Умирали, но не сдавались: как советские пограничники сражались за Родину

19:09 27/06/2021

В Брестской крепости погибли 962 бойца. Имя последнего увековечили не так давно – четверть века назад. В первый день войны фронт растянулся от Баренцева до Черного моря. Первый удар немецкой армады приняли на себя 83 тысячи пограничников, которые защищали западные рубежи Родины. По плану «Барбаросса», на их уничтожение отводилось всего лишь до часа времени. Но враг просчитался. О героях, которые умирали, но не сдавались, узнала корреспондент «МИР 24» Ольга Баранова.

22 июня 1941 года. 3:50 утра. Войска Гитлера форсируют приграничную реку Прут. Уже через день солдатам Вермахта отдан негласный приказ: «Зеленоголовых расстреливать на месте. Бойцов в зеленых пограничных фуражках в плен не брать».

«Одновременно с этим пограничники подходили под приказ Гитлера об уничтожении комиссаров. Поэтому их действительно истребляли очень массово», – рассказал писатель, историк Пограничных войск Николай Аничкин.

12 дней оборону советско-румынской границы держала застава Степана Капустина. Заканчивались патроны и гранаты. А когда обороняться уже было нечем, уроженец Украины приказал идти на прорыв, в рукопашную. Шансов выжить было мало, но пограничники вырвались из окружения. Фронт к этому времени уже был в 150 километрах от заставы.

«Пробилась из окружения, соединилась с войсками. И Капустину было поручено формировать батальон войск охраны тыла действующей армии. Как я уже говорил, несмотря на прямые запреты использовать пограничников, точнее войска охраны тыла, в борьбе с полевыми войсками противника. Войска охраны тыла, как правило, становились последним резервом в командовании. Так что полк активно участвовал в боях», – добавил Николай Аничкин.

Настоящим потрясением для немцев стали контратаки пограничников. Уже на второй день войны командир Григорий Поливода освободил первый советский город от захватчиков – Перемышль.

«Там снова утвердилась советская власть, снова был поднят красный флаг. Тогда впервые в западной прессе было опубликовано, что русские наступают», – отметил историк.

Пограничники удерживали Перемышль до 27 июня. Отступили только после приказа.

Юго-западная граница Молдовы. Погранзастава «Стояновка». Война здесь началась на полчаса раньше – в 3:30 утра. Сражались 11 дней, погибли 600 защитников. А для немцев победа на этом рубеже обошлась в 12 тысяч раненых и убитых. И это тот редкий случай, когда о подвиге пограничников узнали практически сразу. Даже про Брестскую крепость страна услышала спустя год. В 1942-м в газете «Красная звезда» вышла заметка о легендарной обороне.

«Есть рассказ, например, о командире отделения Брестского погранотряда, Новикове. В ночь на 22 июня он находился в дозоре с напарником. Он замаскировался в дупле дуба, у него был пулемет Дегтярева. И когда началась переправа, он открыл огонь по немцам. В течении этого дня немцы не могли его обнаружить. Район неоднократно обстреливался из минометов, артиллерией, но на этом участке немцы пройти не смогли», – объяснил Николай Аничкин.

Пограничные войска были структурой НКВД. Подчинялись Лаврентию Берии. По приказу Наркома, в погранвойсках создали собственную разведку. И накануне войны все агентурные данные подтверждали: немцы готовятся к нападению.

«С 18 июня пограничные части западного направления были переведены на особый режим. Часть из них, значительная, как в карауле, спала в одежде, только снимая головной убор и сапоги. Все ходили в каске, вопреки фотографиям. Вооружили по боевому, ящики с боеприпасами лежали под кроватями, были вынуты из оружейных комнат, доступ к ним был облегчен. Поэтому они избежали такого кошмара, характерного именно для Красной армии, когда, например, оружие было получено в оружейной комнате, а боеприпасы хранились в другом месте, и команды не поступало на выдачу боеприпасов. Люди гибли», – сказал военный историк, кандидат философских наук Илья Мощанский.

Вместе с десантниками Красной Армии пограничники считались элитой. Бойцов обучали воевать даже в одиночку. Они владели приемами боевого самбо, прекрасно маскировались, хорошо ориентировались на местности. Позже немецкий генерал Франц Гальдер, начальник Генерального штаба сухопутных войск Германии, напишет в своем дневнике: «Русские повсюду сражаются до последнего человека. Бои упорные, а пленных очень мало. Русские сопротивляются, пока их не убьют...».

Умирали, но не сдавались. И приближали победу.

«Войска 2-го Украинского фронта, продолжая наступление, несколько дней назад форсировали реку Днестр на участке протяжением 175 километров, овладели городом и важным железнодорожным узлом Бельцы и, развивая наступление, вышли на нашу государственную границу – реку Прут на фронте – протяжением в 85 километров», – говорилось в сообщении Совинформбюро от 26 марта 1944 года:

Среди них был и Степан Капустин. Тот самый, что в начале войны со своими бойцами, последним покидал границу Советского Союза, а через три года вернулся туда первым. Уже будучи подполковником и командуя 24-м Пограничным полком войск НКВД.

«Были установлены пограничные столбы, была отправлена телеграмма Сталину о том, что 22 июня мы встретили здесь немцев, мы вернулись», – добавил Николай Аничкин.

Степан Капустин награжден 11-ю орденами, в том числе орденом «Александра Невского».

«Руководимый полковником Капустиным 24 погранполк за организованный переход государственной границы и быстрое освоение задач по охране тыла фронта приказом верховного главнокомандующего удостоен наименования «Прутский», – говорилось в приказе о награждении

За время пограничных боев ни одна из 660 застав не была оставлена без приказа. Отчаянно защищали каждый метр, стояли насмерть. Маршал Георгий Жуков как-то признался: «Пограничники совершили чудо».

«Жуков, действительно, произнес эту фразу: «Я не верю в богов, но если они существуют, то это пограничники», – отметил писатель.

comments powered by HyperComments