Как пиарщику заработать в тайге, степи и тундре

16:53 11/10/2016

Общественная палата России подсчитала, что «почти треть» дипломированных выпускников российских вузов не могут найти работу. «МИР 24» пообщался с дипломированными выпускниками российских вузов и нашел среди них людей, готовых работать не только не по своей специальности, но и – элементарно – за еду.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Минтруд обяжут трудоустроить порядка 63% безработных в год

Филолог, пиарщик, специалист по рекламе и учитель биологии рассказали, как поступать, если не получается найти работу по специальности (или она просто вам надоела), и как совместить заработок с отдыхом и новыми впечатлениями.


Дмитрий Антиосов (Москва)

Образование: специалист по рекламе

Работа: сотрудник платинового месторождения

Зарплата: 240 тыс. руб. за 6 месяцев

ПЕРВЫЙ РАЗГОВОР И РАБОЧИЙ ПРОЦЕСС

У меня не было цели искать платину. Была более абстрактная идея: все вокруг достало, надо срочно что-то менять, куда-то уехать. Желательно, уехать как можно дальше. Пилить лес, скажем. Тут мне предложили: есть, мол, вариант поехать на Камчатку. В 3 часа ночи звонит будущий начальник. Разговор примерно такой:

- Привет, москвич!
- Здрасьте…
- Что умеешь?
- Могу копать.
- Шутник, что ль?
- Да.
- В компьютерах понимаешь?
- Да.
- Приезжай, найдем тебе работу.

Я уволился одним днем и уже через неделю стоял на платиновом прииске на Камчатке. Работа там происходит довольно просто. Несколько месяцев мужчины роют огромный карьер. Метров 80 в глубину. Потом они выбирают оттуда слой грунта с платиной. Промывают его, собирают и сдают «мужикам с ружьями». Потом приезжают «мужики с автоматами» и забирают платину у «мужиков с ружьями» – никого криминала, просто разные звенья рабочего процесса.

Большинство рабочих имеют специальное образование. У меня его, разумеется, не было. Но мне повезло – я работал с отчетами, то есть с бумагами. Заносил туда всякие циферки. И никаких навыков, кроме элементарного владения компьютером, от меня не требовалось.

ЛЮДИ И ДРАКИ

Контингент там своеобразный. Я ехал на Камчатку, представляя себе суровых мужиков с бородами и в свитерах, которые сидят у костра со спиртом в руках. Я хотел посмотреть, как живут не лощеные сотрудники офисов и хипстеры, а реальные мужики.

На деле все оказалось, как в тюрьме или армии – там был замкнутый мужской коллектив со всеми отсюда вытекающими. Поэтому, например, драки на прииске были запрещены под угрозой увольнения. Кто хотел – наверстывал упущенное уже после получки в райцентре.

УСЛОВИЯ

Рабочий день на прииске, как и у меня с отчетами, длился 12 часов. Был всего один выходной в году – Пасха.

Условия, я бы сказал, нестандартные. Жилье – балок (передвижной дом на полозьях – прим. ред.). В балке у стен стоят деревянные кровати, на которые рабочие кладут свои матрасы – у кого сколько есть.

В трехстах метрах от участка – приисковая помойка, на которой живут медведи. Медведи иногда наглеют и забредают на участок. Из плюсов могу назвать свежий воздух и природу, которая там хорошо кормит. Когда рыба пошла вверх по ближайшей реке, на нашем столе почти каждый день были свежие стейки из красной рыбы.

За 6 месяцев составления отчетов я заработал ровно 240 тысяч рублей. Не считая незабываемых впечатлений, которых не хватает многим москвичам.

Александр Е. (Воронеж)

Образование: биолог

Работа: археолог-землекоп

Зарплата: 80 тыс. руб. за 2 месяца

АПРЕЛЬ

Мне надоел распорядок дня на моей работе и мои обязанности. Вариантов заработать не по специальности было мало: можно раздавать объявления, можно стоять на промоакциях, можно «курьерить». Старый знакомый предложил мне поехать копать в археологическую экспедицию в Крым. Других экспедиций поблизости не было, так как на дворе стоял апрель – земля еще твердая, плюс грязь.

