Самозванки в шоколаде

22:06 22/05/2016

Шоколад еще вроде бы не попадал под запрет. Тем не менее в России ломаются копья вокруг советского лакомства – плитки «Аленка». Бренд, который родился более полувека назад, не дает покоя некоторым современным женщинам. Именно себя они считают прототипом той самой девочки в платочке. Таковых, по меньшей мере, десятки человек. Недавно в Чите объявилась очередная «Аленка». Корреспондент «МИР 24» Родион Мариничев попытался найти настоящую.

Когда-то она мечтала стать музыкантом, но не сложилось. Теперь работает уборщицей в училище искусств. Знакомьтесь: многодетная мать-одиночка Елена Анисина. Говорит, вообще-то ее лицо знает вся страна. И вспоминает, как почти полвека назад, трехлетней девочкой, случайно попала в объектив.

«Смотрите, какая девочка! И стали меня фотографировать все. Ну, и говорят: мамаша, как вашу дочку зовут. Она говорит – Аленка!» – рассказывает Елена Анисина.

Елена никогда не сомневалась в том, что она – та самая девочка с шоколадки. Молчала всю жизнь, а потом, как озарение, нашло: написала письмо производителям «Аленки» и потребовала запоздалый «гонорар» – три миллиона долларов.

«Вот иногда думаю: три миллиона! Так много! Уже прямо страшно! Даже стыдно как-то вообще заикаться. Потом думаю: в общем-то, мало совсем», – говорит Анисина.

Руководителям фабрики «Красный Октябрь» все это так надоело, что они предпочитают не обращать на это внимание и не общаться с журналистами. В каком-то смысле их можно понять. Обеспечить себе «шоколадную» старость пытались, как минимум, еще несколько повзрослевших «Аленок». Все они – примерно ровесницы: 50 с хвостиком.

«Аленка» родилась в 1964 году в самом центре Москвы. Кондитеры фабрики «Красный Октябрь» тогда выполняли задание партии: стране очень был нужен вкусный и дешевый шоколад. Когда рецепт наконец был найден, народному лакомству осталось только придумать название.

Тут легенды одна другой красивее. Самой правдивой считается та, которую рассказывают в редакции журнала «Здоровье». Фотографию для обложки первого номера за 1962 год от 1 января сделал известный советский фотограф Александр Геринас. На нем изображена его восьмимесячная дочь Елена. Главред журнала Татьяна Ефимова говорит: фотографию потом обсуждали еще много лет.

«Она задала тон. Я бы сказала, что до Геринаса таких фотографий вообще было мало», – говорит главный редактор журнала «Здоровье» Татьяна Ефимова.

Именно тот кадр, судя по всему, приглянулся кому-то на «Красном Октябре». Вскоре очень похожее изображение появилось на обертке шоколадки. Через много лет Елена Геринас тоже подавала к производителям многомиллионный иск, но так и не доказала, что «Аленка» – это она.

«То, что мы держим в руках, это все уже нарисованное. Это все уже ретушер – его рук дело», – отмечает фотограф Валерий Плотников.

Он хорошо помнит, как появилась эта шоколадная плитка. Говорит, «Аленка» действительно запоминалась сразу. Хотя, казалось бы, типичная детская фотография.

«За детство счастливое наше спасибо, родная страна!» Вот такие дети и должны были это изображать», – говорит фотограф Плотников.

«Ты смотришь на мир с восторгом» – такая была подпись к снимку Геринаса. По-другому в Советском Союзе и быть не могло.

На самом деле в 1960-е в СССР так фотографировали почти всех маленьких детей. Можно сказать, это был «шаблон», в котором платок – обязательный элемент. Такие фотографии есть сегодня во многих семейных архивах. Почувствовать себя «Аленкой» может едва ли не каждый. Было бы желание. Главное, чтобы после фотографа хорошо поработали художники-ретушеры.

В семейном архиве фотографа Марка Коберта тоже есть такие фотографии, например, одной из его родственниц. Конец 1950-х.

«1950-1960-е годы – это послевоенная эпоха, связанная с большим дефицитом, во-первых, вообще вещей как таковых, во-вторых, с массовым переездом крестьян в города. В данном случае платок – это скорее атрибут женского национального крестьянского костюма», – поясняет директор Галереи классической фотографии Марк Коберт.

Повзрослевшие девочки с шоколадки объявляются чуть ли не каждый год. Кажется, только приглядись – и вот она, Аленка, как живая!

«Я вообще думаю, что любая девочка в Советском Союзе, которую звали Лена и которая родилась в 1960-е годы, считала, что она имеет какое-то отношение к этому лакомству», – говорит ведущий режиссер программного отдела телеканала «Мир» Елена Головина.

Легенда об Аленке много лет бытует и в семье нашей коллеги Елены Головиной. Ее дедушка в 1960-е был директором по снабжению фабрики «Красный Октябрь».

«Мне он сказал, что эта шоколадка была названа в честь моего дня рождения», – рассказывает режиссер телеканала «Мир» Елена Головина.

Скольким маленьким Ленам, наверное, говорили то же самое! Не обошла подобная история и звездную семью первой женщины-космонавта Валентины Терешковой. Якобы шоколадку назвали в честь ее дочери.

«Была моя фотография в детстве – когда маленькая я была вот в этом платочке – взяли оттуда. А лицо мое с этой фотографии не было разрешения использовать, и вроде как фотограф использовал лицо своей дочки», – поясняет дочь Валентины Терешковой Елена Терешкова.

Елену Терешкову мама до сих пор называет Аленка. Сама же космонавтская дочка всегда знала: байка есть байка.

«Я в общем-то не считаю эту шоколадку, названной в честь меня», – говорит дочь Валентины Терешковой.

Несколько лет назад «Аленкой» всерьез увлекся спортсмен из Йошкар-Олы Иван Земцов. Сегодня у него самая большая в России коллекция оберток легендарной шоколадки: более тысячи экспонатов. Самый ценный - первая обертка.

Образ девочки в платке не меняется больше полувека. Тем не менее бренд, который ассоциируется и с эпохой, и со страной, кому-то все время не дает покоя.

«1990-е годы тоже по-своему интересны в связи с появлением так называемых лже-Аленок, псевдо-Аленок. Появилось много российских производителей шоколада, которые пытались имитировать этот популярный образ», – говорит коллекционер Иван Земцов.

Настоящая Аленка так и не нашлась. Поэтому все легенды по-прежнему остаются легендами, а шоколад – шоколадом.

comments powered by HyperComments