Общество потребления: живи, чтобы покупать, или покупай, чтобы жить?

16:49 27/11/2015
Фото: Алексей Верпека (МТРК «Мир») "«Мир 24»":http://mir24.tv/, скидки, магазин, магазины, распродажа, sale
ФОТО : «Мир 24» / Алексей Верпека (МТРК «Мир»)

В этом году «Черная пятница» пришлась в США на 27 ноября – в этот день по всей стране (да и не только в одной Америке) стартуют предрождественские распродажи. В тех же Соединенных Штатах уже в 1992 году появилась обратная «черным пятницам» акция – Всемирный день отказа от покупок, в 2015 году он выпал на 27 ноября. Акция проводится в знак протеста против чрезмерного потребления, в результате которого почти треть производимых в мире продуктов попросту выбрасывается, что не решает проблему голода на Земле, а только усугубляет проблему мусора.

Сам термин «общество потребления» ввел в оборот социолог-фрейдомарксист Эрих Фромм, автор книги «Иметь или быть». По мнению Фромма, современные люди вовлекаются в постоянную цепочку потребления и заработка на это потребление, оставляя неразвитой свою духовную сферу. Общество потребления в какой-то момент, конечно выводит экономику на более высокий уровень, но зачастую этот процесс сопровождается духовным кризисом. Альтернативные способы существования в мире потребления пытаются найти лишь небольшие группы людей. Кто они и почему мы так много покупаем, «МИР 24» поговорил об этом с аспирантом Института философии РАН Андреем Гасилиным:

ФИЛОСОФИЯ ПОТРЕБЛЕНИЯ

Тяга человека к безудержному потреблению глубоко взаимосвязана с его врожденными или приобретенными комплексами. Наиболее последовательная и продуманная критика общества потребления была сформулирована в рамках фрейдомарксизма. Что такое фрейдомарксизм? С одной стороны, это обновленный марксизм, в котором переосмыслены и оживлены идеи раннего Маркса, например, концепция отчуждения, сыгравшая ключевую роль в критике общества потребления. В рамках фрейдомарксизма Франкфуртской школы было наглядно продемонстрировано, как человек становится рабом потребления, включаясь в этот бесконечный цикл. С другой стороны, к этой проблеме подключен и Фрейд: фрейдомарксизм показал, как этот комплекс интегрируется в человека на уровне семьи, как естественной сублимацией репрессивных практик внутри семьи оказывается потребление. Герберт Маркузе и другие представители Франкфуртской школы, достаточно убедительно показали, как связано воспитание в семье, построенной в патерналистской модели, с функционированием авторитарного и даже тоталитарного государства. Человек с самого своего детства – на уровне внутрисемейных отношений – включается в репрессивные практики, и в дальнейшем это трансформируются в авторитарный стиль властных отношений на уровне общества в целом, создавая основу вертикальной иерархии.

Потребление – это компенсирующая практика, оно представляет собой, по сути, не овладение предметом, а попытку самоидентификации. Человек, покупающий новые вещи (одежду, гаджеты, машину, дачу и т.п.), пытается обнаружить самого себя через модус владения. У человека, который воспитывался в рамках патерналистской семьи, репрессировано естественное личностно-творческое начало, он существует в чужой, навязанной извне сетке координат. Так как авторитарная семейная модель не позволяет человеку полноценно себя выражать, он пытается добрать самоидентификации через приобретение вещей. В результате запускается цикл бесконечного накопления, причем приобретая новую вещь, человек не удовлетворяет глубинных потребностей и даже испытывает небольшое разочарование, потому что то, для чего это делалось, фактически, не достигнуто. Появилась новая вещь, статус символов получен, но истинного удовлетворения от этого нет. Новые вещи нарастают на нас тяжелым грузом, захламляя наше жизненное пространство и усугубляя при этом пустоту нашей жизни. И чем больше вещей, тем больше накапливается недовольства.

