Помогают встать на ноги: врачи клиники Рошаля спасают детские жизни

09:24 15/10/2016

120 лет назад в Москве была открыта больница Иверской общины сестер милосердия. Ныне это НИИ неотложной детской хирургии и травматологии, которой заведует Леонид Рошаль. За кропотливой работой врачей понаблюдал корреспондент телеканала «МИР 24» Максим Драгнев.

Пару месяцев назад даже это было не под силу. Данилу 17, он парализован. Всего-то сходил в торговый центр на батут у себя в Саранске, неудачно приземлился и все.

«После курса реабилитации мы научились стоять на специальных средствах, крутить колеса коляски, учитывая что нет хвата пальцев. То есть возможно все», - уверен инструктор-методист по ЛФК Владислав Мачалов.

То, что Данил сгибает руки только с виду скромный успех. За всеми этими тренажерами едва заметны люди: врачи, инструкторы. Те, к кому пациент идет как на работу по шесть-восемь часов в день. Сейчас инструктор Влад работает над пальцами в будущем рабочем инструменте Данила.

«Кем бы стал, окончив техникум?», - спрашивает мальчика корреспондент. «Программистом», - отвечает он. «Тем более. Нам пальцы нужны как воздух», - отметил Мачалов.

Почти все травмы случайные: катался с горки, поскользнулся, ехал на велосипеде. Маленькому Егору любопытство дорого стоило.

«У меня была травма из пистолета. Я был маленький и был на даче и раньше всех проснулся. Я стрелял, и мне попало вот сюда в лоб», - вспоминает Егор Закурдаев.

Прооперировать и без того сложнейшие травмы мало. Нужна реабилитация. Как правило, страдает самое главное - мозг. Отсюда нарушения речи, дыхания. Надо заново учиться простейшим вещам: говорить, стоять, ходить. Ноги не слушаются, но организм и перехитрить можно.

«Когда ребенок идет, происходят разные нажимы на подошвы. А подошвы у нас имеют разное количество рецепторов. Из-за этого увеличиваются импульсы к головному мозгу и назад», - пояснила заведующая отделением реабилитации Наталья Мамонтова.

Антон едва выжил. Пошел поиграть на мост и не успел убежать от локомотива. Травмы чудовищные, поврежденная голова. Ребенок не разговаривал и не шевелился. Нейрохирурги спасли мальчика и передали в руки психологов и реабилитации. Пока Антон не говорит, но все понимает. Мама почти круглосуточно дежурит у кровати. Здесь так можно.

«Более эмоциональным стал. Когда есть не дают, он плачет. Когда дети играют, он тоже на них смотрит и смеется», - рассказывает мама Антона Марина Бырченко.

Другого такого института нет нигде. Детей со всех регионов везут в Москву. Ведь там часто не хватает ни рук, ни оборудования. Порой клиника Рошаля единственное место, где у маленького пациента есть шанс.

«На детях нельзя делать прогнозы. Дети обладают такой способностью восстанавливаться. Вот вроде бы такое повреждение мозга, которое может вырасти в необратимую инвалидность, а ребенок восстанавливается. Есть случаи, когда они начинают полноценно жить, учатся в общих школах», - указала руководитель отдела реабилитации НИИ Светлана Валиуллина.

Показывая очередной аппарат, врачи восклицают: космические технологии. Детей лечат, как космонавтов после посадки - те же методы и аппараты. Экзоскелет - точно из области фантастики.

«Сейчас Даня идет не на своем собственном весе, а как на Луне. Он весит 36 килограммов», - рассказал инструктор-методист по ЛФК Владислав Мачалов.

Аппарат лакомат, или попросту «экзоскелет» - наверно, самый любимый тренажер врачей, и пациентов. Данил снова ходит, правда, не без посторонней помощи. Движение на себя пока берет тренажер. По сути, машина учит мозг Даниила ходить.

«Лучше чувствительность. Я чувствую, как напрягаются мышцы», - говорит Данил.

Врачи, конечно, хотели бы, чтобы пациентов не было вообще. Но каждый день дети получают тяжелые травмы, ранения в зоне боевых действий. Лечат всех: ведь чужих детей не бывает.

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИ ЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ

Максим Драгнев
comments powered by HyperComments