Дарья Донцова: Это я виновата в таком курсе евро

18:32 09/03/2016

Москва, 21 августа. В четверг, 20 августа, известная писательница дамских детктивов Дарья Донцова представила в одном из московских магазинов свою новую книгу – «Авоська с алмазным фондом». Мнения относительно художественной ценности работ писательницы в обществе расходятся, но факт остается фактом – романы Донцовой суперпопулярны, ее имя знают все, а общий тираж книг превысил уже 136 миллионов экземпляров.

На встрече с читателями Донцова рассказала, что в скором времени ассортимент книжных пополнится нетипичной для нее книгой (напомним, писательница работает в жанре иронического детектива). Кроме того, Донцова поведала о новых творческих и социальных проектах и, конечно же, не смогла обойти тему своих любимых собачек.

О НОВОЙ КНИГЕ

«В ноябре у меня должна выйти новая книга, и это будет не детективный роман. Обычно мои книги очень простые – у них простая бумага, нет фотографий. Таким образом мы удешевляем издание, чтобы его все могли купить. Меня можно выпустить на глянцевой бумаге, но тогда книга будет стоит тысячу рублей. Зачем так издеваться над читателем? Новая книга будет с очень красивыми рисунками, это сборник рассказов про животных для взрослых и детей. Я сама очень люблю животных, у меня пять собак (четыре моих, одна дочкина), кот и черепаха. У меня самые жирные и наглые в Подмосковье белки, потому что мы покупаем для них на рынке мешки с чищенными семечками – мы в лесу живем. А еще у меня куча внучек, которые любят этих животных. И поэтому истории и сказки, которые рассказываются детям, вошли в этот сборник. Книга внеплановая, поэтому работа длилась очень долго, примерно год».

О МОПСАХ

«У меня новая мопсиха, Куки. К сожалению, 31 декабря умерла Феня. Фенечка была пожилой, ей было 13 лет, но последние 12 она болела – сердце, коллапс трахеи. Нам сказали, что этот мопс проживет не больше двух лет, но он у нас прожил 13. Феня ушла у меня на руках, и через неделю мы взяли Куки. История такая: умер один человек, заводчик. Есть такие люди, которые берут собак для разведения, на щенков. Они за ними не ухаживают, эксплуатируют года три-четыре, а потом убивают собаку и заводят новую. Куки один такой заводчик оставил на развод, поселил ее в клетке и не выпускал оттуда вообще. Потом этот заводчик умер, приехали люди из приюта расселять животных – там было восемь мопсов. Семь они пристроили, а насчет Куки позвонили мне, и ее взяла. Куки было восемь месяцев, у нее атрофировались лапки, она не умела ходить и по первому этажу передвигалась на «коленках». Но через два дня она поняла, что есть второй этаж и другие мопсы туда бегают – значит, там что-то интересное. Теперь она носится по всем этажам и всех любит.

Пока Куки у меня самая стройная, не успела еще отъесться. Я стараюсь, конечно, чтоб собаки много не ели, но они воруют. Эта мафия умеет открывать холодильник. Моя дочь работает в магазине закупщиком коллекций и, приезжая из-за границы, привозит разные продукты. Намедни привезла хамон из Испании. Мы положили его в чуланчик, а когда через день пришли, ноги там уже не было. А на Новый год я делала большое блюдо с двумя заливными карпами. Гости одно съели, а второе стояло в кладовке. Когда я пришли, не было второго карпа. Даже головы не было – Муся сожрала все».

«У нас холодильник с педалью, нажимаешь – открывается дверь. Очень удобно, если кастрюля в руках и руки заняты. Муся поняла, что если она садится попой на эту педальку – вот они, продукты! Нечеловеческого ума собака».

«Есть одна газета, и она приехала ко мне под Новый год с индюшкой. Сначала они договорились с какой-то певицей, что она снимется с ней к ним на обложку, а та сказала, что не может. Они приехали ко мне, сняли меня, поставили индюшку на стол, сели пить чай и вдруг увидели, что Муся объела половину. И тут звонит эта певица и говорит редактору: «Почему вы не приехали? Я вас жду!». Журналист в панике срывается: «Даша, прости, мы не даем с тобой обложку, мы едем к ней». Выходит газета, и что я вижу? Стоит эта певица, радостно улыбается, держит эту индюшку, а вокруг яблоки выложены. Очень красивая фотография получилась, кстати».

О СЕРИАЛАХ

«С моими сериалами происходят мистические истории. Был такой человек по фамилии Гусинский, ему принадлежал канал НТВ. И много-много лет назад мы с Гусинским договорились о том, что они будут снимать мои сериалы. Вечером мы договорились, а утром его арестовали. Потом 2008 год, мы договорились с одним телеканалом, пожали руки... Наутро грянул кризис. В сентябре-октябре прошлого года мы договорились с еще одним каналом, пожали друг другу руки... И евро полетел до ста рублей. Это я виновата».

О САЙТЕ ДЛЯ БОЛЬНЫХ РАКОМ

«Мы делаем сайт, на котором собрано очень много историй людей, которые болели раком, выздоровели и живут счастливо. А также истории тех, кто еще лечится, но не ощущает себя при этом совершенно плохо. Люди рассказывают, как выздоровели, что им помогло, что все это не так страшно. Это проект делается в противовес разным сайтам, рассказывающим, как все плохо. Мы работаем с главным психологом Минздрава, деканом факультета психологии МГУ Юрием Петровичем Зинченко. Стали разбираться и поняли, что из 40 таких сайтов 35 созданы непонятно кем. Этих людей не существует, это фейки, боты – сейчас с этим будет разбираться отдел К. Я очень надеюсь, что в конце концов порталы, на которых пишут, что «в России ничего не лечат» и «вы все умрете», закроют. Да, если бы я родилась 100 лет назад, меня бы не вылечили. 15 лет назад 90% больных лейкозом детей в России умирали, а сейчас, наоборот, 90% выживает. Появляются новые лекарства, все не так страшно – об этом надо людям рассказывать».

ОБ ОНКОПСИХОЛОГАХ

«В России нет специальности онкопсихолог. Мой муж – доктор наук, профессор, академик, бывший декан факультета психфака – пытался «пробить» эту специализацию. Но у него не получилось. Юра Зинченко сейчас пытается это сделать, может, мы это вместе проделаем. Потому что те люди, которые, отучившись три недели, называют себя онкопсихологами, ими не являются. Они берут большие деньги с больных и фактически очень мало кому помогают. Онкопсихологов на перечет, и что получается – ко мне после какой-нибудь встречи подходит женщина или пишет в интернете – мне плохо, помогите. Я ей даю свой телефон, она начинает мне звонить, мы переписываемся. Через полгода ей делается лучше, она мне сообщает, что ей сделали операцию и все хорошо, больше она мне не звонит, только на Новый год, и я понимаю, что все хорошо. Но это надо делать централизованно».

О МУКАХ ТВОРЧЕСТВА

«Мне было интересно писать и первую книгу, и вторую, и 170-ю. А что такое муки творчества? Не бывает такого, что не пишется. Я не знаю таблицу умножения, ужасно пою, но мне господь отпустил способность врать без остановки».

Записала Мария Аль-Сальхани

comments powered by HyperComments