Жизнь после Меркель: что ждет Германию и Россию при новом канцлере?

12:53 25/11/2021
Жизнь после Меркель: что ждет Германию и Россию при новом канцлере?

В Германии объявили имя нового канцлера: им станет лидер социал-демократов Олаф Шольц. На протяжении последних трех лет Шольц занимал пост вице-канцлера. Как сообщают немецкие издания, избрание нового канцлера состоится не позднее 8 декабря.

По итогам парламентских выборов, прошедших 26 сентября, Социал-демократическая партия Германии набрала 25,7% голосов избирателей, получив 206 мест в бундестаге. Ее главные конкуренты – блок ХДС/ХСС (Христианско-демократический союз Германии и Христианско-социальный союз в Баварии), лидером которого до 2018 года являлась Ангела Меркель – отстали всего на 1,7%. Однако для СДПГ это лучший показатель за последние годы, а вот консерваторы потерпели сокрушительное поражение, показав худший результат со времен Второй мировой. Партия не получила поддержки даже в Северном Рейне-Вестфалии – на родине нынешнего лидера Армина Лашета.

Также стало известно, как будет выглядеть новое коалиционное правительство. Впрочем, здесь обошлось без сюрпризов: в состав коалиции, как и ожидалось, вместе с СДПГ войдут «Зеленые» и Свободная демократическая партия (СвДП). При этом с высокой долей вероятности именно «зеленые» будут определять внешнеполитический курс Германии. По оценкам большинства политологов, новым министром иностранных дел станет их лидер Анналена Бербок.

Очевидно, Германию ждут большие перемены. Впервые за долгий период правительство возглавят социал-демократы, и, несомненно, это отразится как на внутренней, так и на внешней политике ФРГ, и, как следствие, на всем европейском пространстве. Будет ли Олаф Шольц продолжать курс своей предшественницы? Как назначение нового канцлера отразится на отношениях между Германией и Россией? Наконец, какой будет Германия без Ангелы Меркель и правда ли, что все эти 16 лет мы жестоко недооценивали «мутти»? На эти и другие вопросы Mir24.tv ответили эксперты.

Лашет достиг «потолка», а Шольц удачно «нарисовался»: почему партия Меркель проиграла выборы?

Итак, в жизни немцев началась новая эпоха: объединенная фракция ХДС/ХСС, на протяжении 12 лет возглавлявшая правящую коалицию, в этот раз даже не вошла в нее. В обновленном кабинете министров не будет ни одного представителя христианских демократов. Эксперты называют разные причины произошедшего: одни считают, что без Меркель партия «осиротела» и утратила былые позиции, другие винят во всем протеже канцлерин – Армина Лашета, который, по многим оценкам, стал крайне неудачной кандидатурой на пост нового национального лидера. По мнению старшего научного сотрудника центра европейских исследований ИМЭМО РАН, политолога Владимира Оленченко, здесь одновременно сыграли роль несколько факторов.

«Я бы среди первых причин назвал продолжающуюся пандемию [коронавируса] – она ведь сопровождалась серьезными карантинными ограничениями, которые провоцировали протестные настроения в немецком обществе, и в том числе выплескивались в открытые выступления. Эти протестные настроения, конечно, ассоциировались с правительством Меркель, – объяснил эксперт. – Другой фактор – это экономические последствия. Заметно пострадал бизнес, что, конечно, тоже вызвало недовольство предпринимателей. На этом фоне выгодно нарисовался Олаф Шольц, выступивший как спасатель среднего и малого бизнеса Германии».

Третьим фактором, по мнению Оленченко, стало само время, и отказ Меркель участвовать в последних выборах подтвердил: она прекрасно понимает, что немецкое общество изменилось – пора уступать дорогу.

«Шестнадцать лет – это большой срок, за это время подросло и заняло кое-где ключевые позиции новое поколение. У этого поколения уже другие взгляды. Цифровизация, интернет – если 16 лет назад это было немножко экзотикой, то сейчас это повседневная жизнь. И, на мой взгляд, то поколение немецких политиков, которые сейчас у власти, не очень учитывают это. Думаю, это третий фактор, который ослабил позиции ХДС/ХСС», – считает Оленченко.

