«Сталинский орган»: 80 лет назад впервые вступила в бой легендарная «Катюша»

19:53 18/07/2021

Ровно 80 лет назад где-то под Оршей в Беларуси впервые вступила в бой легендарная «Катюша». Об оружии, которое стало шоком для немцев – исторический обозреватель «МИР 24» Дмитрий Барбаш.

В братской могиле похоронен капитан Иван Флеров и 16 бойцов его отдельной экспериментальной батареи реактивных минометов, которые осенью 41-го приняли здесь свой последний бой.

«Как получилось, что они не заметили, что там была танковая засада», – поделилась историк Валентина Давыдова.

Конструкторы реактивных снарядов – Георгий Лангемак и Иван Клейменов. Вместе с ними трудились и будущие ракетостроители: Сергей Королев и Валентин Глушко. Но вместо героев-изобретателей они быстро стали врагами народа.

«Рядовой инженер Костиков в 1937 году начала писать доносы, что они затягивают создание нового, передового оружия. Клейменов и Лангемак были арестованы. Клейменов расстрелян 10 января, Лангемак – 11 января 1937 года», – рассказала старший научный сотрудник Центрального музея Вооруженных сил Светлана Малинникова.

На автомобиль реактивный миномет поставили летом 1938-го. К июню 41-го была изготовлена первая опытная партия БМ-13. Расшифровывается как боевая машина.

«Они были секретными, под пусковой стоял заряд самоликвидации, при помощи динамо-машины БМ можно было ликвидировать. Она одним залпом за пару минут выдает столько же огня и металла, сколько батарея орудий в течение нескольких минут», – рассказал старший научный сотрудник Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи МО РФ Андрей Громов.

Реактивные минометы были приняты на вооружение 21 июня 1941 года. Установки размещали на базе советского грузовика ЗИС-6. Экипаж – пять-семь человек. Реактивный снаряд имел длину почти полтора метра, диаметр – 132 миллиметра, массу – более 42 килограммов.

У «Катюши» очень простое устройство, для наведения использовались подъемные и поворотные механизмы. Направляющие больше похожи на обычные рельсы. На каждой машине их было от 14 до 48. Немцы за характерный звук, который издавал реактивный снаряд во время полета, установки называли «Сталинскими органами».

Установки прибыли на фронт в начале июля в обстановке строжайшей секретности. Командовал тот самый капитан Иван Флеров. Где именно БМ-13 дали первый залп, спорят до сих пор. Как писали в советских учебниках, 14 июля 1941-го в 15 часов 15 минут батарея нанесла удар по городу Орша.

«Есть данные, что не в три часа дня под Оршей, а в 10 часов утра под Рудней был первый залп советской реактивной артиллерии. Это опирается в первую очередь на немецкие источники, Рудню они описывают, а Оршу нет», – рассказала старший научный сотрудник Центрального музея Вооруженных сил Светлана Малинникова.

Этот удар имел огромный психологический эффект. Немецкая разведка установки прозевала. Уничтожить противника реактивные минометы могли на расстоянии восьми километров. За семь секунд одна машина выпускала 16 снарядов.

«Осколки от РСов, они разлетаются с огромной скоростью, раскаленные. Такой силы вполне хватит, чтобы пробить 30 миллиметровую броню танка. Это не говоря про более легкие бронемашины, грузовики, ну а живая сила – понятно», – отметил эксперт Российского военно-исторического общества.

В Красной армии БМ-13 называли «Катюшей». В СССР официально не признавали, что хоть одна установка была захвачена врагом. На самом деле уже осенью 1941-го несколько машин попали к противнику. Но немецкий аналог русской «Катюши» так и не появился.

«У немцев линия производства уже была заточена под реактивные системы «Небельверфер», перестраивать во время войны всю цепочку было безумием и бессмысленностью», – рассказал начальник научно-выставочного отдела вооружения и техники Центрального музея Вооруженных сил Сергей Солдатов.

В июле Флеров действует в районе Минского шоссе. В августе – сентябре воюет под Ельней и Рославлем. К этому моменту это уже не единственная батарея реактивных минометов в Красной армии.

«По распоряжению ставки с первых дней запрещено было использовать в количестве менее дивизиона, то есть менее 12 штук. Командование поступило правильно и запретило распылять силы. И эффект достигался как раз использование большого количества снарядов», – рассказал эксперт Российского военно-исторического общества Никита Буранов.

В семье Флеровых лишь довоенные фотографии и фотоаппарат командира первой экспериментальной батареи. С фронта – ни одного письма.

«Он приехал буквально на час, и сказал, что будет в секретных войсках. Больше ничего. И практически до начала 60-х он числился без вести пропавшим. И ни от кого никаких сведений не было», – рассказала внучка Ивана Флерова Марина Смирнова.

В начале октября 41-го немцы прорвали Западный фронт. Четвертого числа части Вермахта заняли Юхнов. Флеров понимал, что фактически оказался в окружении. Решил пробиваться к своим. В ночь на шестое октября колонна машин, у которых заканчивался бензин, подошла к деревне Богатырь.

«По шоссе все 6 октября шла немецкая техника и солдаты. От Юхнова к Вязьме. Флеров выслал разведку, разведка подошла к Богатырю, тишина была абсолютная. Для бойцов не было никаких намеков, что там были немцы», – рассказала историк Валентина Давыдова.

Батарея реактивных минометов в Богатыре наткнулась на замаскированные немецкие танки. Завязался бой. Ценой собственной жизни командир выполнил главный приказ.

«Флеров понимал прекрасно, что ему не спастись. Он сам первую машину подрывал. Не знаю, нажимали ли там на что. Он остался в машине. И, вероятно, взрывной волной его отбросило», – отметила историк Валентина Давыдова.

Этот вросший в дерево фрагмент боевой машины – с места гибели батареи реактивных минометов. Сейчас это место найти непросто. Везде кустарник и трава. Дороги заросли. Только в 1963-м Иван Флеров посмертно был награжден орденом Отечественной войны.

Звание Героя России Флерову посмертно присвоили 21 июня 1995-го. Он и его бойцы погибли в нескольких десятках километрах от места, где Михаил Исаковский написал свою знаменитую «Катюшу».

comments powered by HyperComments