Путь к свободе

22:00 29/05/2016
Православные христиане отметят день памяти Серафима Саровского

Огнем и плетью... Именно так в России три с половиной века назад расправлялись с раскольниками. В мае 1666 года был проклят и отправлен в ссылку главный противник никоновских реформ протопоп Аввакум. Именно это событие многие историки считают началом раскола русской церкви. За свою свободу старообрядцам пришлось бороться не одно столетие, сообщает корреспондент «МИР 24» Родион Мариничев.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Школьная улица: Москва ямщиков, купцов и старообрядцев (ФОТО)

Быт типичного старообрядца: на кухне, как положено, красный угол, в каминной комнате - компьютер и интернет, в гостиной - телевизор. Сергей Ямщиков уверяет, что его дом построен еще при императрице Екатерине Великой. Здесь, в подмосковной Верее, староверы начали селиться вскоре после раскола. У самого же Сергея поначалу была типичная советская биография: детство в семье комсомольцев, армия, работа. Но однажды он решил отрастить бороду и стал пономарем-старообрядцем. В этом видел свободу.

«Большинство старообрядцев были свободными людьми. Они никогда не были крепостными», - пояснил пономарь храма Покрова Пресвятой Богородицы в Верее Сергей Ямщиков.

Они привыкли отличаться от большинства, ведь позади – 3,5 века собственного пути. Раскол церкви происходил в непростые для страны времена. Все еще давали о себе знать последствия смуты. Нужно было укрепить власть. Царь Алексей Михайлович решил сделать это при помощи церкви. И в этом нашел соратника - патриарха Никона.

«Это был сильный человек, богатырского сложения, и он боролся за то, как он видел, за лучшее будущее церкви. Видел он это лучшее будущее в церкви, которая обладала бы силой, в том числе экономической», - рассказал историк религии, заместитель главного редактора журнала «Наука и религия» Сергей Антоненко.

Суть никоновской реформы - перемена церковных обрядов. Креститься теперь полагалось тремя перстами вместо двух, службы стали короче. Нужно было сделать, как в Греции и в большинстве православных стран. Сблизившись с ними, Россия должна была укрепить свое положение. Прежние правила прокляли, а заодно и тех, кто не согласился с нововведениями. Раскольников начали преследовать: публичные порки, лишения имущества, массовые казни. При том что даже в ближайшем окружении царя многие не согласились с реформами. Самый ярый противник - протопоп Аввакум. Именно так (с ударением на второй слог) его до сих пор называют старообрядцы.

«Было недоумение в том, а как же святые отцы? Наши отцы и деды? А как же вот эти все иконы святые - тот же Николай угодник, Сергий Радонежский и прочие? Заметьте, они все крестятся двумя перстами», - пояснила Светлана Мартазова, которая с 1990 по 2016 год была директором Большемурашкинского историко-художественного музея.

Выходец из деревни Григорово близ Нижнего Новгорода, Аввакум стал главным символом сопротивления никоновским реформам. Его пытались увещевать, несколько раз отправляли в ссылки, но даже там он чувствовал себя свободным и писал гневные послания царю. В конце концов, опального протопопа сожгли в остроге, и затем именно так массово казнили старообрядцев. В поисках свободы отверженные уходили в леса и расселялись в глухих местах - Поморье, Урал, Сибирь.

Впрочем, некоторые бежали не так далеко. К примеру, большая община обосновалась вот здесь. Боровск, 100 километров от Москвы. Еще 100 лет назад там из всех горожан староверов было две трети. Одним из главных центров русского старообрядчества Боровск стал после раскола, когда сюда сослали боярыню Морозову. Здесь она приняла мученическую смерть, здесь ее и похоронили.

Феодосия Морозова, знакомая каждому школьнику по известной картине Сурикова, за свою свободу боролась так же неистово, как и ее единомышленник Аввакум. Она была одной из самых знатных придворных фигур, и поначалу это спасало ее от сильных гонений. Но непримиримость довела боярыню до пыток, а затем и до боровской ссылки.

«Где-то в районе угла этого здания - современного райсуда - должна была бы находиться могила боярыни Морозовой и лежать надгробная плита», - пояснила научный сотрудник музейно-краеведческого комплекса «Стольный город Боровск» Нелли Лошкарева.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: В Успенском соборе прошло богослужение по древнерусской традиции

Могила, как говорит краевед, уничтожена незадолго до распада СССР. Прямо на ней возвели здание райкома партии, в которое затем переехал суд. Во время строительства захоронение вскрыли. Прах Морозовой вроде бы припрятал кто-то из местных. Но где именно он покоится, неизвестно до сих пор. Тем не менее, в Боровск старообрядцы и сегодня приезжают на паломничество. Местных же прихожан немного около 200 человек. Собираются они вот в этом храме.

Службы длятся часов по пять. Все древние каноны соблюдаются безукоризненно. Их не утратили даже во времена государственного атеизма. В этом и сила старообрядчества, говорит настоятель храма отец Артемон. Молились дома, а порой и служили, а потом шли на работу.

Перестав быть советским рабочим и получив старообрядческий сан, он обрел ту свободу, к которой стремился с самых ранних лет. Хотя в технике разбирается до сих пор. Говорит, без машины священнику сегодня трудно. Сын Дмитрий тоже часто навещает староверов из соседних общин. На этих тесных связях во многом и держится сегодняшнее старообрядчество.

«Сам раскол - это ведь не только великая трагедия с жертвами человеческими, но и в то же время, можно сказать, большая чистка в церкви. Потому что те, кто более тверды в вере, они продолжали настаивать на своем, то есть, молиться так, как было раньше», - пояснил руководитель левого клироса Храма Введения Пресвятой Богородицы Дмитрий Шендригайлов.

Понимая, что староверие не искоренить, государство постепенно шло на уступки. Первые послабления введены уже в 1716 году при Петре Великом: наказания заменили двойным налогом. А в конце XVIII века Екатерина II разрешила раскольникам строить свои церкви в Москве, в Рогожской слободе, рядом с чумным кладбищем.

Именно с тех пор популярность старообрядчества вновь начала расти. Народ осознавал его преимущество, пояснил исследователь раскола и заведующий архивом митрополией Московской Всея Руси Русской Православной Старообрядческой церкви Виктор Боченков.

«При бюрократической церкви все решало вышестоящее руководство: архиерей - священник - диакон - паства. Вот такая вертикаль. В старообрядчестве было все наоборот ... Священник у старообрядцев избирался сначала приходом. Из-за этого старообрядцев называли таким словом - демократическое общество», - пояснил он.

В XIX веке двуперстников фактически уравняли в правах с нововерцами. Но официально это произошло только при Николае II. В 1905 году он издал высочайший «Указ о веротерпимости». Русская православная церковь признала старообрядцев лишь в 1929 году. Тогда Временный патриарший синод снял проклятие с дониконианских обрядов. Однако полноценного диалога как не было, так и нет, заявил протодиакон РПЦ Андрей Кураев. Для этого нужно хотя бы признать ошибки, совершённые 350 лет назад.

«Покаяние - это не декларация патриарха, однажды сказанная Синоду, не интервью какое-то покаянное. Реальное покаяние - это изменение школьных учебных программ ... Чтобы учебные курсы в семинариях честно говорили о преступной политике лидеров церкви и государства», - заявил Кураев.

Как и 3,5 века назад, сегодня старообрядцы ощущают свою особенность и противопоставляют себя большинству. А будет ли когда-нибудь преодолен раскол до конца или нет, для них уже не так важно.

comments powered by HyperComments