Новый «Старый свет»: что изменит Brexit?

12:03 28/06/2016

В Польше сегодня проходит саммит о будущем Евросоюза, туда приглашены представители стран, не попавших ранее на встречу в Берлине, где тоже обсуждали, какой будет Европа без Британии. Что решили лидеры стран-основательниц и согласны ли с ними те, кто присоединился к Евросоюзу позже? «МИР 24» обсудил этот и другие вопросы со старшим научным сотрудником Центра европейских исследований Института мировой экономики и международных отношений, Владимиром Оленченко.

- «Мы не отдадим эту Европу», - заявил глава МИД Германии на встрече в Берлине, где как раз главы дипломатии стран-основательниц Евросоюза обсуждали, как этот союз укрепить. Насколько Германия справится с ролью лидера в такой ситуации? И какие шаги может предпринять для укрепления ЕС?

Владимир Оленченко: Вы справедливо ставите вопрос, потому, что если мы попытаемся суммировать те реакции, и те рефлексы, которые мы наблюдаем сейчас, то преобладает, конечно, растерянность. Причем со всех сторон, и со стороны Великобритании и со стороны ведущих стран ЕС, в том числе со стороны стран недавно ставших ее членами. Германия объективно является лидером Евросоюза, она производит 20% всего ВВП ЕС, остальные проценты приходится на остальные 27 стран-членов ЕС. За ФРГ следует Великобритания, потом Франция. Поэтому, даже если мы изымаем британский элемент, остается немецкий, французский и итальянский и это вполне придает стабильности Евросоюзу. Уход Великобритании , однако, лишит ЕС ее взноса. Именно из взносов формируются дотации новым странам-членам Союза, в частности у стран Прибалтики бюджет последние три года формируется в основном за счет дотаций из ЕС. Без них этим странам вполне может грозить такое понятие как бедность. Такая же ситуация в Румынии и Болгарии. Стабильно себя чувствует Польша, Чехия, Словакия и Венгрия, как более самостоятельные. Поэтому и обсуждение прошло раздельно, сначала встретились страны-учредители ЕС, а сегодня прошла встреча тех, кто присоединился позже.

- То есть в раздельных встречах ничего страшного нет?

Владимир Оленченко: Нет, в этом есть определенные знаки. В конце 1990-х-начале 2000-х, когда стоял вопрос о присоединении новых стран, бродила в европейских умах идея двухскоростной Европы, резус-скоростного ЕС, когда страны-учредители являются лидерами, а остальные следуют в хвосте. При этом лидерам отводилась роль формирования повестки дня и ее политики, а остальным устанавливалась задаче подтягиваться под заданный уровень.

Полную версию интервью смотрите в видеоролике.

comments powered by HyperComments