Нельзя не обратить внимание и на лидеров противостоящих партий. Владимир Оленченко с сожалением констатирует: «Ярких личностей среди европейских политиков нет – есть, так скажем, добросовестные исполнители. А вот того, что называется «харизматический лидер» – этого нет; нет тех, кто генерировал бы какие-то прорывные, революционные (в хорошем смысле) идеи».

Армин Лашет, который в январе этого года возглавил блок христианских демократов (во многом, конечно, с подачи Меркель), очевидно, не смог стать таким ярким лидером.

«У одного американского психолога был такой тезис: у каждого лидера есть свой «потолок». Вот мне кажется, что у Лашета «потолком» было земельное правительство (в состав ФРГ входят 16 земель, каждая из которых обладает частичным государственным суверенитетом; законодательный орган земли называется «ландтаг» (Landtag), исполнительный орган – земельное правительство (Landesregierung) – прим. ред.). Там он себя чувствовал уверенно, там ценили его неторопливость. А уже на федеральном уровне – другие стандарты, другие требования. И, мне кажется, он это либо не прочувствовал, либо ему не подсказали», – резюмировал эксперт.

Перед Олафом Шольцем сейчас стоит очень трудная задача, говорит кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Отдела социальных и политических исследований Европы Института Европы РАН Екатерина Тимошенкова. С одной стороны, ему нужно показать себя в качестве преемника Меркель, к которой немцы привыкли и которой они доверяют, видя в ней олицетворение стабильности; с другой стороны, нужно дать понять, что новый канцлер принесет с собой «ветер перемен и начнет двигать страну в новом направлении». Судя по предвыборной кампании и данным опросов (63% опрошенных немцев заявили, что хотят видеть канцлером Шольца), у него есть все шансы справиться этой задачей, считает Тимошенкова.

Жизнь после Меркель: что ждет Германию и Россию при новом канцлере?
Фото: DPA/TASS

«Шольц грамотно выстроил свою избирательную стратегию, правильно воспользовался ошибками оппонента (Армина Лашета), и ему удалось себя презентовать в качестве фигуры, которая, с одной стороны, продолжает дело, начатое Ангелой Меркель, а с другой стороны, принесет какой-то новый виток. Новое направление, которое выбрал Шольц, связано прежде всего с социальной справедливостью и новой экологической политикой.

Конечно же, разрыв [между СДПГ и ХДС/ХСС] минимальный, но социал-демократы совершили очень большой рывок благодаря Шольцу, потому что они сделали ставку на лидера, на его личностные качества, отодвинув на время разногласия в собственной партии. С Армином Лашетом другая ситуация. Изначально он был в выгодном положении. ХДС/ХСС находились на первой строчке, но из-за его личных, прежде всего, имиджевых ошибок и открытых противоречий с Зедером (Маркус Зедер, премьер-министр Баварии, лидер ХСС – прим. ред.), с которым не удалось вовремя поделить власть, партия потеряла свои шансы и отстала от СДПГ на 1,7% процента», – объясняет Екатерина Тимошенкова.

«Нашему МИДу не позавидуешь»: как смена канцлера отразится на России?

Германия – одно из самых влиятельных государств в Европе, и для России она, несомненно, является важным партнером. Отношения между нашими странами сложно назвать простыми, и в этом смысле Меркель с ее талантом находить компромиссы была для Кремля по-настоящему драгоценным союзником. И, хотя она часто выступала с критикой России, действия ее всегда были направлены в конструктивное русло. Что же ждет нас теперь – при Шольце?

Как полагает ведущий научный сотрудник центра германских исследований института Европы РАН, политолог Александр Камкин, сильных изменений не будет.

