Эксперт: Террористические традиции есть в самой Германии

20:49 23/07/2016

Теракт в Мюнхене пришелся на годовщину теракта в Норвегии, устроенного Андерсом Брейвиком пять лет назад. «МИР 24» обсудил происшествия с экспертом Ассоциации независимых военных политологов Александром Перенджиевым.

«МИР 24»: Ровно пять лет назад Андерс Брейвик, который ненавидел мусульман, устроил бойню в молодежном лагере. И вот теперь мужчина, который по некоторым данным кричал «Я - немец», застрелил посетителей Торгового центра. Это - массовый психоз в Европе или проявление национализма в крайней стадии?

А.П.: Сразу хочу отметить, что когда не было еще информации, кто совершает и в каких целях, я уже тогда обратил внимание на то, что уже тогда стрельба, теракт носит исключительно европейский стиль. Не арабский, не восточный. Почему? Потому я действительно тогда сказал другому СМИ, что очень похоже как раз на то, что делал Брейвик. Потому что идет просто реальный расстрел людей, но не въезд на грузовике, не применение взрывчатого вещества и так далее. Но что, на мой взгляд, надо здесь понимать, что есть еще в самой Германии, уж извините, такой применю термин – террористические традиции. Вспомним действия фракции Красной Армии, которая по сути действует такими же методами.

«МИР 24»: Всего говорят, что это был не теракт, а убийца действовал в одиночку. Можно ли в это верить?

А.П.: Знаете, это дают информацию официальные лица, официальные власти. И говорить о том, что действительно человек не был связан и ни на кого не работал – пока рано. А может быть, об этом никогда и не скажут.

«МИР 24»: Удобнее все списать на психопата?

А.П.: Так удобнее для властей, чем показать, что есть проблема намного шире в самом обществе, в том числе, наверно, в немецком.

«МИР 24»: В нашем случае стрелок кричал, что он немец, но живет на пособие, как любой мигрант.

А.П.: Эксперты, не я, а другие, уже говорили о том, что внутри немецкого общества, как в принципе и европейского, в связи с этой миграционной политикой растет градус ненависти, который может привести к таким вот тяжелым случаям. И здесь, я думаю, как раз мы это наблюдаем. Единственно, вы знаете, все-таки иногда хочется пофантазировать, пусть даже и не на фактах. Лично я, знаете, задаю вопрос тоже себя – как-то, знаете, все слишком взаимосвязано. Знаете, чуть ли не каждый день у нас ЧП такого вот мирового масштаба, начиная с Ниццы и так далее. Кажется, что вроде это все не связано одно с другим, все это случайности. Но тем не менее эти случайности происходят одна за другой. Все у нас одно к другому приходит. События в Турции, в Армении.

«МИР 24»: Это бунт?

А.П.: В любом случая я полагаю, что властям, конечно, придется досконально разбираться, властям в целом в Германии. Кстати насчет Баварии, я вам скажу, тут тоже очень много мыслей, так сказать, приходит в голову. Насчет того, что Бавария сама по себе в политическом устройстве Германии, да и в историческом тоже такая особая, в общем, земля. То есть вспомним такую экзотику, как Баварскую советскую республику, вспомним мюнхенский Пивной путч, вспомним мюнхенский сговор и само устройство политическое. Значит, Бавария – это единственная, значит, земля, где правил Христианский социальный союз, который находится в союзе с Христианским демократическим союзом. Это значит, что Бавария всегда претендовала на какую-то особую роль непосредственно среди остальных земель.

«МИР 24»: Не будет ли Бавария требовать больше прав в миграционной политике?

А.П.: Действительно, и глава Баварии часто выступал с критикой Меркель по поводу миграционной политики, по поводу того, что это не способствует нормальному функционированию права, общественного порядка и так далее.

«МИР 24»: Еще в мае власти Баварии сказали, что школьников следует знакомить с книгой Гитлера «Моя борьба».

А.П.: За счет того, что пошла такая борьба идей в обществе, в самой Баварии, непосредственно в Мюнхене, то она где-то должна была во что-то выплеснуться. В конкретном случае, в конкретном человеке. В любом случае, когда мы говорим о противодействии терроризму, а все равно это был террористический акт, я продолжаю это утверждать несмотря на то, что это был псих, одиночка, в любом случае он совершал террористический акт. Противодействие терроризму – оно не заключает только в том, чтобы агенты были, полиция на страже. Это, как говорится, последний рубеж. Начинать надо с политических средств. Безусловно, социальная политика, миграционная политика, идеология какая-то, какие ценности в обществе присутствуют, как эти ценности находятся между собой во взаимодействии, противоречии и так далее.

«МИР 24»: Европейцы принимали мигрантов с Ближнего Востока и Северной Африки, а теперь сами не рады?

А.П.: Дело в том, что если это гостеприимство оказывается в ущерб каких-то прав и социальных свобод у местного населения, это неизменно опять же несет противоречие. Значит, здесь как раз и появляется проблема, ей надо заниматься и решать.

comments powered by HyperComments