Еще один представитель Франкфуртской школы Эрих Фромм выделяет две альтернативы: «Иметь или быть?» – так называется его центральная работа, в которой он выступает с глобальной критикой стратегии «иметь». По Фромму, многие современные люди не существуют в полном смысле этого слова – они постоянно расширяют свой мир через приобретение вещей, но так как они этими вещами не являются, то их жизнь сводится к постоянной гонке за обладанием. Даже когда человек получает образование, он хочет иметь диплом, иметь статус, иметь способность. У него нет понимания того, как он сам существует в этом мире и в чем смысл его существования. Общество потребления вообще пытается освободиться от моральных устоев. Фромм считал это одной из причин неврозов, которые сейчас есть чуть ли не у каждого человека. Речь идет не о какой-то универсальной морали, а о несогласованности жизни человека с его собственными убеждениями. У большинства людей, если убеждения есть, то они надерганы из самых разных источников и зачастую друг другу противоречат. То есть у человека нет внутренней согласованности, как надо жить, что надо делать. А в магазине тебе продают не просто вещи, а идеологию, создаются квазирелигии. Сейчас много курсов по различным духовным практикам – оплачиваешь, и тебе рассказывают, как правильно и сбалансировано существовать, продается стиль жизни, wellness. Если это делается в логике потребления, работать оно будет, только пока человек общается с коучем и ездит на семинары. На первый взгляд он будет ощущать себя духовно выше, а в действительности это та же самая стратегия в рамках общества потребления. Если у тебя закончатся деньги или желание, ты очень быстро окажешься там, где был.

 

В Америке общество потребления расцвело в 40-х, сразу после окончания Второй мировой войны у них пошел резкий экономический подъем и начался бэби-бум. В это время начала раскручиваться логика потребления, которую рядовым гражданам начали насаждать на всех уровнях – от малого бизнеса до политики. «Потребляйте, таким образом вы вкладываетесь в экономику!» – этот месседж каждый американец слышит с самого детства, он уже стал частью социальной культуры. Использовав ресурсы личных накоплений, неконтролируемое потребление стимулировало беспрецедентный рост рынка кредитования. Сейчас у любого американца в бумажнике целый веер кредитных карт. Там просто нереально найти человека без кредитов – первый открывается еще в студенчестве, просто для того, чтобы у тебя началась кредитная история. Ты его чисто формально должен открыть, даже если тебе не нужны деньги, только так ты сможешь «правильно» проходить по всем этапам социального становления, которые навязывает тебе общество. На самом деле, государство очень заинтересовано в кредитной зависимости своих граждан. Если у правительства или правоохранительных органов возникают к человеку какие-то вопросы, он просто отключается от «кормушек». На нем огромное количество долгов, и он ничего не может делать. Это фантастическая возможность манипулирования. Поэтому человек, на котором висит множество кредитов, держится за работу и старается не конфликтовать ни с начальством, ни с властями. Таким образом, логика потребления делает граждан тотальными конформистами, неспособными к протесту.

В Европе общество потребления тоже расцвело где-то к середине 60-х. Так, бунты 68-го года в Париже, как это ни парадоксально, случились как раз в то время, когда экономическая ситуация в стране была вполне благополучной. Это была золотая эпоха, когда французское правительство умудрилось не только восстановить довоенный уровень экономики, но даже поднять его. И на фоне этого благополучия студенчество вдруг начинает бунтовать и устраивает такую «бучу», после которой уходит в отставку сначала правительство, а потом и президент Шарль де Голль. С одной стороны, общество потребления продвигает экономику страны, а с другой – дети выходят на улицы, чтобы протестовать. В конце 60-х планета кипела, везде молодежь проповедовала логику абсурда вопреки логике здравого смысла. В этом заключается основание и кислотной революции – расширьте сознание, перестаньте мыслить стандартно, поймите, что вселенная гораздо тоньше и многомернее, чем вы привыкли видеть. Ваше сознание не должно быть шаблонным, люди должны уметь мыслить в самых разных логиках, и тогда ваша жизнь будет полноценной. А иначе это жизнь робота, который ходит по намеченной траектории. На Западе до сих пор еще много отголосков 60-х, например, в США существуют общины людей, которые ушли от цивилизации и пытаются жить натуральным хозяйством в стиле XIX века. Правда, это уже некая радикализация «зеленых» стратегий – антиглобализационных, антицивилизационных, антиурбанистических.