«Шольц в целом – тоже политик трансатлантического толка, он возглавляет в партии левое направление по вопросу взаимодействия с Соединенными Штатами в рамках НАТО – левые выступали чуть ли не за выход из этой организации. Поэтому можно сказать, что для Шольца будет приоритетом все-таки трансатлантический вектор. Но вопрос германо-российского сотрудничества в сфере экономики, энергетики также будет достаточно важен. Недаром он был сподвижником Герхарда Шредера, когда тот был канцлером. Поэтому можно говорить о том, что в экономическом контексте российско-германские отношения станут явно не хуже. Возможно, каких-то сильно прорывных моментов не будет, но мы от этого ничего не потеряем», – считает Камкин.

Но нахождение в коалиции «зеленых» и либералов «не придаст диалогу России и Германии позитива», добавил он. «Эти две силы достаточно критично относятся к России и ее внутренней и внешней политике. Поэтому можно ожидать порой достаточно странных заявлений. Но это политические реалии, это то, с чем придется взаимодействовать. Поэтому нашему МИДу не позавидуешь, тем более если у «зеленых» будет министр иностранных дел. «Зеленые» будут достаточно сложными партнерами по переговорам, но, в конце концов, ничего смертельного в этом я не вижу», – отметил политолог.

По его словам, от Шольца теперь потребуется еще бó‎льшая гибкость, чем та, которую все эти годы проявляла Меркель. «С одной стороны, будут сложности внутри коалиции, с другой – будет продолжаться давление со стороны США и внутри Европы. К тому же, Шольцу придется самоутвердиться как лидеру крупнейшей экономики Евросоюза. Наверняка Макрон захочет перетянуть на себя лавры главного политика в ЕС после ухода Меркель», – предположил эксперт.

Политолог Владимир Оленченко напомнил, что у российско-германских отношений – почти тысячелетняя история, и сейчас пока сложно предсказывать, как будет развиваться ситуация даже в ближайшие несколько лет.

«Был период, когда виделось развитие диалога с Евросоюзом. А в последнее время, начиная с 2014 года, наблюдалась резкая конфликтность со стороны ЕС [по отношению к РФ], и с ней так или иначе немцы вынуждены солидаризироваться, хотя зачастую это идет вопреки их интересам, – рассуждает он. – Поэтому, если мы говорим о том, будут ли отношения между нашими странами меняться, я бы конкретизировал вопрос. Будет ли продолжаться ухудшение, застынет ли ситуация на такой неудачной конфликтной линии или получит тенденцию к нормализации? Наверно, сложно ответить будет и самим немцам, поскольку они ведь не в вакууме. Они – флагман Евросоюза, к ним все адресуются».

Жизнь после Меркель: что ждет Германию и Россию при новом канцлере?
Фото: Shutterstock

Новый канцлер должен обладать большой «политической волей», считает Оленченко. «Шольц был хорош как министр финансов, но каким он будет в роли канцлера? Представьте, сколько на него векторов действует! Все что-то от него хотят, и он от кого-то зависит. В этом плане Меркель была привлекательна тем, что, несмотря на все эти векторы, она – может быть, лавируя, – проводила свою линию. Я думаю, что еще рано списывать со счетов Меркель – в том смысле, что, наверное, она будет главным регулятором формирования коалиции. Не будем забывать, что Шольц работал и сформировался под ее руководством, и под ее руководством заработал себе авторитет. Я думаю, что он это понимает и будет к ней прислушиваться, не говоря уже про остальных участников коалиции», – говорит политолог.

Без сомнения, за свою долгую политическую карьеру Ангела Меркель сумела заработать колоссальный авторитет, и нескоро найдется тот, кто сможет достичь такого же уровня – как в глазах немцев, так и в глазах всего мирового сообщества. Да, с одной стороны, она часто становилась объектом критики и колких шуток. Но в то же время ее не раз признавали самой влиятельной женщиной в Европе. За канцлерин закрепился целый ряд почетных прозвищ: так, в прессе Меркель часто называют «серой жемчужиной Германии», а немцы ласково зовут ее «Mutti» – мамочка.

