Только для своих: другая экономика Москвы

08:19 16/06/2016

В отдельных районах Москвы совсем другая экономика. На подпольных рынках работают по принципу «чем меньше о нас знают, тем спокойнее». Для выходцев из Вьетнама, Индии и Узбекистана – это маленькая родина прямо в центре столицы России. Только свои товары и продукты, только свои покупатели. Здесь никто не говорит по-русски. Корреспондент «МИР 24» Роман Паршинцев прогулялся по закрытым анклавам.

Маленькое полутемное помещение в десять квадратных метров. Несколько столов, персонал и клиенты – вьетнамцы. Русская речь – в диковинку. Для своих – почти даром. Для москвичей цены – как в дорогом ресторане.

Тут же салон красоты, за стеной. С тем же азиатским колоритом. Мастер по-русски не понимает. Клиентка Хуа знает три слова.

Для своих и продукты из родного Ханоя и Хошимина. Этикеток на великом и могучем просто нет. Что внутри – выясняем на пальцах. Хозяин одной из палаток Дун с улыбкой изображает внимательного продавца, но понимает только язык цифр.

Вьетнамские грибы, бамбуковые листья и змеи в бутылках. Прямые поставки из Азии. Местное – только мясо. Все продают без кассовых аппаратов. И это практически в центре Москвы. В районе Марьиной рощи давно обосновался вьетнамский рынок. Чужаки, вроде нас, здесь правда уже не редкость. Любители экзотики часто заходят сюда на свой страх и риск.

Но стоило только появиться с профессиональной видеокамерой, как двери местных харчевен и бутиков закрылись. И в магазине у Дуна как ветром сдуло. Его встречаем на улице, он куда-то спешит.

«Сложилась даже своя инфраструктура для обитателей этих трущоб. Это и парикмахерские. Я вам больше скажу, там есть даже свои родильные дома и больницы. Они обслуживают исключительно только своих», – говорит директор регионального фонда «Развитие» Александр Дягилев.

В нескольких корпусах бывшей гостиницы на юго-востоке столицы на каждом из 16 этажей – торговые павильоны, открытые для всех желающих.

Параллельный мир иной Москвы со своим языком и традициями существует, только руку протяни. И это не только рынки, общежития, но и целые гостиничные комплексы со своим национальным колоритом. И не то, чтобы вход москвичу сюда заказан. Просто это как отдельная республика со своими законами.

В советских номерах экономкласса теперь никто не живет. Бывшие комнаты забиты товарами из Индии, Египта и Китая. Кальяны, украшения, косметика – почти все из Азии вестимо: «Китай, Индия, все разное. Разные камни, разная цена. Индийские камни, дорого стоят. Они по граммам продаются».

Дорого – это по 800 рублей за бусы. Здесь вообще цены гораздо ниже, чем везде. Правда, что такое кассовый чек, также не знают. Да и за качество не отвечают.

А на 30 этаже общежития на окраине Москвы – настоящий китайский караоке-клуб. Куда никто, кроме студентов из Поднебесной, прийти не может. Ничего противозаконного и никакой торговли. Просто так им никто не помешает.

Чайна-таунов, также как вьетнамских, индийских и других, в Москве официально не существует. Но по неофициальным данным, таких анклавов – десятки. Некоторые, такие, как в Марьиной роще, живут уже больше 10 лет.

comments powered by HyperComments