретил машину.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Волонтерство на Курильском озере: медведи и Стивен Сигал

Правда ехала она в противоположном направлении. Пьяные охотники удивились, что я шагаю на Бечевинку в одиночку, но, проникнувшись моей отвагой, взялись доставить меня до лагеря друзей, сделав немаленький крюк. Ближе к полуночи я воссоединился с товарищами; они активно поглощали пищу: до конечной точки, по их расчетам, оставалось совсем немного, еду никто не экономил.

Река, которую наш штурман предлагал пересекать вброд, была шириной с Москву-реку в районе Кремля.

Погода на Камчатке, как известно, непредсказуема, так что обещанная Димой «хорошая погода» ночью сменилась жутким ливнем. Весь следующий день мы проторчали в палатках, боясь высунуть нос наружу, стремительно подъедая шоколадки с орехами и читая раннего Бунина. Утром третьего (а у ребят он уже был пятым) дня кто-то долго колебался: идти ли дальше или не идти, но, в конце концов, склонились к тому, что идти все-таки надо: ведь осталось немного. За полдня по переменчивой океанской погоде мы дошли до военной базы возле реки Налычево. Но это была еще не Бечевинка. На базе пьянствовал местный владелец охотугодий Анатолий и случайно заметил нашу растянувшуюся группу.

– Ну вы сумасшедшие, – крутил он пальцем у виска, подбирая нас по одному в кузов своего пикапа. Через несколько минут мы поняли, почему: река, которую наш штурман предлагал пересекать вброд, была шириной с Москву-реку в районе Кремля. Если бы не случайный спаситель, пришлось бы разворачивать.

КАМЧАТСКАЯ РЫБАЛКА

Рыбалка на Камчатке простая: с помощью сети мы выловили нескольких огромных рыбин.

Вообще, многие встретившиеся нам на пути крутили пальцем у виска, глядя на нашу разношерстную компанию: постоянно ноющего престарелого татарина, хрупкую девушку, слегка блаженного (а под конец похода – еще и босого) и вечно отстающего белоруса и еще нескольких явно не по-походному одетых персонажей («На пару дней же идем! Ничего не берите» – вспоминали мы Димины слова почти через неделю после старта, замерзая и растягивая остатки стремительно кончавшейся пищи).

Слабоумие и отвага нас не покидали. Мы грезили Бечевинкой и ржавыми подводными лодками. Анатолий предложил погостить у него. Благо водки и рыбы хватало. К вечеру рыбу мы съели.


– Не беда! – сообщил наш спаситель и взял меня с белорусом на рыбалку. Рыбалка на Камчатке простая: с помощью сети мы выловили нескольких огромных рыбин. Через полчаса они в зажаренном виде отправились к нам в желудки. Веселей рыбалка только в Абхазии: там рыбачат гранатами. Правда, улов не тот: не лососевый.

Совсем поздним вечером в гости к Анатолию зашли егеря парка Налычево, подивившись нашему маршруту и объяснив, как нам двигаться дальше:

– Сначала будет озеро, его нужно обойти, а потом скалы. По берегу вы не пройдете, только вокруг, – сообщили они, накинув еще пару десятков километров к нашему маршруту.

ДВОЕ СУТОК ПО БОЛОТАМ

Ночевали мы на берегу ручья, посреди болот, опасаясь медведей, но веря в свою удачливость.

Что ж, погода хорошая, еды еще дня на два хватит – и мы выдвинулись. Дорога не кончалась, а «хорошая погода» опять сменилась моросью и туманом. Судя по нашим хлипким и неинформативными навигаторам, путь шел вдоль вездеходной дороги. Скача вдоль стрелки с одной кочки на другую, проваливаясь и засасываясь в болота: кто в шлепанцах, кто в сандалиях, кто в берцах – мы продвигались со скоростью не выше километра в час.

Но болото – лучше скалистого океанического берега, и мы старались не падать духом. Отвага была пока с нами.

Периодически кто-то из нас выдвигал идею, что неплохо бы забраться на соседнюю сопку, наглухо поросшую кедровым стлаником: так будет быстрей! – и, от отчаяния или опять же от слабоумия, вся команда соглашалась и лезла. Скорости это не добавляло, а по возвращении на «тропу» (последний вездеход по которой проходил еще при советской власти), мы сталкивались с новыми препятствиями в виде непроходимых ручьев.

Ночевали мы на берегу ручья, посреди болот, опасаясь медведей, но веря в свою удачливость.

Мы сюда только по воде или вертолетом добираемся. А вы по болотам пешком!

Наконец, еще через день пути, окончательно потеряв «вездеходную» дорогу, изорвавшись и промокнув до нитки, мы выбрели на рыбаков, стоявших на реке Островная. Маршрут, который планировался на пару дней, растягивался снова.


– Ну вы даете! – воскликнули они. – Мы сюда только по воде или вертолетом добираемся! А вы по болотам пешком! Еще дня два-три вам идти до Бечевинки.

«Вот это да!» – думали мы, намазывая икру на рыбу: вертолетов в этот медвежий угол не было давно, поэтому хлеб и сахар у рыбаков закончился.

