Все бы кризисы кончались, как Карибский

12:14 27/10/2016

Каждый конец октября — это годовщина Карибского кризиса. Она особенно актуальна в моменты обострения напряженности и ухудшения отношений между Россией и США. Сейчас, к сожалению, один из таких моментов — хотя, к счастью, между нынешним годом и 1962-м достаточно много различий.

Тем важнее помнить — и многих мирных людей это утешает — что был судьбоносный, исторический момент, когда руководители СССР и США, оказавшись перед перспективой вселенского ада, сумели проявить благоразумие и волю, отойти от края пропасти. Не будучи ни самыми умудренными политиками (Джон Кеннеди для президента был очень молод), ни самыми уравновешенными (об эксцентричности Никиты Сергеевича Хрущева рассказывают по сей день).


Фото: DPA/ТАСС

От Турции до Кубы

С точки зрения историка, Карибский кризис вовсе не нуждается в тех конспирологических и полуфантастических теориях, которые существуют вокруг него. Все развивалось просто и в соответствии с человеческой логикой.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Это все, что осталось после Холодной войны

Союзники по Второй Мировой войне, поссорившись вскоре после нее, стали накапливать и нацеливать друг на друга новый вид оружия — ядерное. У СССР поначалу ядерных ракет было гораздо меньше — раз в 20, на момент 1960 года. Но выглядела наша страна на мировой арене весьма бодро и по-боевому. США, имея несравненно больше ядерных зарядов, также искали не только совокупной боевой мощи, но и адекватных плацдармов для ее размещения.

10 июня было принято решение: разместить на братском острове 24 ракеты Р-12 с радиусом действия 2 тыс. км и 16 ракет Р-14 с радиусом действия 4 тыс. км.

Одним из таких плацдармов и оказалась в 1961 году Турция, молодой союзник по НАТО. Там, в районе Измира, и расположились 15 ракет средней дальности «Юпитер» (а Турцию выбрали потому, что президент Франции Шарль де Голль запретил размещение американских ракет у себя в стране).

За сухими словами «средней дальности» скрывается не просто неприятный, а шоковый сюрприз: подлетное время до Москвы — 10 минут! Это был очень сильный удар по обороноспособности СССР, на который надо было как-то отвечать.


Фото: DPA/TASS

Тут-то на помощь и пришла молодая кубинская революция, которая победила незадолго до того, на Новый, 1959 год. Свергнув коррумпированную диктатуру, революционеры во главе с Фиделем Кастро, естественно, получили помощь от Советского Союза. Разница с другими «народными» революциями была в одном, крайне существенном обстоятельстве: остров находится практически у побережья США. Впоследствии Александр Солженицын образно заметил, что «кубинский пистолет направлен в американский живот».

Идея размещения на Кубе советских ракет средней дальности, как считается, принадлежит Хрущеву. Первый секретарь ЦК КПСС высказал ее 20 мая 1962 года по возвращении из Болгарии, где он смог наглядно представить себе смертоносные ракеты на том, турецком берегу.


Фото: DPA/ТАСС

После того, как на Кубе побывала делегация во главе с командующим Ракетными войсками стратегического назначения маршалом Бирюзовым, 10 июня было принято решение: разместить на братском острове 24 ракеты Р-12 с радиусом действия 2 тыс. км и 16 ракет Р-14 с радиусом действия 4 тыс. км. Хотя в целом у СССР боеголовок было гораздо меньше, для такого дела жалеть было бы странно.

«Первый шок был для них 15 октября. Еще не спутниковая, а самолетная разведка доложила Кеннеди, что на Кубе советские ракеты среднего радиуса. Кеннеди не поверил сначала. «Как вы узнали?»

Тем же летом развернулась грандиозная военно-транспортная операция под кодовым названием «Анадырь» (название связано с тем, что советское руководство хотело максимально, пока возможно, скрывать маршруты и назначение массовых морских перевозок). В шести портах от Североморска до Севастополя на 85 судов грузились совершенно секретные контейнеры. Моряков предупреждали, что их путь лежит на Чукотку, в доказательство чему была выдана масса шуб, валенок, унтов и другой теплой одежды.