В Крыму земля просыхает под палящим южным солнцем до консистенции бетона уже весной. И чтобы воткнуть лезвие лопаты на 20-25 сантиметров в землю, надо сделать на ней прыжков 10-15 (я не преувеличиваю). Мне довелось копать потом в Черноземье, так вот скажу, что чернозем, по сравнению с крымской землей, – этой рай.

СВЯЗИ

В Крыму много разных раскопок, потому что там сейчас готовятся большие стройки: мост, железные дороги, отели. Под все эти объекты надо копать. Мы занимались так называемой «охранной археологией» – проводили раскопки под прокладку газопровода крупной компании.

Находок на подобных раскопках почти нет. Большинство землекопов имеют мало отношения к археологии и попали туда точно так же, как и я, - через своих знакомых. Кстати, в археологии часто завязываются хорошие отношения, и потом ребята приглашают копать каждое лето по всей России. За деньги, конечно.

ДОПИНГ

Рабочий день в археологический экспедиции длится 8-9 часов. Сначала надо выкопать землю на штык лопаты (22-25 см - прим. ред.), а потом зачистить ее – убрать все неровности и бугры, чтобы увидеть разные слои почвы: где несколько веков назад была мусорная яма, где стоял столб и т.д.

Жесткая работа в Крыму под палящим солнцем – это не только загар, местное вино и море рядом, как думают многие мои знакомые. Это еще большие физические нагрузки.

Часть землекопов, преимущественно из России, спасалась после ночных посиделок у костра алкоэнергетиками. Другая часть, преимущественно из соседних славянских стран, принимала кальций – чтобы хорошо работали суставы. Дело в том, что люди из других стран приезжали исключительно зарабатывать, и об отдыхе, как у нас, в их компании речи не шло.

Мой итог: бронзовый загар и 80 тысяч рублей за 2 месяца.

Да, в экспедициях еще бесплатная кормежка.


Захар Тыквин (Москва)

Образование: экономист, филолог

Работа: сотрудник биологической экспедиции

Зарплата: еда

С 10 по 16 мая мы готовились к переброске на Кроноцкое озеро, расположенное в восточной Камчатке. Перебирались на Ми-8. Приземляться пилот вертолета отказался, зависнув примерно в полутора метрах от земли, я взял свой рюкзак и прыгнул вниз. Сразу проваливался в сугроб по шею. Рядом упали большие и тяжелые коробки с тушенкой и мотор для лодки.

Два часа ушло на то, чтобы протоптать тропинку и подтащить снаряжение к крошечному, продуваемому всеми тихоокеанскими ветрами домику голубого цвета. Такие сооружения разбросаны по всему камчатскому озеру – обычно они используются для укрытия во время внезапных бурь. При начальном осмотре мы нашли в домике «буржуйку» с запасом дров, пару скрипучих коек, мешок с макаронами, разное тряпье, граненый стакан и полку с краеведческой литературой.

Растопили печку, установили антенну. Вечером я вышел на воздух, и мысль была только одна: вокруг – абсолютная тишина.

БУДНИ

За три дня мы прошли практику: провели стрельбы (вокруг много медведей), натянули через реку «створ» для специальных замеров, разбили свой лагерь, вокруг которого провели электрозабор (тоже защита от медведей).

Каждые три часа приходилось наряжаться в непромокаемый костюм и лезть в ледяную воду, чтобы брать замеры – процесс не сложный, но изматывающий физически.

Помимо замеров существуют и работы по лагерю. Например, нам пришлось копать 40-метровую траншею в снегу до береговой линии – там питьевая вода, без которой нельзя.

МЕДВЕДИ

Санитарную зону мы также строили вдали от лагеря. Чтобы не привлекать медведей к нашей базе.

Как-то один медведь подошел очень близко. Тогда мы начали, согласно технике безопасности, издавать громкие звуки, а по-хорошему – просто орать. Медведь сел. Мы достали ружья и стали палить в воздух. Медведь посмотрел недобро, потерся о дерево и ушел. С тех пор все стали ходить в туалет с ружьем.

Был еще медведь по кличке Штукатур. Каждую весну он заходил к нам на кордон, переворачивал деревянный туалет, обваливался в его содержимом, а потом шел вытираться об домик инспектора кордона. Отсюда и кличка.