До Турции не подбросите?

Постоянно ворчавший татарин засобирался назад в Петропавловск. Потянулись за ним и остальные. Но только не мы с Илюхой. Самое сложное – уже позади, рассудили мы. И двинули дальше, в сторону Бечевинки. Пока мы еще не знали, что позади были цветочки...

Рыбаки перевезли наших товарищей на одну сторону разлившейся реки, нас – на другую. Мы бодро зашагали по тропе, найдя в какой-то заброшенной избушке свисток. Он стал хорошим дополнением нашей отваге, и медведей мы перестали бояться вовсе: какой косолапый полезет к слабоумным туристам со свистком и в шлепанцах, шагающим по болоту в сторону Бечевинки?

Буквально через час мы дошли до реки Вахиль, которую полностью окутал туман. Там находится капитальная база рыбаков, с киргизами-поварами и несколькими десятками вахтовиков. Каждую неделю туда прибывает корабль из Петропавловска и забирает многотонный улов.

– Следующий корабль в город будет во вторник, возможно, и вас заберет, – сообщили рыбаки.

ГУБЕРНАТОР БЕЧЕВИНКИ

Шли тут одни перед вами, недели за две. Вроде добрались… А вот вы… Может, и не дойдете.

Река Вахиль уже напоминала Волгу, вброд перейти ее не представлялось возможности, но нам помог редкий мужик Сергей. Как оказалось, мужик этот имеет негласный титул губернатора Бечевинки. Единственный из оставшихся жителей городка, проводящий там большую часть времени в году, во время путины занимается рыбозаготовкой по соседним рекам. Удивительная встреча – мы про него уже слышали, но не надеялись встретить. Про «губернатора Бечевинки» ходят легенды, в том числе и в интернете. В 1990-е годы он служил в тогда еще закрытом поселке и занимался расформированием военной части.

– Мы идем-то правильно? – поинтересовались мы.

«Правильно, правильно, – махнул он рукой куда-то в туман. – Вам туда. Только вдоль берега не пройдете. Там начинаются скалы, гораздо опасней тех, что вы уже преодолели. По лесу – хуже джунглей, придется продираться через колючки. Изорветесь. Если дойдете – можете найти мою избушку. Там печь и еда. Можете брать, что хотите: консервы, гречку. Если дойдете, конечно. Шли тут одни перед вами, недели за две. Вроде добрались… А вот вы… Может, и не дойдете, – загадочно сообщил он, окинув взглядом наш жалкий вид. Илюха был в сандалиях, я – в промокших берцах и шортах».

Сам «губернатор», разумеется, ездит в свою резиденцию по воде. Занимает это пару часов. У нас же лодки не имелось. Зато имелось слабоумие. И отвага. И свисток.

– Справимся! – уверенно отчеканили мы и двинулись в туман.


Дальше начался ад. Три дня и две ночи, сбиваясь с пути, мы продирались через кедрач и стланик. Периодически спускались к воде в надежде пройти по берегу. Максимум удавалось преодолевать километр-полтора, дальше мы упирались в скалы и лезли опять назад и вверх, цепляясь за ветки и колючки. На Бечевинку хотелось все меньше и меньше. Карты, конечно, не было.

В худший из дней мы преодолели всего четыре с половиной километра по азимуту.

Никаких троп, даже медвежьих, нам не попадалось. Косолапые старались не соваться в эти непроходимые джунгли. Любой просвет в кустах мы принимали за медвежью тропу и бросались туда. Радость была короткой – буквально через несколько метров снова приходилось продираться сквозь кедрач. Был риск проткнуть глаз веткой, свалиться с высокой скалы вниз на камни, а Илюху однажды чуть не унес океан, заметно потрепав волнами. Но отваги пока хватало. Слабоумия – тем более.

Бечевинка уже виднелась в бухте, нам нужно было просто спуститься вниз и пройти немного по берегу. Но скалы были настолько круты, что спускаться вниз было опасно. Мы заночевали на склоне, кое-как поставив палатку, а наутро продолжили спуск со скал в бухту.

НАКОНЕЦ-ТО ОНА, БЕЧЕВИНКА!

И вот – спустя более недели пути – мы оказались на месте! До конечной точки дошли двое из семерых.

Избушка Сергея нашлась быстро: как-никак, единственное относительно жилое здание в поселке. Внутри – обещанная печка, еда и даже мотороллер, правда, без бензина. Не теряя время на обсушку, мы пошли осматривать местность. Восторгаясь былым величием советского секретного объекта, находя плакаты и артефакты, забираясь в школы и санчасти, мы радовались тому, что попали на Бечевинку.

– Вдруг в бухте мы заметили ослепительно белую яхту, покачивавшуюся на волнах. Мы протерли глаза. Подошли поближе. Люди!

Посещая каждое здание, столовую, поликлинику, жилые квартиры и ремонтные мастерские, мы находили ящики из-под ракет, детские коляски и старые советские книги по атеистическому воспитанию учащихся и молодежи. На кухнях стояли металлические банки из-под круп, в столовых – прогнившие плакаты о вкусной и здоровой пище, а на складах – ящики с магнием и другими химическими веществами.