В России со времен СССР осталось очень странное отношение в потреблению. Тогда в идеологии превалировал императив производства, производство всегда доминировало над потреблением – это марксистская логика. По Марксу производить человек должен больше, чем потреблять. В России люди, которые начинают жить в западных ценностях, отметают эту логику и предпочитают жить по американской системе – потреблять как можно больше, потому что, потребляя, ты развиваешь экономику. Правда, про расходование природных ресурсов там никто не говорит, эта проблема полностью игнорируется. Главное – развивать экономику. Приводит это все к абсурдной ситуации, когда множество вещей, толком ни разу не использовавшихся, выбрасывается на свалку.

По Марксу капиталистическую систему должен сменить коммунизм, и радикальные марксисты действительно так считают. Это должно быть общество, в котором человек имеет абсолютную ценность, его никто не использует, у каждого масса свободного времени, которого хватает и на творчество, и на саморазвитие, то есть он в свое жизнеобеспечение вкладывается гораздо меньше, чем мы сейчас. Проблема нашего общества в постоянном дефиците ресурсов, и у людей, которые живут в этом обществе, появляется невротическая тяга к воспроизводству статус-символов, которую можно нивелировать через трансформацию психического тела человека, его отношения к миру, отношений с другими людьми. В обществе потребления непосредственное общение между людьми затруднено, оно есть, конечно, но затруднено как раз постоянной потребительской логикой обмена. Здесь человек человеку, в первую очередь, деловой партнер, а иногда – соперник. А система взаимоотношений «человек человеку – человек» редко встречается. В коммунистическом обществе, по Марксу, этого можно достичь. Но я считаю, что общества всемирного благоденствия, скорее всего, никогда не наступит, просто потому что конфликт интегрирован в саму структуру социума и является неотъемлемой частью человеческого существования.

СПОСОБЫ ЛАЙФХАКА: БИТНИКИ, МИНИМАЛИСТЫ, ФРИГАНЫ И ДРУГИЕ

Борьба с обществом потребления имеет свои обратные стороны, о которых говорит современный словенский философ Славой Жижек. В своих работах он очень тонко критикует те псевдо-«зеленые» стратегии, которые как бы направлены против общества потребления, но на самом деле включены в ту же систему. Например, когда компания устраивает акцию: купи чашку кофе и помоги защитникам природы, потому что треть от стоимости мы перечисляем в фонд. Жижек показывает, что это чисто капиталистическая схема, потому что производством компания нейтрализует все свои вложения. У Жижека это называется «культурным капитализмом».

 

Против логики неограниченного потребления выступают, в частности, современные минималисты – Лео Бабаута, Джошуа Миллберн, Райан Никодемус и другие. Движение минималистов зародилось в середине нулевых в американской блогосфере. Минималисты предлагают поразительно простые формулы, которые работают в любой ситуации, хотя глубокой философии за их убеждениями не стоит. Суть: освободись от ненужных вещей, ненужных событий, ненужных людей, ненужного всего, сведи свою жизнь к необходимому минимуму. Человеку для жизни нужно фантастически мало, не надо ее перегружать, гнаться за модой. Бабаута – один из топ-блогеров, чей блог Zen Habits лет 10 назад попал в 25 самых посещаемых блогов США и 50 самых популярных по международным рейтингам. В нем он писал небольшие посты о том, как надо избавляться от всего лишнего. В принципе все элементарно – например, на рабочем столе, кроме тех вещей, которые ты используешь, не должно быть ничего. Никодемус однажды провел следующий эксперимент: он запаковал в коробки все свои вещи и начал вынимать оттуда только те предметы, которые ему действительно необходимы. Спустя месяц оказалось, что он использовал всего 20% вещей. Оставшиеся 80% он отдал на благотворительность.

