Владимир Кехман: «Тангейзер» был не реваншем, а богохульством

22:00 05/12/2015
Владимир Кехман: «Тангейзер» был не реваншем, а богохульством

Москва, 28 ноября. Никакие скандалы, о которых то и дело напоминают газеты, не мешают Владимиру Кехману держаться на плаву и, даже больше того, брать одну высоту за другою. Забросив бизнес, он всего себя отдал искусству, а если быть точнее, театру оперы и балета. Но вот тут надо снова уточнять: не одному какому-то музыкальному театру, а сразу двум. Месяц назад Кехман объявил о запуске долгоиграющей и стратегической программы сотрудничества его Михайловского театра с Эрмитажем, а на днях торжественно открыл после ремонта Новосибирский театр оперы и балета, который возглавил вскоре после того, как об этом театре вся страна узнала благодаря скандальной постановке оперы «Тангейзер». Скандальный спектакль Кехман закрыл. Почему? И об этом тоже он рассказал в интервью «МИР 24».

Владимир Кехман родился 9 февраля 1968 года. Окончил факультет иностранных языков Самарского педагогического университета и продюсерский факультет Санкт-Петербургской академии театрального искусства. В 90-х годах компания Владимира Кехмана стала крупнейшим импортером фруктов в Россию. В мае 2007 года занял пост генерального директора Михайловского театра в Петербурге, но в 2015 году оставил эту должность и остался в театре в качестве худрука. Также в 2015 году назначен директором Новосибирского театра оперы и балета.

– Как Вас теперь называть? Как Вы сами себя называете? Последовательность действий?

Владимир Кехман, директор Новосибирского театра оперы и балета, художественный руководитель Михайловского театра: Основное место работы у меня, безусловно, Новосибирск. В Михайловском театре у меня все-таки больше творческая должность. И здесь я работаю по совместительству. Основное место работы – генеральный директор Новосибирского государственного академического театра оперы и балета с новым брендом «Новат». Театр с уникальной судьбой, уникальное здание, поэтому Новосибирский академический театр – это то ценное, которое на сегодняшний день невероятными усилиями коллектив этого театра смог сохранить.

– Одна из историй, которая все равно неизменно будет сопровождать ваше директорство в Новосибирске – это «Тангейзер». Спектакль, который, нужно отдать справедливость, был снят по Вашей инициативе в связи с тем, что режиссер не пришел, по-моему, несколько раз на переговоры. В этой связи будете ли Вы пытаться вернуть название в афиши? Насколько вообще Вам это интересно, вот этот реванш?

Владимир Кехман: Никакого реванша нет. То, что было – это было богохульство. Все костюмы у меня уже носят рабочие сцены, из «Тангейзера». Он очень помог нам на этом этапе, потому что рабочие сцены были в ужасном положении. Я забрал все костюмы, которые возможно было, и в них прекрасно ходят рабочие сцены. Этот спектакль восстановить невозможно. Все, что касается в принципе «Тангейзера» или Вагнера, у нас нет никаких ограничений. Более того, может быть, мы его сделаем, это вопрос Юровского, в концертном исполнении. Потому что это великая музыка. Тут нет вопросов никаких. Я обожаю «Тангейзер». У нас здесь идет «Летучий голландец». Я все время летаю к Баренбойму, его интерпретации просто фантастические, когда он делает «Тангейзер». Я все время слушаю Вагнера, потому что это великая музыка.

– Скажите, что Вы будете делать в ближайшее время как худрук Михайловского театра?

Владимир Кехман: Мы как раз обсуждаем это сейчас. У нас будет уникальный проект, посвященный Петербургу. Лар Любович ставит балет специально для нас. Там часть музыки будет Глиэра, это не «Медный всадник», но это по мотивам. Это будет очень интересный проект. Дальше, я очень надеюсь, что, в ближайшее время я жду Жолдака, он поставит уникальную «Пиковую даму».

– А «Онегина» он уже установил?

Владимир Кехман: Да, «Онегин» идет. Мы с ним во время обсуждения придумали уникальную историю по «Пиковой даме». Кроме всего этого, у нас идет обсуждение с Начо Дуато, вроде бы я его уговорил, чтобы он сделал новую «Баядерку». Дальше есть один хореограф, которого я пригласил и жду сейчас от него подтверждения. Если он подтвердит, у нас будет серия балетов этого хореографа. Человек с мировым именем.

– И последний вопрос. Я помню, когда Осипова и Васильев приходили в Михайловский театр, вы говорили: «Только не думайте, что это деньги. Деньги в искусстве не решают почти ничего». Вот, когда Вы убеждаете людей принять участие в том или ином проекте, что является, помимо Вашей энергии, что является главными аргументами?

Владимир Кехман: Главный аргумент – это всегда только личные взаимоотношения и больше ничего. Деньги, они вообще вторичны. Для творческого человека деньги не имеют вообще никакого значения. Только личные взаимоотношения. Потом уже все остальное.

Беседовал Григорий Заславский

comments powered by HyperComments