Экскурсия в Припять: радиация all inclusive

10:21 26/04/2018
ФОТО : ТАСС / Andreas Jansen / Barcroft Images, BarcroftMedia/TASS

С годами Чернобыль превратился в бренд. Сегодня на Чернобыле делают деньги. К примеру, взрыв на атомной станции положен в основу сюжета компьютерной игры «Сталкер». Пользователю предлагают погрузиться в зону отчуждения, где, несмотря на смертельную опасность, по-прежнему живут люди. Все это, надо сказать, недалеко от реальности. Покинутая Припять – сегодня туристический объект. С каждым годом он лишь набирает популярность. Самый дешевый тур в Зону обойдется в 30 долларов. Ради чего люди едут туда, где смертельно опасно, выяснила корреспондент телеканала «МИР 24» Илона Линарт.

Маршрут Киев – Припять. До Зоны 110 километров, говорит гид по радиоактивным местам Антон Юхименко. По дороге Антон выдает туристам по дозиметру и зачитывает правила, что можно и, главное, что нельзя делать рядом с Чернобыльской АЭС.

«Должна быть закрытая обувь, длинные штаны. Запрещается принимать еду на свежем воздухе. Запрещается ставить на землю фото- и видеотехнику. Запрещается вывозить из зоны котов и собак», – предупреждает Антон.

КПП «Дитятки». За колючей проволокой территория, сдобренная радионуклидами. Свободный доступ туда запрещен. Съемочную группу пускают, Антон в Зоне – свой. Гостиница «Припять» в Чернобыле – пристанище на ближайшее время. Там надо переодеться в одежду, которую потом придется выбросить, чтобы не привезти домой радиоактивную пыль. В номере вместо обычного туалетного мыла лежит хозяйственное, потому что в нем больше щелочи, оно лучше смывает радиацию. Через полчаса – Припять. Это уже так называемая 10-километровая зона отчуждения. О чем сразу же напоминает дозиметр – он зашкаливает.

Когда-то это был один из самых комфортных городов Советского Союза. Город атомщиков, символ развитого социализма. Теперь он словно декорации к фильму о постапокалипсисе. Но Припять сложно назвать мертвым городом. Икарусы и газели каждый день привозят туда туристов. Сегодня – из Польши и Германии.

«Припять преображается. Огромное количество смеха. Очень много людей. Все это выглядит совсем иначе», – отмечает гид Антон.

Но изменения увидеть не так-то просто. Кажется, что там навсегда застыл 1986 год. Один день 26 апреля. В школе все на своих местах, словно у детей каникулы, словно не было ни перестройки, ни распада Советского Союза.

Первый микрорайон Припяти ближе всего находится к аварийному энергоблоку. В местную больницу 30 лет назад привезли первых пострадавших пожарных, которые тушили реактор. Работали в обычной экипировке, которая не защищала от радиации. Там и сейчас фон зашкаливает, это один из самых загрязненных участков в зоне отчуждения. Например, кусок подшлемника пожарного показывает 21 тысячу микрорентген в час. Максимально допустимый уровень радиации – 30 микрорентген в час. Годовая норма для человека не должна превышать двух рентген. Больше – едва ли не стопроцентная онкология.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Чернобыль навсегда

Следующий пункт – четвертый реактор Чернобыльской АЭС. Сейчас там строят «Укрытие» – новый саркофаг. Старый давно пора менять.

Неподалеку река Припять. Там еще сохранилась железная дорога. Раньше по ней возили стройматериалы для энергоблоков станции. Теперь туристы кормят сомов, но рыбу там ловить, конечно, не стоит. Поэтому ее так много.

Дальше – обед. По расписанию. Снова возвращаемся на станцию и идем в местную столовую. На входе рамки дозиметрического контроля – еще один увлекательный аттракцион. Сегодня в меню гороховый суп с куриной отбивной. Еда привозная из экологически чистых районов. Ужинаем уже у самоселов. Евгений Федорович и Галина Ивановна угощают вареньем из чернобыльских яблок. Свой дом после аварии они оставили всего на два месяца. Но вскоре поняли, что лучше смерть, чем жизнь вдали от родной хаты.

«Мужики плакали, никто не хотел уезжать. Мы стали изобретать разные способы попасть в Чернобыль. По реке, переодевались в милицейскую форму», – рассказывает Евгений Маркелов.

Туристам самоселы всегда рады. Соседние дома пустуют. Общаться здесь не с кем. Ближайший город Славутич в 70 километрах. Его построили сразу после аварии на четвертом энергоблоке. Женя живет там с детства. Он – ровесник чернобыльской аварии. У Жени всего одна почка. Но это пустяки по сравнению с тем, что он мог не родиться вообще. Его маме Светлане Захарченко чудом удалось избежать аборта.

«Когда я родила, он был весь в мелкоточечной сыпи. Сбежались все доктора, всем было интересно посмотреть. Моя карточка была красным перечеркнута «Чернобыль», – рассказывает женщина.

Потом в Припять Светлана с сыном приезжала лишь однажды, на десятилетие трагедии. Заказали экскурсию. После этого женщина поклялась больше никогда туда не возвращаться. Лишь украдкой из своей бывшей квартиры вывезла вилку и термометр. В память об уже прошлой жизни.

Туристов в Припяти всегда много. Теперь и подавно. 30 лет аварии на Чернобыльской АЭС.

comments powered by HyperComments