Настоящей попыткой изменить систему можно назвать бит-движение, зародившееся в 40-50-е годы в США. Конечно, это в основном была авангардная молодежь, студенты Гарварда и других университетов Лиги плюща. Поначалу его идеологами были в основном писатели: Джек Керуак, Ульям Берроуз, Кен Кизи, Аллен Гинзберг, которые создавали новую, романтическую культуру, вбиравшую в себя ценности из самых разных мировоззрений, дистанцируясь от доминирующей. Было очень много мистических исследований, экспериментов с наркотиками, таким образом битники, а затем хиппи, пытались сломать господство здравого смысла. Им каждый день говорили по телевизору, что коммунисты наступают, надо строить процветающую Америку, руководствоваться здравым смыслом, рационально себя вести. Культура «старших» постоянно апеллировала к классической патерналистской морали и здравому смыслу. Битников это явно не устраивало, для них главными были духовные потребности, они пытались понять, что такое человек и как он должен жить.

 

 

Они путешествовали, слушали джаз, влюблялись, писали стихи и романы. Суть этого конфликта сформулировал Хантер Томпсон в книге «Страх и отвращение в Лас-Вегасе». В первую очередь, это был конфликт поколений, пока были молодые, желающие жить свободно, заниматься чем хочется и устанавливать свои правила, и было поколение «старых и злых», которое якобы знало, как надо жить, все время пыталось ограничивать и ставить заслоны. Тогда многие мечтали создать принципиально другое человечество, основанное на идеалах любви, а не на идеалах монетизации и вещизма, но в общем и целом это был протест против политики старых, поэтому, когда вчерашние дети сами стали папами и мамами, движение завяло.

В наше время в мире имеется довольно много течений, которые так или иначе пытаются выбраться из общества потребления – от добровольных отшельников до свободных художников, напоминающих современных битников (не путать с хипстерами). Одним из ярких примеров является российский художник Сергей Баловин, автор проекта «Натуральный обмен», сумевший совершить без денег кругосветное путешествие и вообще сделать свою жизнь свободной и интересной.

Я был разочарован осознанием того, что искусство во все времена является большим рынком. Все зависит не от того, как работает художник, а прежде всего – от рынка, потенциального покупателя, нежели от некоего желания самореализации художника. Я выступаю против правил арт-рынка, где художник не может занижать цену на свои работы, не может раздавать их бесплатно, потому что потом это сказывается на прайсе его картин. В этом смысле мой проект нарушает принципы арт-рынка, правда, рынок это не разрушит, но может сыграть против меня, если я уничтожу для себя возможность продавать работы за деньги. Раньше, лет с 17, я продавал свою живопись, а натуральным обменом занялся в 27-28 лет. И с тех пор практически ничего не продаю.

Когда я начинал проект «Натуральный обмен» пять лет назад (Художник получает в дар необходимые вещи в обмен на портреты. – Прим. ред.), я не преследовал цели отказа от денег в принципе. Я хотел выйти за пределы арт-рынка и действовать вопреки его законам. Спустя какое-то время я понял, что можно пойти дальше и попробовать отказаться от использования денег совсем. Я к этому готовился и смог полностью обходиться без денег во время моего кругосветного путешествия, которое длилось с начала 2013 года до середины 2014-го. Денег я не использовал за исключением нескольких случаев, но на 99% удалось обходиться без них. Доказав, что так жить можно, я ослабил ограничения, и если сейчас люди предлагают мне вместо подарка деньги, я принимаю, но не называю сумму и не вешаю на работы ценники. Дело в том, что когда живешь совсем без денег, каждый день приходится беспокоиться о мельчайших вещах, например, как не остаться без воды, как проехать на общественном транспорте или оплатить мобильную связь. Во время путешествия, когда у меня не было билетов на автобус, мне приходилось пешком проходить города. Но в целом жить без денег возможно, причем не только в рамках натуральных хозяйств за пределами больших городов. И жить интересно.

