«Десять индейцев решили пообедать…»: Владимир Машков поставил в театре Табакова спектакль-детектив «И никого не стало»

14:10 09/07/2021
«Десять индейцев решили пообедать…»: Владимир Машков поставил в театре Табакова спектакль-детектив «И никого не стало»
ФОТО : предоставлено пресс-службой Театра О. Табакова / Ксения Бубенец

Десять индейцев решили пообедать,

Один вдруг поперхнулся, и их осталось девять.

В Московском театре Олега Табакова Владимир Машков поставил спектакль по пьесе Агаты Кристи «И никого не стало». Жуткая история, которая знакома многим еще по фильму «Десять негритят» Станислава Говорухина. Получился своего рода спектакль-детектив, который не раз заставляет зрителя вздрогнуть и в буквальном смысле вызывает мурашки на теле, однако не стоит опасаться, что кто-то ночью не сможет уснуть после просмотра – уходит зритель все-таки в приподнятом настроении, благодаря неожиданному финалу и спокойной музыке после закрытия занавеса.

Девять индейцев, поев, клевали носом,

Один не смог проснуться, и их осталось восемь.

Впрочем, определенный настрой зритель получает с самых первых минут в зале: особый восторг у многих вызывают черные манекены, одетые в черные водолазки, чтобы соблюдалась 50%-ная рассадка. Но если эти «товарищи» присутствуют тут на каждом спектакле, то вот голос, который просит отключить мобильные телефоны и не снимать маски, записан специально для этой постановки. Эти же слова зловеще будут позже звучать и во время спектакля.

«Десять индейцев решили пообедать…»: Владимир Машков поставил в театре Табакова спектакль-детектив «И никого не стало»
Фото: предоставлено пресс-службой Театра О. Табакова \ Ксения Бубенец

Восемь индейцев пошли гулять затем,

Один не возвратился, и их осталось семь.

Благодаря звездной команде (режиссура Владимира Машкова, сценография Александра Рукавишникова, костюмы Валентина Юдашкина) и яркому актерскому составу (Игорь Петров, Владислав Наумов, Яна Сексте, Аня Чиповская, Евгений Миллер, Владислав Миллер, Сергей Угрюмов, Сергей Беляев, Алена Лаптева, Марианна Шульц, Михаил Хомяков, Виталий Егоров), спектакль получился очень объемным, глубоким, трагикомическим и просто невероятно красивым. Особую атмосферу создает также музыкальное оформление Алексея Елкина и безумные танцы индейцев, выскакивающих откуда-то из-за угла, а то и прямо из камина, но всегда совершенно неожиданно, что позволяет держать зрителя в напряжении и еще больше усиливая атмосферу ужаса и страха…

Семь индейцев махали топором,

Один себя перерубил, остались вшестером.

Стоит отметить, что это первая работа известного скульптора Александра Рукавишникова в театре. И скульптуры тотемных индейских животных, которые расставлены по всей комнате, играют в сценографии очень важную роль: каждая олицетворяет героев. Росомаха – символ свирепости и выносливости, броненосец – некто маленький, покрытый броней, стремится к защите, индюк олицетворяет щедрость, широкую натуру, великодушие, арапайма – тропический пресноводный хищник, муравьеду присущи порядок и неустанная служба, черепахе – упорный труд, который неизменно приводит ее в пункт назначения, пиранья – очень опасная хищная рыба, которая придерживается стаи, с ней ассоциируются богатство, удача и достаток, гарпия – полуженщина-полуптица, похитительница душ и детей, медведь – защитник, обладающий физической силой и мужеством, и пантера – самое могучее существо, повелитель змей, приносит смерть и неудачу. Кто из персонажей с какой скульптурой связан, пожалуй, оставлю разгадать каждому зрителю самостоятельно, но очевидно, что из-за напряженного сюжета во время спектакля сделать это невозможно, зато будет, о чем подумать после.

