Путь через кризис: как Молдова шла к 30-летию независимости

19:53 29/08/2021
ФОТО : МТРК «МИР» / Алан Кациев

Этот год для всех стран Содружества – юбилейный. Все отмечают 30-летие независимости. Праздничные торжества прошли в Молдове, передает корреспондент «МИР 24» Ирина Пивоварова.

Кишинев. 27 августа 1991 года. Депутаты зачитывают перед народом Декларацию о независимости. Отныне Молдова – «демократическое государство, которое может определять свое будущее». Молдова начала движение к независимости на фоне общего недовольства решениями из центра. Особенно больно ударила антиалкогольная кампания, объявленная Горбачевым.

«Нам сказали – если вы не выполните наше указание, придет комиссия из ЦК КПСС, которая вас обяжет и накажет. Я сел и подумал – да прости их, боже, они не знают, что творят», – рассказал академик Академии наук Молдовы Борис Гэина.

Виноградники вырубить, весь новый урожай пустить на сок, а вино и коньяк прежних лет вылить.

«Представьте себе, эти бочки – все надо было слить, и эти бочки отправить на дрова. Поднялась бы моя рука как винодела? Конечно, нет», – рассказал генеральный директор коньячного предприятия Константин Олару.

Выражала недовольство и интеллигенция. «Союз писателей» потребовал заменить кириллицу на латиницу. За поддержкой обратились к известным советским писателям.

«Среди них – Чингиз Айтматов, Андрей Вознесенский, Белла Ахмадулина. Я с ними беседовал в Союзе писателей СССР. Все они тогда подписали письмо поддержки», – рассказал писатель, автор текста Декларации о независимости Молдовы Валериу Матей.

Интеллигенция выступала за объединение Молдовы с Румынией. Это еще больше накалило обстановку.
27 августа 1989 года лидеры Народного фронта вывели на центральную площадь Кишинева более 700 тысяч человек – шестую часть населения республики. По средневековой традиции эту сходку назвали Великим национальным собранием.

Сопротивляться такому напору власть уже не могла. 31 августа 1989 года депутаты узаконили латинскую графику. Это укрепило демократическое движение на ближайших выборах в Верховный совет.

«Конкуренция тогда негласно происходила между Народным фронтом, в котором я состоял, и Партией коммунистов. Образовалась специфическая ситуация – республика имеет парламент, избранный на альтернативной основе, который начинает заявлять о себе как о свободном государственном органе», – отметил участник Народного фронта Юрие Рошка.

Идея объединения Молдовы и Румынии пугала Приднестровье и Гагаузию. Гагаузы требовали автономии. Но в Кишиневе их называли сепаратистами.

«Когда 19 августа мы организовали Гагаузскую республику, очертили границы и назначили выборы в Верховный совет, тогда унионисты поняли, что это очень серьезно», – рассказал лидер Народного движения Гагаузии Михаил Кендигилян.

В ноябре 1990-го премьер-министр Мирча Друк объявил поход волонтеров на Гагаузию. С вилами, лопатами они двинулись на юг республики. Кровопролитие остановил президент Мирча Снегур.

Августовский путч ускорил выход Молдовы из состава СССР. 27 августа Верховный совет принял Декларацию о независимости. Каждый депутат ставил под документом личную подпись. На улицах тысячи людей в прямом эфире слушали трансляцию из парламента.

Молдова заявила о себе на международной арене – вступила в ООН и СНГ. Внутри страны начались болезненные реформы. Сельскохозяйственные земли разделили и приватизировали.

«Сказали А, но не сказали Б, как это делать. Началась, так сказать, стихийная приватизация. В течение ночи люди разбирали фермы на кирпичи, делили земли между собой», – говорил экс-министр экономики Молдовы Александр Муравский.

В 1990-е годы почти всю продукцию Молдова продавала в страны Содружества. Большинство товаров уходило в Россию. Когда там объявили о либерализации цен, в Молдове тоже началась гиперинфляция. Она превысила 2000%, цены пришлось тоже отпустить. Купить теперь можно все, да денег нет – сетовали жители Молдовы. Население стремительно нищало.