Но при этом, как отмечает ведущий научный сотрудник ИЕ РАН Екатерина Тимошенкова, Меркель в силу своей скромности не получила того признания, которое заслужила.

«Я думаю, что Ангела Меркель как политик была недооценена российским сообществом, – считает политолог. – Мы очень много ее критиковали, обращали внимание на ее зависимость от Соединенных Штатов и т.д. Но тем не менее она достроила «Северный поток – 2», она выступала посредником в разрешении украинского кризиса. Несмотря на то, что были введены санкции, она сохранила диалог с Россией».

Невзирая на «турбулентные времена», именно благодаря рациональной и взвешенной политике Меркель в отношениях между Россией и Германией до сих пор сохраняется баланс, считает эксперт. «Ее подход звучит примерно так: «Я критикую, но продолжаю сотрудничать». И он, безусловно, заслуживает более объективной и высокой оценки. И, конечно, эта задача будет стоять перед новым канцлером. Думаю, Шольц готов продолжать эту конструктивную линию», – полагает Тимошенкова.

«В правительство вошла партия «Зеленые», и очень высока вероятность того, что именно «зеленые» получат портфель министерства иностранных дел. А это наши главные недоброжелатели, единственная партия, которая требовала остановить «Северный поток – 2». Поэтому в коалиции будут происходить большие споры в отношении России. «Зеленым» нужно будет самоутвердиться, особенно если МИД будет в их руках, им придется набирать очки, в том числе – за счет критики России. Но их будет сдерживать новый канцлер. Поэтому мы в любом случае будем видеть дебаты в Германии о российской политике», – считает Тимошенкова.

Любимая «мутти»: как Меркель продвинула женщин в политике и в чем секрет ее харизмы?

О своем уходе из политики Ангела Меркель объявила еще три года назад на фоне резкого падения популярности Христианско-демократического союза. «И как канцлер, и как председатель партии я несу ответственность как за успехи, так и за поражения. Служить Германии и ее гражданам – моя задача. Я не была рождена канцлером и никогда об этом не забывала», – сказала она в ходе пресс-конференции в 2018 году. И сдержала обещание. Однако большинство немцев до сих пор слабо представляют, какой будет их страна без Mutti.

За 16 лет правления Меркель провела Германию и Евросоюз через многое: принятие Лиссабонского договора, греческий кризис, миграционный кризис, Brexit, президентство Трампа и, наконец, пандемию коронавируса. По длительности пребывания на посту канцлера она обошла Конрада Аденауэра и чуть-чуть не дотянула до Гельмута Коля (дольше них Германией управлял только Отто фон Бисмарк). Кроме того, не будем забывать, что Меркель – первая женщина, возглавившая бундестаг. И в 2005 году, когда она только начала свой путь на посту канцлера, этот факт отнюдь не играл ей на руку.

«Когда Меркель пришла к власти, тот факт, что она женщина, был, скорее, ее слабостью. Ее очень сильно критиковали, над ней смеялись из-за того, что она бездетная. В принципе, отношение к ней было не очень корректным, что нашло отражение и в предвыборной борьбе 2005 года, и впоследствии. Ей пришлось очень много сделать для того, чтобы утвердить себя, и для того, чтобы к женщине в политике относились серьезно и с уважением. И в этом смысле она, конечно же, проложила дорогу для будущих женщин-министров и для других женщин, которые претендуют на высокие посты», – говорит Екатерина Тимошенкова.

Меркель действительно навсегда изменила отношение немцев к женщинам в политике. Сейчас в политическом поле Германии присутствуют такие видные фигуры, как Анналена Бербок (лидер «Зеленых»), Алис Вайдель (сопредседатель фракции «Альтернатива для Германии»), Янине Висслер и Зузанне Хенниг-Вельзов (сопредседатели Левой партии Германии) – список можно продолжать.

Женщинам, чтобы пробиться наверх, приходится проявлять много мужских качеств, быть жесткими, отмечает Екатерина Тимошенкова. В этом смысле Меркель нередко сравнивали с другим известным лидером – Маргарет Тэтчер. Но, в отличие от «железной леди», «мутти» умела проявлять не только жесткость, но и гибкость, когда это было необходимо.

