Виктюк: Главное в театре – энергетические потоки

22:51 27/02/2016

Роман Григорьевич Виктюк из тех, кого пора бы уже причислять к мэтрам и патриархам, но он продолжает будоражить публику своими спектаклями, которые поражают неожиданными поворотами и орнаментальной красотой, в которую, как в рамку он помещает вроде бы известные сюжеты. Виктюк из тех, кто не признает правила, вернее, давно уже живет по своим.

Может, поэтому и открытия своего театра он ждал два десятилетия. Работы завершены и здание легендарного дома культуры, построенного великим архитектором Мельниковым, вот-вот официально будет открыто как театр Романа Виктюка. О том, что покажут вначале, он рассказал обозревателю «МИР 24» Григорий Заславский. И не только это, конечно.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Полупение-полугимнастика: Виктюк снова поставил «Федру»

Роман Виктюк родился 28 октября 1936 года во Львове, окончил актурский факультет ГИТИСа. С середины 70-х работает как режиссер. В 1988 году поставил свой самый известный спектакль «Служанки» по пьесе Жана Жене, в котором все женские роли сыграли мужчины. В 1990 году открылся театр Романа Виктюка. Всего режиссер поставил более двухсот спектаклей в России, Финляндии, США, Израиле, Италии.

- Мы с вами встречаемся после окончания долгой репетиции, это Уильямс, «Внезапно прошлым летом». Насколько я понимаю, этим спектаклем вы собираетесь открывать новое здание.

Роман Виктюк: Да, почти, правда.

- Что не так?

Роман Виктюк: Не только это будет. Будет и «Федра», будет и украинская пьеса и Теннеси Уильямс.

- Как вы выбираете спектакль, которым открывать и как так получилось, что именно Уильямсом вы будете открывать это здание?

Роман Виктюк: Вот в этом пространстве, среди руин. Дыры, холод, вода течет – 19 лет. Вот все, что мы хотели поставить за эти 19 лет, вот мы и будем открывать этим.

- Когда здание будет открываться?

Роман Виктюк: Май месяц наш.

- Почему выбрали Уильямса?

Роман Виктюк: Это будет не первый день. Первый день будет «Федра». Второй украинская пьеса, третий Уильямс. Это его последняя пьеса. В Америке ее провалили с треском, фильм не интересен, но пьеса грандиозная. Я в этом убежден.

- Мы сидим в декорациях этого спектакля и здесь очень много металла. Даже когда я проходил по сцене она гремит. Это специально так сделано?

Роман Виктюк: Конечно.

- Иногда кажется, что для вас совершенно неважно качество драматургического материала. Вы с равной степенью можете сделать успешный спектакль и по Цветаевой, не имеющей большой сценической истории, и украинской пьесе никому не известного автора. Мне кажется, текст для вас вообще не существенен. По какому принципу вы решаете, это подходит, это не подходит?

Роман Виктюк: Мои ребята, которые прожили здесь 20 лет в холоде, кошмаре, ужасе – они не разбежались. Мы выпускали каждый год спектакль. 20 спектаклей мы все сохранили. Вот эта святость, доброта, прежде всего, имеют значение. Потому что здесь тогда, в этом сакральном пространстве, энергетика, аура, которой они дышат и отправляют туда энергетические потоки, это самое главное. И любой текст тогда может быть замечательным. Потому что он просвечен этой человеческой жертвой. Я не сумасшедший, но это правда. Я в это верю. Когда нам сегодня начальство говорит «Главное заполнение зала, качество нас не волнует. Если вы не угождаете публике, если вы не живете животным смехом и не потакаете безумной публике, вы никому не нужны». Вот структура, против которой я воюю все годы.

comments powered by HyperComments