«Пиковая дама»: чем заняться Слендермену в России?

15:53 02/11/2015
«Пиковая дама»: чем заняться Слендермену в России?

Москва, 3 сентября. Встань у зеркала со свечой, нарисуй губной помадой дверь с лестницей и трижды повтори: «Пиковая дама, появись». В России трудно найти кого-то, кто не проделывал в летнем лагере этот ритуал из детских страшилок.

Проводят его и герои нового российского хоррора «Пиковая дама: Черный обряд», снятого молодым режиссером и сценаристом Святославом Подгаевским. Старшие товарищи решают разыграть 12-летнюю Аню и уговаривают ее вызвать зловещего демона. К их ужасу, детская сказка оказывается реальностью, и избавиться от Пиковой дамы уже не удастся.

Снимать хоррор в России – довольно рискованное предприятие, особенно если продюсеры надеются собрать кассу, которая хотя бы окупит производство. Лучшие образцы жанра представляют собой либо авангардные эксперименты Андрея И, либо андеграудный трэш в духе ранней Светланы Басковой. Российский же мейнстрим пока не может похвастаться по-настоящему успешными проектами, которые пользовались бы спросом и получили позитивную критику.

Тем не менее, создатели «Пиковой дамы» смогли получить бюджет в 45 миллионов рублей. И, надо отдать им должное, каждую копейку из этой скромной по нашим временам суммы им удалось конвертировать в действительно гнетущую атмосферу ужаса. Главный плюс этой ленты в том, что ее авторы сняли актуальный хоррор, звуковой и изобразительный ряд которого полностью соответствуют требованиями времени.

Российские режиссеры не раз пытались снять ужасы, основанные на городских легендах и детских страшилках. Максимум, что из этого вышло, - «С. С. Д.» Вадима Шмелева. Это был старомодный слэшер, спасти который не удалось ни крепкому актерскому составу, ни Валерию Тодоровскому в качестве продюсера. Судя по всему, детский фольклор советского времени не может быть органично слит с хоррором, как это удается американским и японским городским легендам.

Видимо, чувствует это и Святослав Подгаевский, который под знакомой российскому зрителю оберткой Пиковой дамы, по сути, представил свою версию интернет-фольклора о Слендермене, Тонком человеке. Внешний вид демона полностью копирует образ Слендера из посвященного ему веб-сериала, нескольких компьютерных игр и довольно слабых киновоплощений.

Но гораздо интереснее то, что съемочная группа позаимствовала самое ценное, что дал миру ужасов фольклор о Тонком человеке. Это изящный кошмар, построенный на шорохе, еле слышном шепотке, размытой тени, подрагивающей на периферии взгляда. «Пиковая дама» могла бы войти в копилку лучших образцов жанра, если бы весь хронометраж состоял из подобного тревожного саспенса. Но создатели допустили, на мой взгляд, ошибку, перенасытив ленту скримерами. Создается впечатление, будто режиссеру и саунд-дизайнеру мало напугать зрителя, им хочется довести его до инфаркта. Скример – довольно грубый прием, который требует осторожного использования. В американских и японских хоррорах его применяют от силы раз-два за весь фильм.

Смущают и некоторые шероховатости, связанные с достоверностью происходящего. К примеру, удивляет архив газет, который демонстрирует один из главных героев. Статьи о подростках, пропавших из пионерского лагеря, можно было увидеть где угодно, но только не в советской печати времен Хрущева и Брежнева. Также можно позавидовать и главному герою, которому явно повезло с соседями. Истошно кричите, ломайте мебель, разбейте все окна в квартире, сколько угодно сражайтесь с демоном из дореволюционной России – никто даже участкового не вызовет. Впрочем, все это можно списать на художественную условность, которую жанру хоррора преодолеть сложно.

Если говорить об актерской игре, то похвалы заслуживает состав, в котором уверенно смотрится совсем юная Алина Бабак. Коллектив Игоря Хрипунова, Владимира Селезнева, Валерии Дмитриевой и Евгении Лозы делает не больше и не меньше, чем того требует жанр. Чрезмерно раскрытые от ужаса глаза, неестественный крик, - и фильм из ужасов превращается в комедию. Но исполнителям главных ролей в «Пиковой даме» удалось ровно пройти через полуторачасовую ленту.

«Черный обряд» в целом - это своего рода признание Святослава Подгаевского в любви к классике ужасов. Таинственная атмосфера Слендера, радиопомехи из «Сайлент Хилла», ненавязчивые отсылки к японскому «Проклятью», чуть ли не покадрово воспроизведенная сцена из «Сияния» - из всего этого и состоит визуальный ряд. Не хочется применять слово «плагиат» к этой замечательной заявке на качественный российский фильм ужасов. Сойдемся на том, что «Пиковая дама: черный обряд» - это центон, созданный ценителями хоррора для таких же поклонников жанра.

Эдуард Лукоянов