Жора Крыжовников: Про некоторые вещи надо не говорить, а петь

11:39 18/01/2016

Москва, 16 января. Выпускник гитисовской мастерской Марка Захарова, успевший попреподавать и во ВГИКе и в родной для него Российской академии театрального искусства, Жора Крыжовников сегодня больше всего известен по своим кинопроектам «Горько!» и «Горько-2!». Еще его знают как мужа актрисы Юлии Александровой, которая снялась и в новом его фильме «Самый лучший день». Со своими сборами в 8,5 миллионов долларов караоке-комедия стала самым успешным российским фильмом 2015 года. Телеканалу «МИР 24» Жора рассказал, как снимал кино в изобретенном им самим жанре.

Жора Крыжовников родился 14 февраля 1979 года в городе Арзамас-16. Настоящее имя - Андрей Першин. Жора окончил режиссерское отделение ГИТИСа, а позже учился во ВГИКе на факультете продюсерства и экономики. Поставил несколько спектаклей на сцене театра «АпАРТе» и в «Школе современной пьесы». Работал на телевидении. Широкую известность получил как режиссер картины «Горько!». Эта комедия стала лидером российского проката в 2013 году и заработала 25 миллионов долларов.

- В интернете идет снятый одним кадром сюжет, где замечательная актриса и ваша супруга Юлия Александрова катается на пожарных машинах, входит в горящие дома… У этого ролика уже больше миллиона просмотров. Но ведь это еще не значит, что все эти люди придут в кинотеатр.

Жора Крыжовников: Конечно, не обещает. Чтобы человек встал, прошел какое-то расстояние, заплатил свои деньги, нужно приложить большие усилия, убедить его в том, что он их не потеряет, что время не будет потрачено зря. Для этого мы и показываем кусочки нашего фильма, чтобы зритель понял - у нас аттракцион, музыкальный аттракцион, такого как у нас больше нигде не увидишь. Включив телевизор, таких артистов в одном месте, в одной сцене ты не найдешь - надо будет компилировать советское кино с современным сериалом и т.д. Именно поэтому мы смело выкладываем кусочки фильма в интернет, которые в индустрии произвели определенный эффект. Мне звонил режиссер фильма «Легенда 17» и говорил, что это же графика, это не одним кадром снято. А это одним кадром! Мы не пожалели время. Мы три дня репетировали и один день снимали этот эпизод. Чтобы простая русская девушка и коня на скаку остановила, и в горящую избу вошла.

- Ваше жена была застрахована во время съемок?

Жора Крыжовников: Нет! Она очень смелая! Хотели больше провести репетиций с каскадершей, но она сказала, что хочет сама, ее было не остановить. Это актерский кайф оказаться в ситуации, когда вокруг все горит, когда рушатся дома…

- Когда я узнал, что жанр вашего фильма караоке-комедия, у мня сразу возник образ покойного Романа Трахтенберга, который, когда начинали рассказывать анекдот, всякий раз его дорассказывал. А у вас такое же караоке? А что вы имели в виду?

Жора Крыжовников: У нас звучат хорошо известные всем песни. Это не караоке, но в фильме есть моменты, когда зритель может подпеть, спеть вместе с Боярским или Нагиевым, если у него душа будет петь так же, как у героев. Часто у человека не хватает словарного запаса, чтобы проявить то, что он чувствует, а песня помогает. О каких-то вещах нет возможности поговорить, о них можно только спеть.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: «Душа поет, а сердце плачет». Жора Крыжовников снял фильм в новом жанре

- Легко или трудно было собрать таких актеров? Боярский, Чурикова, Нагиев. Насколько они были готовы к такого рода экспериментам?

Жора Крыжовников: Инна Михайловна, когда мы встретились с ней первый раз, уже прочла сценарий. Она сказала: «Хочу, чтобы мне было интересно». И спросила - кто сын? Я говорю - Нагиев. Она расхохоталась. Ей само это предложение показалось достаточно провокационным. Затем спросила, кто муж? Я говорю - Боярский. Она опять расхохоталась. Ей понравилась семья. До этого она не играла с Боярским, они познакомились на моих глазах в актерском вагончике. Ей нравится, как Нагиев играет свои роли и ведет программы, она видела его по телевизору. Она поняла, что окажется в классной компании.

- Сценарий фильма написан по мотивам пьесы Александра Николаевича Островского «Старый друг лучше новых двух». От пьесы в фильме вообще что-то осталось?

Жора Крыжовников: Осталось, и я очень радуюсь, когда смеются шуткам Островского. Это моя потаенная радость. Я про себя думаю: «Александр Николаевич-то молодец, он работает».

comments powered by HyperComments