«Меркель изначально очень критично воспринималась немецким населением и экспертным сообществом. Считалось, что у нее недостаточно лидерских качеств и она недостаточно харизматична. Но спустя 16 лет ее стиль управления, ее стиль кризисного менеджера, стиль человека, который способен работать в команде и нацелен на достижение компромисса, оказался очень востребованным», – говорит Тимошенкова.

При этом канцлерин, несмотря на свой высокий пост и влиятельность, была очень скромным политиком и никогда не выпячивала своих достижений, добавляет политолог.

Жизнь после Меркель: что ждет Германию и Россию при новом канцлере?
Фото: Zuma/TASS

«Меркель не была харизматичной фигурой в общепринятом понимании. Ей тяжело давались выступления перед журналистами, она тренировалась, работала над собой. У нее очень мало эмоциональных выступлений. Она – больше человек дела и всегда презентовала себя скромно. Более того, ее политика была направлена не на достижение каких-то глобальных перемен, а на закрепление и удержание статус-кво. Вспомните, когда она принимала решение по спасению еврозоны, она четко сказала: если мы не спасем евро, значит, мы не спасем Европейский союз. Она удерживала то, что разваливается. Поэтому оценивать ее следует не по результатам, а по процессам. Важно не то, чего она достигла, а чего ей удалось избежать», – говорит эксперт.

Меркель никогда не ударялась в популизм и не боялась вызвать недовольство своими действиями – всегда обдуманными, четко спланированными и – решительными. Так, во время греческого долгового кризиса, длившегося с 2010 по 2018 год, Меркель стала для греков одной из самых ненавидимых персон на планете. Напомним, что данный кризис угрожал всей еврозоне, когда в 2015 году в Греции произошел дефолт. Греки, сперва просившие помощи у ЕС, оказались недовольны мерами жесткой экономии, к которым их призвали европейские коллеги. В результате очень многие немецкие финансисты и бизнесмены выступали за то, чтобы выкинуть Грецию из зоны евро, понимая, что их миллиарды, может быть, и спасут европейскую валюту, но назад своих денег они уже не получат. Однако Меркель понимала, что это грозит гибелью всей еврозоне, и в итоге спасла ее.

«Если бы в Берлине был более слабый лидер, он почти наверняка проигнорировал бы геополитические последствия и поддался бы требованиям выбросить Грецию из еврозоны, – говорил в интервью редактор греческого издания «Екатимерини» Алексис Папачелас. – Канцлер единственная в последние годы правила относительно твердой рукой и Евросоюзом и Германией, и пройдет немало времени, пока ей найдется замена. Может, она и образец нехаризматичного лидера, но все, кто когда-нибудь побывал с ней в переговорной комнате, знали, что, несмотря на промедления и компромиссы, решение будет найдено».

Но политолог Владимир Оленченко не согласен с такой характеристикой. «Нужно учитывать особенности национального менталитета, – напоминает он. – Конечно, она [Меркель] отличается от южных европейцев (я имею в виду жителей Греции, Италии, Испании и т.д.). Они – эмоциональны, они склонны к некоторому гипертрофированию ситуации. Меркель этого не допускает», – говорит эксперт.

«Для греков, итальянцев и испанцев важно, чтобы в какой-то момент лидер рванул на себе рубаху и сказал: «Берите все, что есть! Я вам отдаю!» Она так не будет действовать, она – немка. И в этом плане, наверно, в глазах грека она нехаризматична. Но для нас важнее, чтобы она была харизматична в глазах немцев. Многие под харизматичностью понимают революционный порыв в духе Фиделя Кастро, а Меркель – такой лидер, о котором Владимир Ильич писал: «Нам не нужны истерические порывы, нам нужна мерная поступь пролетариата». Я думаю, что немцам в ней больше всего нравится ее последовательность. Она никогда не паниковала и никогда не просила пощады», – заключил политолог.

comments powered by HyperComments