75 лет блокаде Ленинграда: «По кружке кипятка на Новый год»

12:19 08/09/2016

В этот день, 8 сентября 1941 года началась блокада Ленинграда, которая длилась 872 дня и закончилась 27 января 1944 года. В четверг в Санкт-Петербурге, как и по всей стране, люди вспоминают трагические годы, несут цветы к памятным местам. Отмечая памятную дату, «МИР 24» достает из архива воспоминания блокадницы Татьяны Аркадьевны Моисеенко. Ее рассказ вошел в «Книгу Памяти», которая создавалась МТРК «Мир» в рамках проекта «Блокаде.НЕТ».

Война для меня началась с ухода отца на фронт. Он был художником, в 1941-м году оканчивал Академию художеств. Их было 32 выпускника, и в первые дни войны они ушли на фронт. Из них вернулся только один. Меня не взяли на проводы, когда он уходил, так как я была еще маленькой. Я не давала ему уйти, все время ногу подставляла в дверь, чтобы он не смог ее закрыть.

Наверное, дети, как зверята, инстинктивно чувствуют беду. Я тоже чувствовала, что больше его не увижу. Так и получилось. Потом начались бомбежки. У меня было шесть двоюродных братьев. Трое из них – взрослые: один сразу ушел на фронт, второй – в военное училище, а третий – девятиклассник. Он работал в бытовом отряде, пока в 1942-м не умер от голода. Трое других были маленькими. Как-то с младшим братом у нас было задание. Рядом был пивоваренный завод имени Степана Разина, когда его разбомбили, в чанах осталась гуща. Нам давали эту гущу по талонам. Когда гуща закончилась, наши мамы ходили на завод, поднимали половицы в разрушенных цехах и выбирали оттуда зерна солода, сою. А мы, дети, разбирали эти зерна на горелые и те, что можно съесть. Однажды на нас посыпалась побелка, люстра, тряпки, обломки окон, дверей. Мы с братом Валентином сидели в известке, в тряпках и потихоньку скулили, пока мамы не пришли с работы, так как нам было ужасно страшно.

Нас хотели эвакуировать в самом начале блокады, но бабушка попала под обстрел вместе с ранеными. Она была ранена в голову, контужена, и оставить ее мы не могли – это означало бы обречь ее на верную смерть. Второй раз, когда мы хотели эвакуироваться, уже в 1942-м, я начала кашлять. Маме сказали, если кто-то в эшелоне скажет, что у нее коклюш, то выкинут без всякой жалости, чтобы никого не заразила. Мы снова остались. У меня начинался туберкулез. Мама привезла меня в больницу и дала с собой узелочек, в котором была кофточка, а в ней – кусок картошки. Я проводила маму до двери, повернулась, а на кровати ничего нет – крыса стащила. Я заглянула под кровать, а там, в стене – дырка, из которой торчит моя кофточка, а картошки уже нет. Я осталась голодная, вытащила кофточку, у которой уже были обгрызены рукава. Потом мама обвязала их крючком, и я ее еще носила.

Вдруг в палату вошла нянечка, которая показалась мне сначала толстой, а потом я поняла, что у нее халат на телогрейку одет. Она принесла девочку, такую же, как я по возрасту, с короткой стрижкой, положила ее на соседнюю кровать и ушла. Я очень хотела поговорить с этой девочкой, а она отвернулась к стене и лежала молча. Через некоторое время нянечка вернулась, отогнула одеяльце и махнула рукой – девочка мертвая. Нянечка положила ее на кроватку, ножки, ручки девочки болтались, как у тряпичной куклы, и повязала на нее номерочек. Это было самое страшное впечатление от мертвого человека.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Блокадница: мы смотрели комедии, и нам хотелось жить

Ленинград не собирался сдаваться. Его жители делали все, чтобы спасти город. Зданий было разрушено много. Осенью 1942 года маму, инженера пищевых предприятий, отправили на обмер разрушенных зданий, чтобы потом их восстанавливать. Ей дали наряд на обмер тарной фабрики. Тара в то время – это не пластмассовые ящики, а деревянные из дощечек. Мама, забравшись внутрь этого предприятия, увидела, что на ящиках растут опята. Это была сказка! У нее была только блузка и телогрейка и еще мешок от противогаза. Мама пришла домой с мешком из блузки за спиной, полным грибов. Она их насобирала прямо с землей. На следующий день, идя на обмер, мама взяла с собой наволочку. Бабушка вымыла каждый грибок и посолила, а потом выдавала нам по грибку.

А картошку я по сей день не ем. Однажды во время блокады я нашла картофельные очистки и съела… Как мне было плохо!

Однажды на Новый год на мамином заводе нам устроили елку. На празднике нам дали по кружке кипятка, маленькому кусочку хлеба, по два сухарика и кусочку глюкозы.

Как-то моя тетя набрала лебеды, ошпарила ее и сварила с рисом. Это было так вкусно, что не передать словами. Мне тогда казалось, что, когда кончится война, я буду есть только рис с лебедой.

А однажды мы с Валей перебирали бобы, и помню, тревога гудит и гудит, гудит и гудит. У нас, маленьких детей, уже терпение лопнуло. Валя говорит «Давай заткнем уши». Вот мы и заткнули этими бобами. Когда тревога прекратилась, Валя достала бобы из ушей, а я не могу. Боб начал в ухе разбухать. Я начала кричать, а дома никого из взрослых нет. Мама потом пришла и повезла меня на санках в госпиталь. По дороге только слышу – «ребенок раненый», и думаю, это кто ребенок раненый? В хирургии меня посадили на высокий крутящийся стул и стали шприцем с водой выбивать боб из уха. Раненые заглядывали, смотрели на меня, думая, что привезли раненого ребенка. Когда им сказали, что ребенок вот так спасается от войны, у одного пожилого мужчины по щекам потекли слезы, он обернулся и всем сказал: «А ребенок-то не раненый!» Услышать это - было для них счастьем.

«МИР 24» также напоминает читателям пять самых важных фактов о блокаде.

1. В блокаде Ленинграда, кроме Германии активное участие принимала Финляндия. Также, на стороне Гитлера сражались добровольцы из Испании, Италии и даже Северной Африки.

2. Блокада длилась 872 дня. 8 сентября 1941 года, солдаты группы Север захватили Шлиссельбург, и взяли под контроль исток Невы, тем самым блокировав город. Только 20го января 44го года осада была снята.

3. За время блокады погибли, по разным данным от 600 тысяч до полутора миллиона жителей Ленинграда. На Нюрнбергском процессе фигурировала цифра 632 тысячи. Причем, только 3% из них от бомбежек, остальные умерли от голода.

4. Не менее существенны и военные потери. В попытках прорвать блокаду полегли около полумиллиона советских солдат и офицеров.

5. Все-таки, некоторым жителям удалось покинуть осажденный город. За годы блокады, из Ленинграда были эвакуированы полтора миллиона жителей. Из них 600 тысяч прорвались по «дороге жизни» через Ладожское озеро.

comments powered by HyperComments