Неспокойно стало и в Приднестровье. В городе Бендеры в столкновениях между приднестровскими ополченцами и силами МВД Молдовы использовались танки и артиллерия. Всего в конфликте погибли около тысячи человек.

«Тогда в 1992-м году все понимали, что ни Кишинев, ни Тирасполь не готовы к длительному вооруженному конфликту. Все понимали, что это закончится быстро, и каждый хотел добиться своей цели», – рассказал экс-министр реинтеграции Молдовы Василий Шова.

Соглашение об урегулировании приднестровского конфликта подписали президенты Мирча Снегур и Борис Ельцин. По обоим берегам Днестра установили зону безопасности. Там по сей день присутствует миротворцы.

В 1993-м Молдова ввела национальную валюту – лей. Лей окреп. Но рыночные отношения с соседними странами выстраивались со скрипом. Докатились до Молдовы и волны российского дефолта. На большинстве предприятий республики перестали платить зарплату.

«Вынуждены были платить продукцией, в том числе калошами. Хотя калоши занимали мизерный процент, они стали символом того года. Выдавали и сахаром, и растительным маслом, и тканью. В то время была простая альтернатива – платить калошами или вообще не платить», – рассказал экс-министр экономики Молдовы Александр Муравский.

Экономические проблемы совпали с первым политическим кризисом в Молдове. В стране прошли досрочные выборы в парламент.

«Как-то в 1995 году я встретил на улице будущего президента Молдовы Владимира Воронина. Он сказал, что хочет возродить Партию коммунистов. Мне тогда и в голову не могло прийти, что Молдова станет первой и единственной постсоветской страной, где люди приведут к власти коммунистов», – рассказал журналист Валерий Демидецкий.

К началу 2000-х Молдова тонула в долгах перед зарубежными кредиторами и собственным населением. Это помогло коммунистам получить рекордное большинство на парламентских выборах в 2001 году.

«Я вам честно скажу, что голосовали не за нас в прямом смысле слова, а за нас как за надежду на то, что мы восстановим экономику, создадим новые рабочие места, наведем порядок в криминальном мире, в соцобеспечении. То есть люди голосовали не за вчерашний день, а за завтрашний», – говорит экс-президент Молдовы Владимир Воронин.

За первый год правления Партии коммунистов правительство полностью рассчиталось по долгам за пенсии. Увеличило зарплаты. Еще Молдова утрясла территориальный спор с Украиной и получила полкилометра устья Дуная. Так республика добилась выхода в Черное море и стала морской державой. Пустырь на окраине села Джурджулешть стал портом международного значения, построили там и собственный нефтяной терминал. Молдова стала конкурентом для Румынии и Украины.

«Мне звонил Кучма – зачем тебе этот порт, рядом есть Рени, я даю тебе его в аренду, но без оплаты. Когда со стороны украинцев говорят, что без оплаты, это настораживает. Я сказал, нет, давай будем дружить, как мы дружили до сих пор. Но порт мы будем строить», – рассказал экс-президент Молдовы Владимир Воронин.

К концу второго срока правления рейтинг коммунистов стал падать.

«За фасадом успехов определенная часть представителей Партии коммунистов стали слишком трепетно заботиться о своих финансовых интересах. Это и привело к тому, что в 2009-м был взрыв недовольства, который умело использовали против властей», – отметил историк, писатель Зураб Тодуа.

Так к власти пришел Альянс за европейскую интеграцию. На короткий период республика стала любимицей Брюсселя – ее называли «историей успеха». Молдова получила безвизовый режим с Евросоюзом и стала ассоциированным членом ЕС.

За 30 лет менялась власть, менялся курс, даже некоторые политики меняли свои взгляды, а народ как ездил на заработки в Россию и Европу, так и ездит. Все те же 20%.

«И после стольких провалов мы должны построить государство для людей, а не для компашек, которые, пользуясь доверим граждан, обогатились, все и всех подчинили своим интересам. Пришло время в управлении страной совершить революцию. Все наши усилия отныне будут служить интересам народа», – заявила президент Молдовы Майя Санду.

comments powered by HyperComments