О том, что настоящий курс — на Кубу, капитаны узнавали в открытом море, вскрывая секретные пакеты. Кроме собственно ракет и необходимой для них техники, везли мотострелковые полки и танковые батальоны, зенитно-ракетные дивизионы, бомбардировщики и истребители, общая численность войск превышала 50 тысяч человек. Кроме транспортных судов, шли два крейсера, четыре эсминца и 11 подводных лодок с ядерным оружием на борту. Всего было сделано 183 рейса — по два на судно, некоторые выполнили и по три.


Фото: DPA/ТАСС

Ядерный призрак подкрался незаметно

Естественно, приближающиеся к Кубе морские караваны никак не могли избежать американского внимания. Все же, до поры до времени даже тщательные облеты самолетов-разведчиков не обнаруживали самого главного. Как считают историки, одной из причин столь опасного обострения отношений явилось то, что американцы очень поздно, лишь к середине октября, внезапно для себя осознали, какой невиданной опасности подверглась их держава.

«Первый шок был для них 15 октября, - рассказала корреспонденту «МИР 24» известный историк-американист Светлана Червонная. - Еще не спутниковая, а самолетная разведка доложила Кеннеди, что на Кубе советские ракеты среднего радиуса. Кеннеди не поверил сначала. «Как вы узнали?». Оказывается, по длине ракет».

«Для Кеннеди решающим моментом стало то, что его народ уязвим,- напомнила эксперт. - Америка тогда была недосягаема, ее можно было шарахнуть только огромной баллистической ракетой. А тут их установили во всем подбрюшье. Все восточное побережье США и территория вплоть до среднего Запада могли стать ядерной пустыней. Только что Америка была неуязвима — и вдруг!»

К тому моменту президент США Джон Кеннеди уже получил согласие Конгресса на использование вооруженных сил на Кубе — и военное руководство настаивало на операции вторжения. Все же, президент ограничился морской блокадой острова. Задание выполняли 180 военных кораблей, число задействованных в операции военнослужащих достигало 85 тыс.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Остров свободы: История политического романа СССР и Кубы

В этом противостоянии США были поддержаны Организацией американских государств. Советские же ракеты к тому времени уже были доставлены и размещены. Президента США посетил министр иностранных дел СССР Андрей Громыко, а в советском посольстве побывал брат президента Роберт Кеннеди, но обстановку это не разрядило.

Последовал экстренный созыв Совета безопасности ООН 25 октября. «В ООН американский представитель Эглай Стивенсон на огромном мольберте показал изображение этих ракет, - рассказала Светлана Червонная. - Советский представитель Валериан Зорин пятился и отрицал — но Хрущев все понял». Генеральный секретарь ООН У Тан пытался утихомирить обе стороны.

Диалог первых лиц

Тем временем, начиная с 24 октября, главы двух сверхдержав начали обмен телеграммами. Прямого "красного телефона" тогда еще не было — его установка явилась одной из мер, принятых по следам кризиса — все переговоры велись по телетайпу. 26 октября Хрущев завершил свою телеграмму словами: «Нам с вами не следует тянуть за концы веревки, на которой вы завязали узел войны». Все-таки, это «вы завязали».

«Страшная была неделя: самый пик кризиса, - отметила Червонная. - Два самых страшных дня, 25-27 октября, когда мир завис над ядерной пропастью. И у Хрущева, и у Кеннеди чемоданчик с кнопкой. Уже 12 дней, как Америка обнаружила присутствие советских ракет на Кубе. И тип, и класс, с точностью до сантиметра».

Утром 27 октября на Кубе был сбит американский самолет-разведчик U-2, и его пилот майор Андерсон погиб. Это был уже почти повод к войне

Кульминацией Карибского кризиса считается «черная суббота» 27 октября. Еще в ночь командующий советскими войсками на Кубе генерал армии Исса Плиев дал телеграмму министру обороны СССР маршалу Родиону Малиновскому о том, что американцы обнаружили все ракеты.

«Наши срочно начали перевозить боеголовки и рассредоточивать. Это был самый страшный момент: вот-вот американцы нанесут удар по Кубе, - подчеркнула историк. - Даже если сам этот удар будет не ядерный: нападение на маленький остров, на котором находятся ракеты средней дальности, это все равно ядерный взрыв и катастрофа. То ли 8, то ли 12 часов это продолжалось — дороги очень плохие. И третья сторона была опасна — Фидель рвался в бой. Создалось ощущение, что американское нападение на Кубу неминуемо. А оно не было неминуемо».


