«Стюардесса отрешенно смотрела вниз, и у нее катились слезы»: Алексей Яшин – об аэрофобии и группе Casual

12:57 29/06/2021

Он обожает играть в футбол, собирает стадионы на рок-концертах и никогда не летает на самолете – куда бы он ни отправлялся, он всегда выбирает поезд. В «Ночном экспрессе» с Алексеем Кортневым прокатился солист группы Casual Алексей Яшин, музыкант рассказал о том, как делал первую татуировку струной и гуашью, о страшном инциденте с самолетом Ил-96, а также о том, зачем ему звонил Дмитрий Медведев.

Станция Сочи

Алексей Кортнев: Наш поезд прибывает на станцию Сочи – город замечательный, сакральный для всех россиян. Почему именно Сочи: ходит легенда о том, что именно в этом городе тебе позвонил Дмитрий Медведев.

Алексей Яшин: Я очень люблю Сочи, два раза в год езжу туда отдыхать, несмотря на то, что говорят – очень дорогой город. Я знаю, где дешево.

Алексей Кортнев: Я должен Лешины слова подтвердить, потому что рядом с любой очень дорогой гостиницей обязательно есть столовая, в которой вкусно и, в общем, дешево. Итак, про Дмитрия Анатольевича...

Алексей Яшин: У нас есть футбольная команда артистов, в которой я играю, наш барабанщик Коля Сафонов. Если не считать Владимира Петровича Преснякова, который у нас тоже в команде и является почетным президентом, я, конечно, больше всех голов забил, потому что я форвард-бомбардир. Помимо Петровича, у нас много разных артистов: и Виктор Салтыков, и Алексей Глызин, и артисты нового формата, Игорь Саруханов, Юрий Лоза... Лоза уже не играет, он по тренерской работе – с ему присущей изюминкой. Как-то мы приехали на турнир и в это время снимали клип на песню «Беги, Леша!». Снимали семь съемочных дней, причем Саша Сукачев – сын Игоря Ивановича – приехал специально из Америки монтировать. Не взял ни копейки...

«Стюардесса отрешенно смотрела вниз, и у нее катились слезы»: Алексей Яшин – об аэрофобии и группе Casual

Алексей Кортнев: А за перелет?

Алексей Яшин: Ну, он заодно и к родителям приехал. В одном из эпизодов Егор Ильич Титов, я и Миша Химичев – наш известный актер – сидим, выпиваем пиво, на столе лежат телефоны. Все время кто-то звонит. Кадр, перебивка, кадр – и фотография Дмитрия Анатольевича Медведева. Естественно, Медведев мне не звонил, звонила наш директор – тогда Катя Половинкина, и я поставил на контакт фотографию Дмитрия Анатольевича. Хорошая фотография, он весь такой красивый, молодой...

Вернемся к турниру в Сочи. Турнир проходит каждый год – собираются главы администраций, главы городов, губернаторы. Фотография Медведева осталась у меня, и после первого дня турнира вечером мы сидим за столом в лобби-баре. У меня два телефона лежит, и по одному из них кто-то звонит.

Я отхожу буквально два метра от стола, рядом со мной Николай, и в этот момент Катя Половинкина звонит мне на другой телефон. Написано: «Дмитрий Анатольевич Медведев» – и его фотография. Получилось так, что практически все, кто сидел за столом, это увидели. Николая Федоровича спрашивают: «Кто такой Алексей? Поделись». Он говорит: «Я многого сказать не могу, но вы сами все видите...»

Алексей Кортнев: Расскажи, пожалуйста, о ваших играх, как проходят футбольные баталии?

Алексей Яшин: Футбольные баталии у нас проходят очень ярко, порой даже травматично, потому что у нас есть наш яркий член, которого все знают, – это актер Илья Глинников. Мы знакомы почти 20 лет. Молодой, талантливый, перспективный...

Алексей Кортнев: И, насколько я знаю, способный попадать в передряги и приключения самые разнообразные.

