Перераспределение свободы - от детей к отцам?

12:33 01/06/2016
Перераспределение свободы - от детей к отцам?

Под высокопарные разговоры о том, как каждое новое поколение растет свободнее предыдущего, упускаются из виду очень простые вещи. То, что современные дети не имеют ни свободы передвижения, ни свободного времени. По крайне мере, очень многие из них.

Те из нас, кто рос еще при советской власти, конечно, вынуждены были этой власти кланяться и заучивать не самые приятные заклинания про дедушку Ленина. Но все-таки мы, в огромном большинстве, в школу ходили без сопровождения - многие с первого класса, и многие довольно далеко.

Сегодня этого и близко нет (про крайней мере, в Москве). И понятно почему. Современный мегаполис - в значительной мере джунгли. И не получается у сложного города свободного мира джунглями не быть. Со свободой и без железных дверей - не получается.

Современных детей не выпускают из дома одних лет до 12, если не больше. Родители и не могут их выпускать, страшно. Но и дети-то, получается, «законвоированы». И порезвиться они могут только в спортзале, на который не у всех родителей деньги есть.

Не получилось ли, некоторым образом, так, что, приобретя и отстояв себе в 1991 году свободу – взрослую свободу (ездить за границу, читать Солженицына и Вудхауса, открыть частную лавочку, вступить в разные партии), мы параллельно взяли и реквизировали последнюю свободу у детей своих?

Мнения специалистов по данному вопросу разделяются. «Я думаю, что радикальных изменений в смысле детской свободы не произошло, - заметил научный руководитель Института проблем образовательной политики «Эврика» Александр Адамский. - Заботливые родители и раньше не особо выпускали. На улице было всегда опасно. Просто у них не было хорошей возможности держать ребенка дома при тех жилищных условиях, которые были».

Иного мнения придерживается семейный психолог Людмила Петрановская. В беседе с корреспондентом «МИР 24» она отметила, что да, современный школьник, многое приобретя, кое-что потерял.

Правда, к политике и развалу СССР данный вопрос имеет вовсе не такое большое отношение. Это общий процесс для XXI века, особенно для развитых стран и их мегаполисов.

«Здесь нет разницы между нашими детьми и английскими или немецкими, - подчеркнула Петрановская. - В конечном итоге, все это следствие падения рождаемости. Детей мало, их цена высока. За них боятся, в них вкладывают. Мы не хотим терять ни одного ребенка. И минимизировать риски пытаемся ограничением свободы».

Вот в чем дело! Действительно, чем больше мы позволим детям набивать шишки и учиться плавать самим в этом мире, тем больший процент детей - хотим мы того или нет – по дороге будет потерян. Они погибнут или покалечатся в разных происшествиях.

В большинстве развитых стран приняты законы, запрещающие оставлять ребенка одного примерно лет до 12. «И из школы нельзя добираться самому, даже если она совсем рядом, - добавляет Петрановская. - Так и объясняется - чтобы ничего не случилось».

Людмила Петрановская согласна и с тем, что утрата дворовой культуры в сегодняшнем городе, в общем, не есть хорошо. И одного школьного общения со сверстниками недостаточно.

«Детям свободной игры не хватает очень, - отметила эксперт. - Отсюда проседает коммуникативная компетентность, стрессоустойчивость. Даже в садах сейчас мало играют, все больше занимаются».

«Я рос в деревне, и я не думаю, что в нынешней деревне ситуация как-то изменилась. И тогда была свобода, и сейчас там дети шляются сами по себе», - заметил в разговоре с корреспондентом «МИР 24» писатель и многодетный отец Захар Прилепин.

«Я думаю, что потеряли в другом, - считает литератор. - Это связано не столько с безопасностью - хотя тоже важная тема – сколько с компьютеризацией земного шара. Дети прикованы к электронным носителям. И я это даже внешне замечаю - вижу детей на улицах гораздо меньше. Не думаю, что это причина тут в безопасности, я думаю, что им неохота, им гораздо интересней сидеть в социальных сетях».

Последнее тоже верно, не поспоришь. Но если в соцсетях и компьютерных играх дети нагружают себя сами, то в учебе их с удовольствием и усердием нагружают родители в согласии с педагогами.

И вот здесь возникает еще один вопрос: а не слишком ли, все-таки? Уж очень часто приходится слышать, что у современных детей ни минуты свободной нет. Взрослые частенько говорят об этом с сочувствием, мол «наш сын все время делает уроки, им столько задают», но не выказывают ни малейшей готовности дать своим детям вздохнуть.

«У меня дети учатся в школе, и задают им в разы, а может быть, и в десятки раз больше, чем задавали нам. Школы стандарты повышают, и повышают их уже аномально, - рассказал Захар Прилепин. - Я это в шутку называю «борьбой с демографией». Потому что родители, которые вырастили одного ребенка, сделали с ним столько домашних заданий, что после этого им рожать уже никого не хочется».

Люди предпочитают растить одного отличника - в надежде, что он «будет крутой» и осчастливит их - чем двух «середняков». Вряд ли надо доказывать, что это плохо - с точки зрения вымирания некоторых народов, но также и с точки зрения самого единственного ребенка-отличника, на которого оказывается столь тяжкое моральное давление.

«Что касается загруженности - тут я точно могу не согласиться. Загрузка детей у определенного сорта родителей была колоссальная, - отметил Александр Адамский. - Я начинал работать в московской школе в 1980-х гг. Детки, которых я учил, были настолько замотаны, настолько им было сложно, что я даже придумал для них специально прохождение физики через театр».

По убеждению эксперта, жизнь ребенка, родители которого очень озабочены успехом в будущем, в принципе, всегда была такой же.

«Другое дело, что, честно говоря, раньше это было в большей степени связано с амбициями родителей, чем с реальным успехом ребенка, - напомнил Адамский. - Сделать карьеру без связей было довольно сложно. Это и сейчас не так просто. Но все-таки возможности связать образование с успехом сейчас возросли. И тут не только амбиции, но и реальные надежды».

«Дело не в размере, а в качестве, - подчеркнула Людмила Петрановская. - Ребенок может работать и учиться очень много, если ему интересно и безопасно. Проблемы в этом. Дети учатся непонятно чему и непонятно зачем, в процессе их прессуют».

Потом подростки начинают бунтовать и ищут «реальной жизни». «Рискованные увлечения, саботаж обязанностей и прочий протест против этой скучной жизни», - отмечает психолог.

Такова спорная повседневность современной семьи. Реального выхода из нее, в общем, не просматривается. Люди настроены заводить единственных детей, максимально их беречь, контролировать и прессовать. А от эксцессов – вплоть до тех же самоубийств - желают защитить себя путем еще более жесткого контроля.

Леонид Смирнов

comments powered by HyperComments