Барачный договор: самые эффектные выходы из тюрьмы

11:53 14/01/2016

Москва, 14 января. Из следственного изолятора в российской столице совершен побег. Арестованному по имени Маруф Одинаев удалось покинуть СИЗО №5 «Водник» на Выборгской улице.

Как оказалось, Маруф вышел из изолятора через двери контрольно-пропускного пункта около 17:00 13 января. Охранники пропустили его по чужим документам. В это время на свободу должен был выйти сокамерник беглеца некий Тагоймурод, которого подозревали в нападении на полицейского. За денежное вознаграждение он согласился остаться за решеткой вместо Маруфа.

Факт подмены сотрудники «Водника» обнаружили только в полночь.

Известно, что гражданину Таджикистана Маруфу Одинаеву 1993 года рождения грозило наказание по статье о распространении наркотиков.

«Был одет: черная шапка, бардовый пуховик выше колена с мехом на капюшоне, джинсы синие, туфли черные. При себе может иметь большую спортивную сумку черного цвета», - сообщает приметы арестованного управление ФСИН по Москве.

После происшествия прокуратура начала проверку.

«В связи с побегом из ФКУ «СИЗО-5» УФСИН по г.Москве прокуратурой города организована проверка. По ее результатам будет дана принципиальная правовая оценка действиям должностных лиц изолятора, из-за попустительства которых стал возможным побег обвиняемого в тяжком преступлении», - заявила представитель ведомства Елена Рассохина.

Всего в Москве действуют семь следственных изоляторов, побеги из которых совершаются довольно редко. Так, в мае 2013 году из старейшей московской тюрьмы «Матросская тишина» с помощью связанных простыней выбрался осужденный Олег Топалов, обвиняемый в двойном убийстве. За 200-летнюю историю СИЗО №1 этот побег стал третьим, причем ни одного из них не произошло ни в царское, ни в советское время.

Топалов сумел проделать отверстие в потолке камеры столовой ложкой и через вентиляционную шахту выбраться на крышу, откуда до свободы оставалось несколько шагов. А в 1995 году его предшественник, киллер Александр Солоник, совершил первый удачный побег из «Матросской тишины», просто захватив с собой надзирателя.

Примечательно, что «Водник» стал, вероятно, первым относительно современным следственным изолятором, из которого удалось убежать арестанту. Помимо старинной «Матросской тишины», громкие побеги совершались в не менее древней «Бутырке», или СИЗО-2, где несколько веков назад ждал казни бунтовщик Емельян Пугачев.

В 2001 году бутырские охранники обнаружили отверстие в полу в одной из камер на нижнем этаже, бывших так называемых «камер смертников». Трое обвиняемых в убийствах проковыряли рассыпавшийся от старости бетон ложками и через канализацию выбрались на московскую улицу.

Очередной побег из «Бутырки» произошел только через 10 лет, когда заключенному удалось вырвать оконную решетку. В том же году сбежал еще один человек, однако на этот раз состояние здания изолятора оказалось ни при чем: конвоиры допустили халатность.

Как правило, после конвоирования у арестованных остается немного вариантов побега. В августе прошлого года подозреваемый в краже мужчина, отправленный на хозяйственные работы, ради глотка свободы разобрал кирпичную стену одного из петербургских изоляторов.

За год до этого 17-летний подросток также покинул один из изоляторов Северной столицы, разломав решетку окна стальным прутом.

Уже в колонии заключенные подходят к побегу более творчески, не ограничивая себя разбором тюремных стен и проделывания отверстий в них подручными средствами. Так, осужденный вологодской ИК-17 Алексей Шестаков после 12 из 24 лет заключения за тройное убийство разработал поэтапный план незаконного досрочного освобождения. Во-первых, за взятку в 10 тысяч рублей он добился исключения себя из списка лиц, склонных к побегу. После этого контроль за убийцей был ослаблен. Затем Шестаков связался с подельниками на воле и в день X, который выпал на 22 марта, за ним прибыл вертолет. Зэк поднялся по тросу на борт воздушного судна под выстрелы женщины из ВОХРа и покинул колонию.

Позднее беглецы на вертолете были пойманы, но под арестом оказался и один из руководителей колонии. Именно он вычеркнул Шестакова из особого списка.

Добавим, что статьей 313 Уголовного кодекса России за побег из тюрьмы предусмотрено наказание до восьми лет лишения свободы.

comments powered by HyperComments