Вдруг в бухте мы заметили ослепительно белую яхту, покачивавшуюся на волнах. Мы протерли глаза. Подошли поближе. Люди! Бородатый капитан и полторы дюжины туристов: платная водная экскурсия из города. Такие сюда ходят от силы несколько раз в сезон. Неужели нам повезло?

Туристы, подивившись нашему слабоумию, стали расспрашивать: что, как, почему…? Неужто и вправду пешком? Особо заинтересовавшиеся даже сфотографировали нас, как настоящих героев.


– А может, мы обратно с вами…? – жалостливо попросились мы.
– Нет, – вежливо отрезал капитан. – Приграничная зона, люди по спискам, все дела. У вас хоть фальшфейер-то от медведей есть? Вот, фальшфейер, еда – все, чем могу вам помочь. А взять – не возьму.

Море лосося и радужной форели

Сказать, что мы расстроились – ничего не сказать. Перспектива идти назад по грязи, болотам и колючкам еще неделю нас не радовала.

– Может, хотя бы карта есть? – спросили мы у капитана.
– Только морские. Зачем мне карта суши? Я ж по воде хожу, – разумно заметил капитан. Но вот есть туристический буклет.
– Тоже неплохо, – перефотографировали его мы, запивая яблоки квасом. И квас, и яблоки посреди камчатского города-призрака, памятника холодной войне, казались необычными, как новогодняя елка в тропиках.

Буклет был отвратительного качества, не отражал действительности, но это было лучше, чем ничего. Ведь был риск, что батарейка в навигаторе может сесть.

«По заветам великого Ленина учимся, работаем и служим Родине» – попрощался с нами советский плакат, висевший посреди поселка. Темнело. Уставшие, мы быстро уснули в резиденции «губернатора» – простом кирпичном гараже с печкой и складом провизии.

ПО ЛОЖНОЙ КАРТЕ - НАЗАД, ДОМОЙ!

Яхта ушла в 5 утра, мы же проснулись чуть позже.

– Илюха, сегодня вторник. А значит, должен быть корабль в город, с Вахиля, – будил я своего друга едва-едва рассвело. Мы возлежали на нарах в пятизвездочной резиденции «губернатора» Бечевинки, кутаясь в полусырые спальники.

– По берегу идти глупо, опасно и бессмысленно, – наконец-то начали включать мозг мы. – Надо искать распадок реки и шагать вдоль него. Тем более он нарисован на «карте». Пусть по пояс в воде, но зато можно идти с низкой, но постоянной скоростью.

Так и сделали. В помощь нам был обрывок туристического буклета: почти карта.

Воодушевленные набранным темпом, под хлюпанье набравших воды берцев мы за четыре-пять часов достигли перевала. Распогодилось, идти стало веселей. Вероятность спуститься вниз к Вахилю до наступления темноты и напроситься на корабль возрастала.

ГИДРОСТОП В ПЕТРОПАВЛОВСК

Медведей мы уже не боялись вовсе: пусть они боятся нас. К пяти вечера я, мокрый, грязный, но отважный, вылез из кустов к цивилизации. «Губернатор» Бечевинки Сергей, завидев нас, впервые улыбнулся.

– Ждет вас, корабль-то – показал он на противоположный берег реки.

Неслыханное везенье! Попивая чай и глядя на загружавшийся траулер, я дождался немного отставшего товарища.

– Я обязательно напишу про этот поход историю, – пообещал я Сергею.

Он пожал нам руки:

– Ну вы и отморозки… Удачи вам! – беззлобно сказал «губернатор».

И договорился с капитаном грузового рыболовецкого корабля, чтобы тот забрал нас в город.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Автостоп – халява или средство передвижения?

– Что-то вы припоздали, – засмеялись рыбаки. – Только что вертолет улетел. Абсолютно пустой. И вас бы забрал, без проблем. Приди вы минут на сорок раньше – уже б в городе были.
– Да ладно… Нам и корабля хватит, – скромно потупились мы, мысленно ликуя, что уже к полуночи будем в городе, и нам не придется шагать по чавкающим болотам еще дней пять минимум.
– Что ж, – вот вам подарок, – протянул нам котелок, полный борща, один из рыбаков. Из своих запасов мы достали чеснок и почти превратившийся в сухари хлеб: неплохой ужин.

Стемнело, и стало холодно. Но это было уже неважно. Пронзительный тихоокеанский ветер и быстро наступившая ночь напомнили, где мы находимся. На следующий день школьники идут на линейку: первое сентября. Короткое камчатское лето уже закончилось. А мы сходили на Бечевинку. Этот поход навсегда останется в наших сердцах. Артемия Лебедева мы, несомненно, переплюнули.

Этой статьей я хочу сказать спасибо всем, кто помогал нам в том походе. И нашему татарскому другу (не будем называть его имени, дабы не обидеть), который все-таки настоял взять немного нормальной еды и готовил нам горячие обеды. И рыбакам, и губернатору, и всем остальным.

Роман Устинов