Чем больше путешествуешь, тем яснее осознаешь, что тебе для жизни не нужно много вещей. Я давно уже не занимаюсь шопингом, одежду я продолжаю получать в подарок, с удовольствием не хожу в магазины, не обращаю внимания на витрины и считаю, что люди действительно тратят чрезмерно много денег, покупая слишком много ненужного. Я поначалу хранил все подарки, как некие артефакты, но в какой-то момент перестал заниматься накопительством и начал раздавать. Недавно, приехав в родной Воронеж, где у меня все это складировалось, я с удовольствием запаковал несколько сумок с одеждой и отправил нуждающимся, и почувствовал себя гораздо лучше. Все это лишний груз.

С проектом «Натуральный обмен» мой образ жизни поменялся, я давно уже не имею какой-то постоянной работы и занимаюсь тем, что мне нравится – рисую и получаю за портреты подарки. Основное, что мне дарят, это еда. Есть ли что-то, чего я не могу получить в подарок – я даже не знаю, потому что мне дарили даже медицинские страховки, визы, авиабилеты, компьютер и айфон. Сейчас я реже провожу эти акции, так как обосновался в Шанхае, где снимаю комнату в обмен на уроки рисования с дочкой хозяйки квартиры. Здесь есть местные интернет-форумы, на которых я публикую объявления, и люди периодически со мной связываются. Массовые акции я устраивают в среднем два-три раза в месяц.


Фото со страницы Сергея Баловина в vk.com

Всем известно, что ежедневно в мире уничтожаются тонны продуктов, срок годности которых подходит к концу или который попросту не соответствуют стандартам супермаркетов. Это происходит не только с продуктами, но и с одеждой, электроникой, автомобилями, которые не успели продать. Тысячи новых автомобилей пылятся на заброшенных стадионах, а кто-то копит полжизни на мотоцикл… Заброшенные стадионы, кстати, тоже можно включить в список бесполезного использования ресурсов. Я думаю, что тотальный отказ от шопинга невозможен, но воспитание сознательного отношения к ресурсам – возможно.

За время проведения эксперимента я накопил определенный опыт, которым хотел бы поделиться с теми, кому интересен подобный образ жизни. Путешествуя по свету, я знакомился с удивительными людьми, оказывался в интересных местах, подвергался различным испытаниям и делал определенные выводы. Обо всем этом я уже давно рассказываю в своем блоге, но мне хотелось бы использовать и иную форму повествования в оффлайне – ту, которой я посвятил большую часть своей жизни: визуальное искусство. Поэтому сейчас я работаю над выставкой.

Более экстремальное проявление протеста против потребительства – фриганизм, движение, выступающее за минимизацию использования ресурсов и против общества потребления. В свое время оно выкристаллизовалось из движения веганов, а термин freegan придумал ударник американской группы Against Me! Уоррен Окс, в 1999 году опубликовавший свой манифест «Почему фриган?». Фриганы протестуют против власти корпораций и глобализма и, чтобы избегать цепочку купли-продажи, ищут необходимые вещи... на свалках. Это касается и еды, зачастую фриганы питаются тем, что выбрасывают магазины и рынки. Для этого существует специальный термин – дампстер-дайвинг. Наибольшее число последователей фриганизма обитают в Европе, но небольшое сообщество имеется и в России. В интернете можно обнаружить немало видео с теоретическими и практическими советами от фриганов:

Музыканты из экспериментальной московской группы «Стол-стул-стены», решив миновать потребительскую цепочку, вообще распространили свой первый альбом на помойках. Кстати, альбом так и называется – «Ищите на помойках». Партию из 100 дисков просто оставили в мусорных свалках, предварительно сообщив об акции на странице в соцсети. Об этом нам подробнее рассказал скрипач группы «Стол-стул-стены» Митрий Гранков.

