Парад 1941 года как спецоперация

13:39 07/11/2016

Ровно 75 лет назад, когда враг был на подступах к Москве, в столице готовились к параду. По поручению Сталина все делалось в строгой секретности, и даже сами участники не знали всех деталей. Практически все они сразу с Красной площади ушли на фронт, потому живых свидетелей сегодня осталось совсем мало. Корреспондент «МИР 24» Максим Красоткин встретился с несколькими из них.

Сегодня Петр Проскуряков редко выходит на улицу, а на Красной площади не был уже как год. Подводит здоровье, но не память. То утро, 7 ноября 1941года, он помнит в деталях.

«В шесть или пораньше немного подняли нас и говорят - идем на Красную площадь, давайте кушать. Ну, кашицы манной на целый день. Вот манной и, по-моему, масла кусочек бросили. И сказали так, шептанием: парад будет, увидим Сталина», - рассказывает Проскуряков.

Это был самый короткий парад за всю историю Красной Армии - всего 25 минут. А по сути настоящая спецоперация. Солдаты узнали, что будут маршировать по брусчатке всего за пару часов до этого. Ради защиты Москвы на один день с фронта сняли часть авиации. Летчики не представляли, что на самом деле им предстоит охранять.

От метеорологов требовали тогда точного прогноза. Составить его было почти невозможно. Все метеостанции на западе были захвачены. Скупые данные об осадках и ветре прислали партизаны и разведчики. В архиве Гидрометцентра до сих пор хранятся погодные карты 41-го.

«Погода была как в эти дни, температура плюс два - минус два. Шел снег и это было хорошо, потому что это спасало от бомбардировки Москву», - рассказывает руководитель Росгидромета в 1993-2009 годах Александр Бедрицкий.

Сталин решил провести парад на два часа раньше, пока тучи не разошлись. Из-за этого опоздали кинооператоры. Все кадры сделали ассистенты, которые приехали заранее выставить аппаратуру. Речь Сталина пришлось записывать отдельно. Вождь даже извинился за такую накладку перед съемочной группой.

Запись для него была очень важна, ведь режиссером всего был он сам. Сразу после монтажа, пленка появилась во всех кинотеатрах страны. Спецрейсы развезли копии по всему миру.

Советским людям как воздух была нужна надежда, особенно перед годовщиной Октября. Собрание проходило на станции метро «Маяковская», на тот момент самой красивой и большая.

6 ноября 1941 года станция Маяковская превратилась в огромный зрительный зал. Тогда на торжественное собрание пригласили полторы тысячи человек. Все они разместились в удобных креслах вдоль всей платформы. У эскалатора находилась трибуна, с которой Сталин и обратился к трудящимся. Ее расположение выбрано не случайно. В случае опасности вождя эвакуировали вверх.

Собрание транслировали в прямом эфире через радиоузел в вагоне поезда. Все услышали, что Сталин в Москве вместе с народом.

Все это происходило под носом у немцев. Линия фронта находилась километрах в 30-ти от тех границ города. К тому моменту немецкая авиация совершала налеты на Москву каждый день. Вместе с бомбами разбрасывали листовки с речевками вроде «Москва - не столица, Урал - не граница». Но в столице готовились к уличным боям, на улицах строили баррикады и противотанковые ежи. По ночам Москва выглядела сверху, как большое черное пятно.

На тот момент в Москве активно действовала немецкая агентура, как правило, из завербованных советских граждан. Перебежчики следили за перемещением войск, собирали сведения о настроениях москвичей и распространяли слухи. Именно тогда в очередях да на кухнях стали поговаривать, что Политбюро готовится к эвакуации.

Для Гитлера Москва была символом сопротивления. Фюрер мечтал взять ее до холодов и провести на Красной площади свой парад именно в день Октябрьской Революции. Это было бы символично: похоронить Советский Союз в его же столице.

Ожидались большие торжества. Солдатам Вермахта под Москвой выдали парадную форму, Лучшее шампанское загрузили в вагоны и напечатали приглашения на банкет.

Тест о первом русском императоре

Для того, что лишить Гитлера части коварного плана, тело Ленина эвакуируют в Тюмень. В том же направлении вывозят с заводов станки и специалистов. В сторону Москвы идут лишь воинские эшелоны. На одном из таких осенью 41-го в столицу Союза как раз и приехал 18-летний Петр Проскуряков.

Панические настроения после парада внезапно сменились патриотическими. Всем стало ясно, что сдавать Москву не собираются. Солдаты за прохождение строем получили благодарность от командиров и фронтовые сто граммов. Сразу с площади бойцов отправили на фронт. Минометчика Петра Проскурякова послали под Химки, где немец прорвал оборону и приближался к Москве.

Это было боевое крещение Петра Проскурякова. Прямо с парада он попал в бой, как и те, кто вместе с ним шагал по Красной площади. Они шли побеждать, потому что за ними была Москва и видели, что в них верят.

Максим Красоткин
comments powered by HyperComments