Роман Плюхин (Омск).

Образование: pr, связи с общественностью

Работа: разнорабочий нефтегазового месторождения

Зарплата: 60 тыс. рублей в месяц + оплата дороги.

Я работал в областном музее, где зарплаты даже по провинциальным меркам очень низкие. Поэтому приходилось подрабатывать. На одной из таких подработок я познакомился с альпинистами, которые мне рассказали, что ездили на разработку газовых месторождений на Крайнем Севере. Есть вакансии.

Я приехал в Новый Уренгой разнорабочим.

МЕСТО

Городок газовиков – это несколько сотен вагончиков-бытовок, стоящих посреди огромной тундры. В вагончиках тепло, иногда даже бывает жарко. Живет в них человек по шесть-восемь. Стоят двухъярусные кровати, стол, стулья, умывальник. Если постараться, то можно даже поймать мобильный интернет.

Вокруг городка почти всегда дует лютый ветер, бегают песцы. В отдельном вагончике находится столовая. Благо, на пропитание нам выделяла деньги «контора» – по 20 тысяч рублей в месяц каждому. Этого вполне хватало на Крайнем Севере.

РАБОТА

Мы занимались покраской оборудования нефтяных скважин. Это работа на улице. Мои обязанности были не слишком трудны – я подготавливал поверхность оборудования скважин к покраске: счищал с нее песок, грязь и ржавчину, укрывал специальной пленкой приборы. За мной уже шли парни, которые с помощью специального аппарата окрашивали все металлические поверхности.

До места работы – 10-15 км – мы ездили на «буханке» (УАЗ-452 – прим. ред.), которая часто ломалась. Иногда нам приходилось проходить большую часть маршрута пешком. А погода в тундре – это «-10» утром, «0» днем и «-10» вечером. Везде песок, который постоянно попадает в глаза.

РАСПОРЯДОК ДНЯ И ОТДЫХ

По распорядку дня все обычно: завтрак у нас в 8:00, потом загрузка «буханки»; до обеда мы красим. На обед едем в городок, после обеда час отдыхаем и до ужина (19:00) – снова работаем.

Вечерний досуг у всех вахтовых разный. У большинства разнорабочих это или звонки жене, или просмотр кино, или общение. Алкоголь и другие вещества строго запрещены.

На подъезде к пункту добычи стоят три КПП. Если на них найдут что-то спиртосодержащее – тут же отправят обратно.


Несмотря на это, нам удавалось покупать алкоголь, правда, он был всегда только одного вида – технический спирт.

Наступление похмелья от технического спирта я бы сравнил с пришествием антихриста. Причем пьют техспирт все «до последнего» – знают, что следующую партию достать можно будет совсем нескоро. Все-таки «запрещенка». Цена на спирт там беспощадная: 500р – 0.5 л.

ДРУГИЕ РАЗВЛЕЧЕНИЯ

Когда выпал снег, мы привязывали к «буханке» бочку на тросе, катались в ней по тундре и снимали видео. Потом гонялись за полярными зайцами. Еще пытались сбить пару куропаток, чтобы сварить их потом в умывальнике.

К счастью, не удалось.

Возле нашей бытовой помойки жил прикольный песец. Обычно песцы довольно юрко мелькают по тундре и имеют довольно поджарый вид. А этот писец, видимо, догадался, что можно разживаться ежедневно едой прямо у нас в городке. От лени он стал большим и жирным. Когда я пытался к нему подойти, он так неуклюже начинал от меня убегать, что становилось смешно. Причем он не прыгал по снегу, а, как ледокол, его таранил. Писец был похож на такого объевшегося волка из советского мультика.

СЕВЕРНОЕ СИЯНИЕ

Северное сияние я не видел до вечера своего отъезда. В тот вечер как раз пришла настоящая зима – сразу «-30», и началась вьюга. Но небо было очень чистое. Такое небо бывает только на Севере. Увидеть северное сияние, наверное, это как увидеть море – в любом случае не сможешь представить себе, пока не увидишь сам. Это очень красиво.

Истории собрал Алексей Синяков

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИ ЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ

comments powered by HyperComments