Алексей Яшин: Всегда. И вот мы играем на Центральном стадионе в Пятигорске, полный стадион народу, выиграли 5:1. Потом – большой концерт на главной площади, весь город пришел. А Илья – он же с чего начинал, он не всегда был актером, – он танцор очень хороший, в нескольких коллективах танцевал известных. И у них какой-то танец на сцене, а сцена высокая, 3,5 метра, наверное. Он делает сальто, не рассчитывает буквально 50 см и падает вниз. Это было страшно, на самом деле, он, естественно, встать не может, потому что колено «рассыпалось». Вроде бы трагедия, приехала «скорая» сразу, ему сделали морфин. Он встал и на рассыпавшемся колене пошел танцевать с нами в клуб и протанцевал всю ночь.

Станция Мытищи

Алексей Кортнев: Из чудесного курортного города Сочи мы прибываем в суровые подмосковные Мытищи – родной город Леши Яшина.

Алексей Яшин: Этап взросления у меня пришелся на 90-е, меня спасло то, что я ходил в музыкальную школу. Это еще было советское время, никто ни за кого не боялся, и с семи лет я от школы ходил спокойно сам, хотя в Перловке жил – далековато было. Я пошел и сам записался в музыкальную школу на фортепиано. Я думаю, что это свыше, меня направила рука, и эта рука оказалась, конечно, права.

Алексей Кортнев: Надо сказать, что среди рок-музыкантов людей с профессиональным музыкальным образованием в общем-то немного, особенно из фронтменов, ты в этом плане прямо уникум. Если я не ошибаюсь, кумиром твоим в детстве при этом был отнюдь не музыкант, а актер – Андрей Миронов.

Алексей Яшин: Да, было такое, эту историю вообще знают единицы. В детстве я был поклонником Андрея Миронова. Причем настолько поклонником, что я написал ему письмо – при живых и любящих меня и любимых родителях я написал: «Уважаемый Андрей, я хочу, чтобы вы были моим папой!». И это не от того, что я не любил своих родителей, а от того, что я безумно любил его на экране. Папа на меня смертельно обиделся. Я думаю, что я бы тоже обиделся, если бы мой ребенок написал такое письмо кому-то.

Алексей Кортнев: Письмо-то отправили Андрею Миронову?

Алексей Яшин: Нет, конечно.

Алексей Кортнев: Кумиром номер два после этого стал Владимир Высоцкий...

Алексей Яшин: У меня был старший брат, и он слушал Высоцкого. Изначально папа слушал, несмотря на то, что он военный, секретарь порткома был, и Высоцкий тогда был как бы запрещен, но все слушали, все любили, все уважали. И, естественно, первые песни, которые я услышал в детстве, – это песни Владимира Семеновича Высоцкого. Огромное спасибо судьбе и Богу, что потом я познакомился с семьей Высоцкого и с величайшими нашими актерами: Золотухиным Валерием Сергеевичем, с которым мы много работали, с тем же Сережей Безруковым и много-много с кем на проекте «Своя колея», где мы пять лет отвечали за весь музыкальный материал. Творчество Высоцкого прошло с самого раннего детства и продолжает идти со мной.

Алексей Кортнев: При этом, не будучи ярым поклонником металлической музыки, я знаю точно, что Лешу слышал в 90-е в совершенно другом амплуа, когда он играл на басу в группе Hellraiser. Это была, может, и не самая известная, но корневая металлическая группа в центре этого движения. Ты тогда был длинноволосым красавцем в коже. Скажи, пожалуйста, как твоя матушка относилась к этим твоим увлечениям?

Алексей Яшин: Мама меня всегда поддерживала, всегда. Первую татуировку я сделал в 15 лет гуашью и струной от гитары. Я думал, дома будет катастрофа, она сказала: «Нет, сынок, это твой выбор». Маме огромное спасибо за то, что она меня воспитала именно таким человеком, какой я есть. Папы нет уже, мама жива, и, конечно, она, помимо детей, самое дорогое, что есть у меня. Я ее очень сильно берегу и стараюсь, чтобы ей было комфортно сейчас жить.

