Потапенко: поправки Яровой задушат малых производителей

17:20 30/06/2016

Попали в сети. Как поправки в закон «О торговле» изменят ассортимент и цены торговых сетей.

Депутаты приняли поправки в закон «О торговле», регулирующие отношения товаропроизводителей и розничных сетей. Как буква закона отразится на кошельке покупателей, «МИР 24» узнал у предпринимателя, управляющего партнера торговой группы Дмитрия Потапенко.

В чем суть этого закона и почему о нем так горячо спорили два года?

Дмитрий Потапенко: Спорят о нем существенно дольше, лет 12-15. Спорили о процентах ретробонуса, который не понятен нашим гражданам. Представьте, что вы делаете какую-то работу, и вы выполняете ее за определенную сумму. Ретробонус обозначает в договоре поставки то, что, если вы сделаете больше работы, то вам за нее больше заплатят. А если говорить конкретно применяемо ритейл, то это означает, что упадет соответственно цена. Ретробонус идет в уменьшение цены. Раньше ретробонус был 10%, сейчас 5%.

Вторая история, за которую очень долго рубились. Считается, что это якобы поддержит товаропроизводителей, что скоропортящийся товар, который имеет срок хранения 10 дней, за него нужно расплачиваться в течение восьми дней. Вот столкновение нескольких команд.

Получается, что производитель для того, чтобы поставить свой товар на продажу, будет нести несколько меньше расходов?

Дмитрий Потапенко: Это только в теории, если не уметь считать.

«Когда мы снижает те издержки, которые сегодня несправедливо несут наши производители, тем самым мы оказываем фактическую реальную поддержку для того, чтобы инвестировать именно в развитие бизнеса, а не нести необоснованные затраты на бонусы, поборы и дискриминационные вознаграждения в пользу торговых сетей», - заявила депутат Госдумы Ирина Яровая.

Так, выиграют покупатели и производители после введения этого закона?

Дмитрий Потапенко: У госпожи Яровой достаточно яростное отношение к торговле по жизни, понятно, что как прокурор она ее ненавидит. Мы это знаем на протяжении долгого времени. А теперь вернемся к математике. Представим, что за товар мы начнем расплачиваться быстрее. Эти деньги откуда-то не возьмутся. В экономике не существует этих денег. Это означает, что у производителя мы будем заказывать этот товар меньше. Есть такое понятие квант поставки. Есть упаковка, например, палетта. Если раньше была возможность взять товар и тянуть его, то сейчас товаропроизводитель будет привозить не палетту, а коробку. Но есть маленькое «но». Вести ее будет тот же грузок, та же фура, поэтому издержки товаропроизводителей вырастут. Они вырасту в среднем на 6-8%.

Это причина, по которой против закона выступает Ассоциация компаний розничной торговли?

Дмитрий Потапенко: Проблема заключается в том, что их можно заподозрить в заинтересованности. Но большая часть производителей, находящихся давно на рынке, тоже выступает против. Помимо того, что они осознают эту логистическую издержку, они еще осознают, что закон принимается настолько в спешке, что у нас сейчас в середине лета в очередной раз начинается договорная кампания. Нужно передать более тысячи договоров, более нескольких тысяч дополнительных соглашений, которые были заключены ранее. Закон вступает в силу через 10 дней после его опубликования. Люди, которые будут привлечены дополнительные, в том числе юристы и бухгалтера, откуда на это деньги будут взяты?

У меня вопрос, как у покупателя. Это переподписывание договоров на ассортименте скажется?

Дмитрий Потапенко: На ассортименте скажется не само перезаключение договоров, а новая вариация закона о торговле. Это проявится в том, что вы не увидите еще много более мелких товаропроизводителей, потому что они будут не в состоянии этот квант поставки выдерживать. Потому что если крупный транснационал или федерал в состоянии возить ассортиментную матрицу в одной фуре, то у среднего товаропроизводителя (мелкий не может работать с сетями) издержки фуры лягут на меньший ассортимент. Ценник у него вырастет, значит он вылетит из вашего кошелька. Вы будете задавать вопрос: зачем мне неизвестное молоко, если есть другое по более выгодной цене.

«Наценка должна быть прозрачной. Если мы работаем с крупной сетью, значит, мы дадим большую скидку. То есть, это будет абсолютно прозрачно и правильно. А эти бонусы, они просто заводят в тупик нормальные отношения, в результате от этого производитель точно не выигрывает, и точно не выигрывает потребитель. Мое мнение, что бонус должен быть 0. Если я могу через одну сеть продать 1000 тон, я дам им 10% скидку. Если смогу продать через другую только 500 тон, то я дам им 5%», - заявил президент агропромышленного комплекса Виктор Линник.

Одни недовольны, другие тоже. Кто выигрывает от принятых поправок?

Дмитрий Потапенко: Депутаты. Любая государственная власть, контролирующие органы, безусловно, выигрывают. Во-первых, это все сейчас находится в очень истеричном состоянии, когда перезаключаете договора не методично в момент его истечения, а потому что надо очень срочно. Плюс надо сверить большое количество остатков. Представляете, какое количество правонарушений будет? Все проверяющие органы от этого выиграют.

Товаропроизводителей не радует, что они деньги будут получать раньше за свой товар?

Дмитрий Потапенко: Вся проблема в том, что если раньше сумма накапливалась, и вы ее вывозили. Есть же инкассация. То теперь вы будете мотаться за каждой коробочкой на машине, так еще и за каждой копеечкой. Сейчас это безналичный растет. Но с точки зрения логистики, возить каждую коробочку – от этого вы никуда не денетесь. Мелкий товаропроизводитель просто разорится, потому что у него не будет канала сбыта.

Государство должно как-то регулировать отношения торговых сетей и товаропроизводителей или рыночный механизм надежен?

Дмитрий Потапенко: Задача государства создавать условия для увеличения товаропроизводителей и розничных сетей. На сегодняшний день у нас отсутствует конкуренция между товаропроизводителями, ритеэйлерами и логистами.

comments powered by HyperComments