Психолог: игровая зависимость – это тот же самый алкоголизм

21:16 06/10/2015
Психолог: игровая зависимость – это тот же самый алкоголизм

Москва, 6 октября. Запрет играть вызвал ярость. 15-летний подросток зарезал маму и тяжело ранил отца. Антон рос в благополучной семье. Про таких говорят – «мажор». Дом в престижном районе. Отец – бизнесмен, мать - домохозяйка. Лучшие игрушки, путешествия с родителями и никаких конфликтов в семье. До той самой роковой ночи. Семейную драму, потрясшую всех, ведущий телеканала «МИР 24» обсудил с психологом Светланой Иглесиас.

Прежде чем мы начнем - еще несколько слов об Антоне. В школе считался одним из лучших, участвовал в олимпиадах. Учителя говорят только хорошее.

«Мальчик по 6-й класс учился на «отлично», в 7-м, 8-м классах были «четверки». ОН увлекался историей, литературой, посещал факультатив по математике», - говорит директор школы №10 города Миасса Светлана Павлова.

Отлучить сына от компьютера мама решила за «двойку» по физике. А он схватился за нож. Что это? Буйное помешательство или тяжелая форма компьютерной зависимости?

Светлана Иглесиас: Начнем с того, что это действительно уже компьютерная зависимость, и, скорее всего, начало родители и та же школа упустили. На самом деле, это уже айсберг, конечная реакция на прогрессирующую болезнь, которая складывалась не в этот момент, а гораздо раньше.

На Ваш взгляд, трагедии можно было избежать? И где была точка невозврата?

Светлана Иглесиас: Именно компьютерная игровая зависимость – она самая молодая. Лудомания была всегда, это зависимость от игры. А компьютерная зависимость появилась с момента появления техники. И рабами техники становятся все раньше и раньше – с пяти лети и даже моложе.

Вы, наверное, замечали, что дети 5-7 лет, – и родители просто восхищены этим, - быстро налаживают контакт с гаджетами. Мы подчас не можем освоить какую-то программу, они это делают молниеносно. И с того момента, когда они начинают это делать молниеносно, дальше идет некое такое вживление в нее, и в зависимости от этого, если есть предпосылки, то возникает и зависимость.

Двух видов бывает эта зависимость. От социальных сетей («сетемания») и киберзависимость – зависимость от онлайн игр. По сути дела, это некий уход. Уход ребенка из семьи, от ответственности.

Любая зависимость, какая бы они ни была, у нее одни и те же процессы ее прохождения. Игровая зависимость, это тот же самый алкоголизм. В тот момент, когда отлучают от чего-то, что доставляет удовольствие, на химическом уровне человек не может принимать решения. Ему сейчас это необходимо, необходимо обслужить свою страсть. Он не думает о том, что он делает в этот момент, это химическая реакция. И мальчик на тот момент, когда это делал, у него было помешательство.

Полную версию интервью с психологом Светланой Иглесиас смотрите в видеоролике в начале этой страницы.