«Заповедный напев» бередит душу и четверть века спустя

22:31 11/12/2016
«Заповедный напев» бередит душу и четверть века спустя

Четверть века назад, в декабре 1991-го, лидеры трех республик Белорусской, Украинской и РСФСР подписали Беловежские соглашения о распаде империи и создании СНГ. Корреспондент телеканала «МИР 24» Андрей Алексеенко отправился в резиденцию «Вискули», где все произошло, и пообщался со свидетелями тех событий.

«Вискули» - строго охраняемый объект, это загородная резиденция президента Беларуси. Вход туда запрещен. Экскурсии на место, где решилась судьба Советского Союза и где началась история СНГ, не проводят. Попасть в резиденцию и тогда, и сейчас можно по спецразрешению. За четверть века там немногое поменялось. Но в холле уже нет люстры, света которой было маловато для работы. Вынесли кое-что из мебели. Никто тогда и не думал оставить все это для истории.

В одном из залов главы республик и правительств обедали и ужинали. За дверью напротив машинистка набирала текст Соглашения. Здесь же были столы, за которыми и было подписано судьбоносное соглашение.
Юрий Иванов тогда можно сказать напросился на встречу и в итоге сделал фотографии, которые вошли в учебники истории.

«Там были моменты, когда можно было снять, даже ворваться в зал невзначай. Но вместе с Ельциным была служба охраны под названием «Девятка». Был один момент, когда Ельцин вышел в неглиже, я достал фотоаппарат… Тогда два человека взяли меня сзади и сказали: «Парень, если еще раз». Я все понял», - смеется фотокорреспондент «Агентства печати «Новости» в 1991 г. Юрий Иванов.

Это сначала, казалось, будет рядовая встреча. Ельцин, Шушкевич, Кравчук приехали договориться о поставках энергоносителей, о реформах Союза, а в итоге решили судьбу страны.

«К утру был готов текст на машинке, которую доставили из колхоза, потому что мы не думали, что-то писать. Мы думали, поговорим. Утром еще раз все прочитали, постатейно, и было принято решение подписывать два документа. Политический документ должны были подписывать трое. Экономический – премьеры», - рассказывает председатель Совета министров Беларуси в 1990-1994 гг. Вячеслав Кебич.

От РСФСР в Беловежскую пущу вместе с Ельциным приехал Геннадий Бурбулис. Говорит, выбора у них не было, Советского Союза фактически не существовало.

«Я все равно испытываю два состояния - с одной стороны горечь, что я теряю свою Родину. Мне кажется, что для нормального человека это всегда беда. Страна, в которой ты вырос, родился, совершенствовался, перестает существовать. Но! Мы уже понимали, что распад Союза стал опасной, неуправляемой катастрофой, это был уникальный в мировой истории распад тоталитарной системы. А со всеми нашими устремлениями к перестройке и модернизации это была оптимистическая трагедия», - рассуждает государственный секретарь РСФСР в 1991-1992 гг. Геннадий Бурбулис.

Леонид Кравчук тоже ни о чем не жалеет. Снова бы поставил подпись под документом.

«Я постоянно об этом говорю и вам хочу сказать, я счастлив, что мне и моим коллегам Борису Ельцину и Станиславу Шушкевичу удалось принять такой документ, который не привел к гражданской войне и разрушениям, не позволил под завалами развала бывшего Советского Союза похоронить миллионы людей», - подчеркивает первый президент Украины Леонид Кравчук.

Жители деревни Каменюки едва ли не первыми узнали про гибель империи. Кто-то в «Вискулях» встречал глав республик, кто-то баню топил, кто-то на охоту возил. Дел было достаточно.

«Я сейчас вас встречаю в той же шапке, в которой 8 декабря 1991 году бегал и обслуживал всех тех, кто развалил Советский Союз», - говорит директор резиденции «Вискули» в 1991 году Степан Мартысюк.

Бывший директор «Вискулей» Степан Мартысюк расселял политиков. Ельцина и Кравчука - в люкс-номера резиденции, Шушкевича - в коттедж напротив. Сопровождающих - в комнаты по 5-6 человек. Он же отвечал за обеды.

«Икра, балык, что больше может быть? В остальном обыкновенная пища: свинина, говядина, дичь, ветчина, колбаса – может, чуть-чуть лучше сделанная и без всяких добавок», - перечисляет пункты меню Мартысюк.

Местные жители помнят, что был и дорогой алкоголь. «Вопреки всем разговорам о том, что мы собрались и якобы крепко напились, скажу – такого не было. Мы уже вечером начали работать якобы с чистого листа. Потом я понял, что у российской делегации были заготовки», - делится председатель Совета министров Беларуси в 1990-1994 гг. Вячеслав Кебич.

В итоге 8 декабря в 14 часов 17 минут началась новая, постсоветская история. Это сразу прочувствовали белорусские «Песняры». Им пришлось корректировать репертуар.

«На некоторых мероприятиях, на которые нас приглашают на уровне высоких чинов, люди, которым не нравится, что развалился Советский Союз, просят нас не петь «Беловежскую пущу»», - говорит заслуженный артист Беларуси Валерий Дайнеко.

Сегодня песню воспринимают проще. Но ассоциации все равно остались. «Заповедный напев» - для многих это совсем не о природе. Это про геополитку. «Мне понятна твоя вековая печаль,
Беловежская пуща, Беловежская пуща».