«Ищите на помойках» был первым альбомом, который мы записали. Вообще мы собрались за тем, чтобы просто развиваться, играть музыку и импровизировать, хотели придумывать различные перформансы и акции. Идея с помойками возникла спонтанно, честно говоря, мы тогда ничего не знали про фриганизм. Мы подумали – все равно многие вещи оказываются на помойке – и решили оставить там диски, то есть распространить, минуя потребительскую цепочку. Кроме того, это еще был символ того, что физические носители отходят на второй план. Своими силами мы выпустили 100 копий, обходясь минимумом затрат. С момента образования группы прошло около полугода, и уже были черновые записи на диктофон. Мы их порезали, смонтировали, получился довольно интересный материал, который я до сих пор вспоминаю с теплом. Потом купили болванки, я нарисовал обложку, мы размножили ее на обычном принтере, и готовые диски распространили на помойках, запечатлев на камеру. Удивительно, что акция против потребления оказалось у нас самой известной.

На самом деле, мы особо не практикуем поиск вещей в мусоре, но помойки, на самом деле, это очень интересные места. Однажды я в помойке на Новокузнецкой нашел блокнот, эскизы и художественные альбомы неизвестного художника. Возможно, этот случай и послужил стимулом распространять диски на помойках. Сейчас очень много музыкантов, которые в какой-то мере выступают против потребительства, выкладывая музыку в интернет бесплатно.

Для многих людей удобный способ частично уйти от товарно-денежных отношений – фримаркеты, или бесплатные ярмарки. Суть состоит в том, что люди приносят ненужные вещи в хорошем состоянии и взамен бесплатно могут выбрать себе обновки, это касается не только одежды, но также книг, бытовой техники, украшений, дисков, предметов для творчества. «Мы можем покупать и использовать гораздо меньшее количество вещей и ресурсов, при этом наша жизнь не станет менее комфортной», – считают приверженцы этих акций. В Москве фримаркеты проходят чуть ли не каждый месяц. На недавнем фримаркете в ЗИЛе, о котором писал «МИР 24», проходили мастер-классы по различным видам арт-переработки (или апсайклингу), то есть по превращению старых вещей в новый хенд-мейд.

ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ Даром и с товаром: что такое фримаркеты

Правила участия: одежда должна быть в приличном состоянии, чистая и выглаженная. Если у техники, которую вы приносите на фримаркет, есть дефекты, то вещь стоит снабдить биркой с этой информацией. Многие кладут записки для будущих владельцев в карманы одежды. Прийти на фримаркет можно и не принося ничего с собой, что является прекрасной возможностью одеться для людей с низким уровнем достатка. Одежду, которая не нашла новых владельцев, организаторы зачастую отправляют в социальные центры помощи. Кроме того, в Москве есть множество секонд-хэндов и благотворительных магазинов, где можно бесплатно и стильно одеться, не стимулируя перепроизводство, напрямую влияющее не только на экологию, но и на здоровье людей.

ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ Смертельная мода: как на нас влияет наша одежда

Тема протеста против потребительства становится все актуальнее с увеличением численности населения Земли и ростом потребления. Существуют альтерглобалисты, антиглобалисты, минималисты, фриганы, веганы и дауншифтеры (и прочие-прочие-прочие), которые так или иначе пытаются построить общество, основанное на иных ценностях, что неминуемо находит отражение в культуре и искусстве. Так или иначе, каждый человек может сделать мир лучше. Например – просто на один день отказаться от покупок.

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИ ЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ

Мария Аль-Сальхани
comments powered by HyperComments