Анатолий Кучерена: На съемках «Сноудена» я сидел в режиссерском кресле

17:45 15/09/2016

Программа «Большое интервью» профессор, доктор юридических наук, автором бестселлера «Время спрута» Анатолием Кучереной.

- Насколько вышедший на экраны фильм «Сноуден» Оливера Стоуна является экранизацией вашего романа?

Анатолий Кучерена: Это экранизация моего романа. Я помогал Оливеру Стоуну работать над сценарием, основная часть моей книги, я считаю, вошла в его фильм.

- Вам фильм понравился?

Анатолий Кучерена: Очень, на мой взгляд, фильм удался, он никого не оставит равнодушным. Я бы хотел посмотреть его и раньше - сразу после монтажа. Думаю, после этого фильма многие пересмотрят свое отношение к некоторым обстоятельствам и ситуациям, связанным с IT-технологиями и гаджетами.

- Вы были на съемочной площадке этого фильма?

Анатолий Кучерена: Конечно, я даже сидел в режиссерском кресле. Я и не мечтал, что буду участвовать в таком большом кино и работать с таким большим мастером, художником очень высокого уровня, как Оливер Стоун. Мы с ним подружились. Если бы лет 10 назад мне бы сказали, что я буду иметь какое-то отношение к Голливуду, я бы не поверил. Я в этом фильме сам играю небольшую роль. Но фильм все-таки не обо мне, надо быть скромнее. Фильм о человеке, который не побоялся, совершил смелый, мужественный поступок и рассказал миру о том, что делают и творят спецслужбы США - ЦРУ, АНБ и другие.

Все было зашифровано. Мы даже переписку вели в зашифрованном виде, мы старались писать на листе бумаги. Когда Оливер уже работал над сценарием, он 8-9 раз приезжал ко мне в Москву из Лос-Анджелеса. Он приезжал, чтобы обсуждать все лично, чтобы не обмениваться электронными сообщениями и не появляться в соцсетях. Когда мы общались по телефону, у нас было кодовое слово, имя Эдварда Сноудена мы не произносили, потому что мы прекрасно понимаем, как работают программы слежки. Если бы мы назвали эту фамилию, то моментально попали бы к соответствующему сотруднику АНБ.

- Почему вы выбрали для своей книги название «Время спрута»?

Анатолий Кучерена: Я другого названия и не видел. Когда я только начинал писать синопсис, делал наброски, оно пришло сразу. Как только я стал адвокатом Эдварда Сноудена и стал с ним общаться, я начал понимать, чем он занимался и что произошло в его жизни, я увидел только «большого брата», который следит за всеми. В некоторых изданиях название переводят как «Время осьминога», что очень смешно.

- Как у вас, адвоката, юриста, возникло желание написать художественное произведение?

Анатолий Кучерена: Про Эдварда Сноудена нельзя было не написать. По сегодняшний день интерес к его поступку огромный. Это, кстати, мой первый роман. До этого у меня вышло много книг публицистичекого характера, в основном они связаны с моими делами. И вот я дерзнул написать роман. Я не знал, будет ли у него успех. Я не думал, что Голливуд заинтересуется моей книгой.

Сериал «Невидимки»

- Вы пишите, что «сюжет и герои данного повествования являются плодом воображения автора». Почему вы сделали такую ремарку?

Анатолий Кучерена: Я адвокат и не в праве совершать действия, которые могли бы навредить моему доверителю, в данном случае Эдварду Сноудену.

- Как в книге, так и в жизни, вы, ваш герой дарит Сноудену (Колду) книги Чехова, Достоевского, Карамзина. А вам не хотелось подарить ему книгу «Дон Кихот»?

Анатолий Кучерена: Нет, такая мысль мне не приходила. Первое, что мне пришло в голову, когда я только с ним встретился в стерильной зоне аэропорта Шереметьево, а он впервые был в России, это подарить ему букварь русского языка.

- Как по-вашему, Сноуден борется с ветряными мельницами или он действительно совершил подвиг?

Анатолий Кучерена: Я рад, что в обществе существуют разные мнения. После того, как человек посмотрит фильм, он сможет сделать вывод - герой Сноуден или предатель. Для меня он герой. Я не знаю других людей, которые совершили бы такой же смелый поступок. Ведь он прекрасно понимал, что его могут поймать, задержать, посадить в тюрьму или на электрический стул. Я с ним эту тему обсуждал. В течение года у него была дилемма. С одной стороны - мораль, с другой - долг, ведь он служит в спецслужбах. В итоге об выбрал морально-этическую сторону этого вопроса. Мне кажется, он правильно поступил.

Полную версию интервью смотрите в видеоролике.

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИ ЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ

comments powered by HyperComments