Фото: UIG/TASS

Ко всему прочему, утром 27 октября на Кубе был сбит американский самолет-разведчик U-2, и его пилот майор Андерсон погиб. Это был уже почти повод к войне.

«Но начались поиски выхода, - отметила Светлана Червонная. - Одна и та же история рассказывается разными сторонами по-разному. Но это привело к выработке компромисса. Хрущев не спал ночь и созвал Президиум ЦК прямо у себя в домике на Ленинских горах. Кеннеди обратился к Хрущеву. Это было два движения навстречу».

«Самое трудное было: убрать американские ракеты из Турции, - подчеркнула эксперт. - Это была триада условий: мы убираем все с Кубы, Америка дает обещание не нападать на Кубу, и одновременно убираются ее ракеты из Турции. Каждая сторона перестает быть уязвимой, зеркально».

Соглашение было благополучно достигнуто. К декабрю того же года советские ядерные ракеты были убраны с Кубы, а американские — из Турции. Кубинский же пистолет остался смотреть в живот США, что только к нашим временам уже, в основном, утратило актуальность.

Судьба оказалась неблагосклонна к лидерам мировых держав, сумевшим сохранить мир. Джон Кеннеди был убит уже в ноябре 1963 года, и вокруг его гибели еще много нераскрытых тайн. Никита же Хрущев был снят с поста в октябре 1964 года, причем ему ставили в вину в том числе и Карибский кризис.

«И Хрущеву, и Кеннеди правые круги в обеих странах вменяли в вину, что они потеряли лицо, - отмечает Червонная. - Но в историю они вошли как люди, отошедшие от ядерной пропасти и избежавшие катастрофы. Выиграл, кстати, и Кастро, потому что от Кубы отстали».

В общем, многие граждане России сегодня спорят о том, можно ли считать Карибский кризис победой или поражением одной из сверхдержав. Но многие все же склоняются к тому, что победил мир (хотя и не дружба). И выиграли народы.

Герои и антигерои

С Карибским кризисом связано множество самых разных легенд, как неутомимых поборников теории заговоров, так и более-менее объективных историков. Последние считают необходимым выделить, в частности, имя советского морского офицера Василия Архипова, который был тогда начальником штаба 69-й бригады подводных лодок и находился на борту лодки Б-69.

«Должно пройти еще много лет, прежде чем мы узнаем правду»

В ходе морской блокады кубы, в "черную субботу" 27 октября квадрат, где находилась лодка, был окружен десятком американских эсминцев. Командир корабля капитан 2-го ранга Валентин Савицкий уже готов был применить тактическую ядерную ракету и уничтожить всю американскую флотилию. Но капитан 2-го ранга Архипов удержал командира. Вместо этого подлодка дала сигнал, что она принадлежит СССР, и дальнейшее противостояние было мирным. Василий Архипов благополучно дослужился до вице-адмирала.


Фото: TASS

Поклонники конспирологии часто упоминают в связи с этими событиями Олега Пеньковского — полковника советской военной разведки, оказавшегося предателем. Есть мнения — несколько — о его якобы важной там роли. Причем, по одной из версий, Пеньковский сообщил американцам, что советские вооружения очень мощные, и поэтому нужно искать мира. По другой же версии, Пеньковский как раз выдал США, что ядерная мощь СССР очень мала, и потому незачем торопиться ее уничтожать. Некоторые полагают, что Пеньковский явился посланцем более благоразумных советских военных, желавших остановить Хрущева, который как раз был готов на все.

«Версии диаметрально противоположны, - с иронией отметила Червонная. - Не знаю, были ли у человека, работавшего на тот момент в Госкомитете по координации научно-исследовательских работ, такие допуски. Должно пройти еще много лет, прежде чем мы узнаем правду».

Можно ли сегодня опасаться чего-то подобного Карибскому кризису?

«Оснований для этого нет, - полагает Светлана Червонная. - Сегодня изменились угрозы. Тогда было два лагеря, абсолютно противоположные идеологии, и обе воинствующие. Враг был явный, четкий. Сейчас такого нет. Угроза очень нечеткая: она возникает, то тут, то там. Но она не глобального масштаба. Нужны очень гибкие союзы против возникающих угроз. У России и Америки объективно есть общие интересы, и в каких-то вещах они обречены сотрудничать».


Фото: Imago-Images/TASS

Леонид Смирнов

comments powered by HyperComments