Раду Поклитару: Для меня крайне важен талант артиста в работе танцора

17:05 19/12/2016
Раду Поклитару: Для меня крайне важен талант артиста в работе танцора

Известный хореограф, народный артист Молдовы и создатель театра «Киев модерн-балет» Раду Поклитару рассказал в интервью «МИР 24» о международном фестивале современной хореографии в Витебске, церемонии открытия Игр в Сочи и дисциплине в театре.

Мы с вами на международном фестивале современной хореографии. Что значат такие формы для танцующих людей – возможность о себе заявить, показать свои способности или просто своеобразное развлечение?

Р.П.: Очень много смыслов в жизни каждого хореографа. Это, конечно же, совершенно точно возможность показать свою работу, потому что такого количества внимания со стороны танцевальной общественности, которое получает хореограф здесь, получить где-либо еще трудно. Здесь совершенно специфическая публика, в основном состоящая из профессионалов. Победа на витебском фестивале – это огромная заявка и огромная путевка в жизнь.

На ваш взгляд, что нужно сделать молодому танцору, чтобы заявить о себе, чтобы показать свои способности?

Р.П.: Я буду говорить про хореографов, потому что танцовщики и хореографы – это две разные профессии. Участие в этом фестивале – прекрасное начало для карьеры. Даже не победа, а само участие – это отправная точка, в том числе возможность показать себя большой аудитории.

Танцор, на мой обывательский взгляд, это человек, который должен иметь отличную выточенную физическую форму и умение хорошо двигаться на сцене, но все-таки для сцены этого недостаточно. Нужно иметь и актерские качества. На ваш взгляд, в танце что важнее – внешность или актерские мастерство?

Р.П.: Для меня крайне важна актерская составляющая и талант артиста в работе танцора. Я любитель рассказывать истории, а с малоэмоциональными танцовщиками это очень тяжело сделать. Поэтому в моем театре работают именно артисты балета.

Вы родились а Кишиневе, жили долгое время в Минске, а последние десять лет работаете в Киеве. С чем такие географические перемещения связаны?

Р.П.: Это нормальная жизнь советского и постсоветского человека. Это сейчас разные страны. А в момент моих кочеваний это была одна большая дружная страна СССР. Поэтому никаких международных перемещений у меня не было. Я учился в Перми, потому что это хорошая школа, я приехал в Минск, потому что здесь хороший театр. Белорусский паспорт у меня только потому, что я в 91-м году оказался на территории Беларуси.

Вы востребованы также и в России, ставили в Большом театре, в Мариинском театре. Сейчас зовут в Россию?

Р.П.: Сейчас не было предложений. Меня приглашают – я еду, не приглашают – я не еду. У меня полно работы. Выпустил премьеру в национальном театре Чехии в Праге, два спектакля в национальном театре в Белграде.

Ваши спектакли и в России до сих пор идут.

Р.П.: Да, наверное, идут. Я не очень сильно отслеживаю.

Вопрос про церемонии открытия и закрытия Олимпийских игр. До сих пор многие эксперты говорят, что лучшего шоу, чем в Сочи, не было. Но все-таки вы занимались балетом. С чем связан такой переход?

Р.П.: Меня позвали поставить церемонию открытия, была поставлена задача, что я должен сделать. Я решил это теми способами, которыми умею. У меня были абсолютно развязаны руки, и я занимался своим любимым и привычным делом. Понятное дело, я не специалист по созданию больших массовых зрелищ. Я «театральная крыса», мой удел – психологический театр.

Было ли тяжело ставить такие шикарные масштабные постановки?

Р.П.: Это обычная работа, такая же как и создание спектакля. Просто у тебя не 20 артистов, не 40 человек, а 440.

Но ими же как-то нужно управлять...

Р.П.: Существует множество специальных технологий, которые облегчают этот труд до невероятности.

Немного о вашем театре «Киев модерн-балет». Исходя из названия, понятно, что это в основном балетные постановки. Недавно у вас была премьера «Жизель». Очень многие отзываются о ней своеобразно, говорят о том, что это не совсем историческая постановка, а что-то на свой, на новый лад. На ваш взгляд, как выглядит «Жизель» у Поклитару?

Р.П.: Для того, чтобы получить ответ на этот вопрос, лучше сходить на «Жизель» и посмотреть. Да, у нас интересная версия. А какой смысл ставить классическую версию, ее можно посмотреть в сотнях театрах во всем мире, она неизменна везде. Это мое авторское видение, действие перенесено во время близкое к действительности. А остальное надо смотреть в театре.

У вас очень жесткая дисциплина в театре. Мне кажется, что творчество и дисциплина немного несовместимые вещи. На ваш взгляд, жесткая дисциплина - это залог успеха в творчестве, или это просто проявление вашего характера?

Р.П.: Дисциплина – это неотъемлемая часть существования любого театрального коллектива. Если не будет дисциплины в той или иной степени – то и театрального коллектива не будет. В плане, строгий я руководитель или нет, мне кажется, нормальный. Я никогда не пользуюсь только кнутом. Обязательно должен быть и юмор, потому что люди должны получать удовольствие от своей работы.

Вы и сами стоите у станка в своем театре вместе со студентами, с молодыми актерами. Почему так происходит? Это способ поддержать физическую форму или желание показать, на кого нужно равняться?

Р.П.: Нет-нет, я никогда не был гениальным артистом балета. Я просто поддерживаю форму. Это своего рода фитнес.

О вас много пишут, вас критикуют. Как вы считаете, вы делаете то, что нужно, в правильном направлении идете или хотели что-то другое?

Р.П.: Всегда хочется чего-то большего. Но общее направление достаточно правильное.

А вот успешным себя назовете?

Р.П.: Я думаю ,что да. Зачем же скромничать. Мне кажется, в моей жизни все достаточно благополучно складывается. Работы много. Я не знаю, что такое безработица. Мой рабочий график расписан на два года вперед.

Не устаете в таком ритме?

Р.П.: Я отдыхать тоже умею. Путешествую. Второе лето подряд я сам за рулем свей машины проезжаю больше 10 тысяч километров по Европе.

А как продлить творческую жизни танцора?

Р.П.: Заранее думать, чем он будет заниматься дальше. Подготовить себе запасной аэродром, найти дело, которое его будет также греть в творческом плане, как и танец. В 38 лет у артиста балета пенсия. И дальше ты либо идешь совсем другим путем, либо продолжаешь находить себя каким-то образом рядом с театром, рядом с балетом. Это сложно. Это всегда небольшая драма. Но через это проходят все артисты балета.