Станция Железнодорожная

Алексей Кортнев: Наш поезд прибывает на станцию Железнодорожная – это такое собирательное название, имеется в виду, что ты предпочитаешь железнодорожный транспорт любому другому при перемещении на дальние пространства. А это нашей программе – бальзам на душу. Расскажи, что тебя так отвратило от самолетов?

Алексей Яшин: Это случилось 11 лет назад, мы отдыхали в Анталье и возвращались на Иле-96. Самый безопасный самолет, ни одного летного происшествия до этого дня не было, и надо же так случиться, что оно произошло с нами – со мной и моей семьей. Мы попали в редкое природное явление, которое называется «сдвиг ветра». Это бывает только над морем, когда самолет взлетает. Воздушные потоки образуют какой-то сдвиг, куда попадает самолет, и он становится неуправляемым. Он же легкий, из композитных материалов, и, как бы пилоты ни рулили, справиться с этим очень сложно. Мы прощались с жизнью, летели вниз, была страшная перегрузка. Много детей, страшные крики... Пилоты вырулили самолет, потихонечку он задрал нос и пошел вверх. Мы думали – все уже. И, как только нос задрали, он опять сваливается и опять попадает туда же.

Мы сидели в первом ряду после бизнес-класса, жена кричала стюардессе: «У моего мужа инфаркт, подойдите к нему!» Стюардесса сидела в полутра метрах от меня, пристегнутая, бледная, смотрела отрешенно вниз, и у нее слезы катились. Когда я это увидел, понял: «Ну все». Но второй раз пилоты смогли вырулить, и мы их чуть ли не на руках из самолета выносили в Москве.

Алексей Кортнев: Таким образом ты заработал аэрофобию, а семья?

Алексей Яшин: Отлично все, летают.

Станция Везучая

Алексей Кортнев: Еще одна остановка с общим названием – станция Везучая. Ты собрал Casual 12 лет назад – прямо скажем, это не юношеский проект. Это невероятное везение – не в детстве, не в юности встретить уже состоявшихся, взрослых, умных, опытных людей.

Алексей Яшин: С Олегом Масаевым, который у нас в группе является техническим директором и бас-гитаристом, я знаком с трех лет. С его трех лет – ему было три, когда я родился. Мы из одной деревни – я 30 лет прожил в Мытищах, но родился в Ромашково. Он мой односельчанин и мой друг с младенчества. Никого, кроме него, я не мог позвать, уговорить играть – никого, только его.

Николай Федорович Сафонов – это легенда, это 23 года в группе «Рондо», это тот, кто вырастил Сашу Иванова и воспитал в армии его – они вместе служили. У нас был футбольный матч в Воронеже, мы ехали обратно в автобусе, и была гитара. Коля говорит: «Ну, спой что-нибудь свое». Это 2008 год.

Я начал петь, он говорит: «Слушай, если к твоему противному голосу привыкнуть, то может получиться какой-нибудь прекрасный музыкальный проект. Давай сделаем песню».

Мы пришли на студию, где встретили Александра Николаевича Самойлова, который на тот момент был, наверное, из нас самым известным.

Алексей Кортнев: Александр Николаевич – это народный музыкант всея Руси, потому что он играл со всеми звездами. Он написал, к примеру, песню, с которой в «Голосе» выиграл Фотий.

Алексей Яшин: Это песня Александра Николаевича «Спокойной ночи, господа», ее исполняет Гриша Лепс. Как автор он – лауреат «Песни года» трижды. Он же мультиинструменталист, аранжировщик, у него все время поток-поток-поток, и все сплошь звезды. Он почувствовал, что это его, что здесь он может реализовать то, что у него внутри и что он не реализовал за всю свою жизнь. Поэтому группа Casual – это его ребенок, так же как и мой, Коли и Олега.

Посмотреть выпуск программы «Ночной экспресс» можно также на нашем YouTube-канале.

comments powered by HyperComments