«Десять индейцев решили пообедать…»: Владимир Машков поставил в театре Табакова спектакль-детектив «И никого не стало»
Фото: предоставлено пресс-службой Театра О. Табакова \ Ксениия Бубенец

Шесть индейцев стали в улей играть,

Одного ужалил шмель, и их осталось пять.

А с известным кутюрье Валентином Юдашкиным театр сотрудничает не впервые. Для этой постановки он создал костюмы в духе английской моды 1944 года. Именно в это время и разворачиваются события на сцене.

Пять индейцев судейство учинили,

Засудили одного, осталось их четыре.

Пьесу «И никого не стало» Агата Кристи написала на основе своего же романа «Десять негритят». Но позже изменила считалочку: вместо «негритят» появились «индейцы». Это было сделано по идеологическим соображениям.

«Десять индейцев решили пообедать…»: Владимир Машков поставил в театре Табакова спектакль-детектив «И никого не стало»
Фото: предоставлено пресс-службой Театра О. Табакова \ Ксения Бубенец

Четыре индейца пошли купаться в море,

Один попался на приманку, и их осталось трое.

По сюжету десять человек собираются в особняке на острове. Каждого под разным предлогом пригласил некий А.Н.Оним, читай – аноним. Не имея возможности сообщения с внешним миром и покинуть остров, они остаются один на один с неизвестным мстителем. Каждого обвиняют в убийстве и обещают расплаты. И действующие лица трагически заканчивают свою жизнь, повторяя судьбу индейцев из детской считалочки, написанной на стене над камином.

Пошли в зверинец погулять все трое,

Одного загрыз медведь, и их осталось двое.

Но особенность постановки Владимира Машкова еще и в совершенно неожиданной развязке. Вопреки последним строкам считалочки события в финале разворачиваются совсем иначе. Но не будем раскрывать всех карт, скажем одно – зрителю не избежать напряжения до самой последней секунды спектакля.

«Десять индейцев решили пообедать…»: Владимир Машков поставил в театре Табакова спектакль-детектив «И никого не стало»
Фото: предоставлено пресс-службой Театра О. Табакова \ Ксениия Бубенец

Двое индейцев легли на солнцепеке,

Один сгорел – и вот один – несчастный, одинокий.

Имеют ли право все эти люди оправдывать себя или действительно должны ответить за то, что лишили других людей жизни? И кто тогда должен стать палачом и судьей – каждый сам себе или представители закона? И есть ли право у третьего лица вершить их судьбы, даже если они и в самом деле виноваты? И как часто вообще чья-то жизнь зависит от каждого из нас?

Последний индеец посмотрел устало,

Повесился, и никого не стало.

«Десять индейцев решили пообедать…»: Владимир Машков поставил в театре Табакова спектакль-детектив «И никого не стало»
Фото: предоставлено пресс-службой Театра О. Табакова \ Ксении Бубенец

Вопросов много – ответы будут очень разными. У каждого – свой, в зависимости от собственного жизненного опыта и системы ценностей. Сам же режиссер говорит о своей работе так: «И никого не стало» – спектакль-детектив. Это редко встречающийся в театре жанр, жанр сложный, требующий от артиста большого мастерства. Крайние проявления эмоций, которые герои испытывают перед лицом своей и чужой смерти, дают богатейшие возможности для перевоплощения. Человек, безнаказанно причинивший зло, не просто с этим свыкается, он строит в своем воображении новую версию случившегося, в которой предстает почти героем, совершившим справедливый поступок. Он верит в это сам и пытается заставить верить других. Герои пьесы буквально загнаны в угол. Происходит переход от законов человеческой общности к законам стаи, где каждый пытается спастись, оправдавшись или пытаясь уничтожить кажущийся источник угрозы возмездия. В героях «темные качели» от вины к невиновности раскачивает сильнейший страх. Самые разные его виды мы и собираемся исследовать в нашем спектакле. Это интересное, местами жутковатое путешествие. Вы тоже приглашены в него».

comments powered by HyperComments