Мерзкая слизь на турецких курортах: Мраморное море спасают от экокатастрофы

20:21 13/06/2021
ФОТО : ТАСС / Zuma

Для Турции год выдался непростой. Вспышки COVID-19, сильный рост заболеваемости, фактически срыв туристического сезона. И вот новая напасть – в Мраморном море настоящая экологическая катастрофа. В чем причина, разбирался корреспондент «МИР 24» Максим Красоткин.

Редкий дайвер доплывет до середины бухты курорта Ялова, не намотав на кулак «сопли». Такое непрезентабельное, но емкое название местные жители дали сгусткам микроводорослей, лишивших их любимого побережья. На кадрах хорошо видно, что именно представляет эта слизь. Впрочем, глубина проблемы как раз на глубине.

«На первый взгляд слизь находится только на поверхности, но на самом деле она есть и под водой. Это печальная картина, жить в таких условиях невозможно. При погружении я видела лишь несколько окуней и все, больше никакой живности», – поделилась аквалангист-волонтер Мехтап Акбас Чифтчи.

Микроводоросли (фитопланктон) – естественный обитатель Мраморного моря. Размножаясь, микроорганизмы образуют колонии. Обычно они еле видны невооруженным глазом, но, когда тепла и пищи в избытке, достигают гигантских размеров. В эти сгустки заплывают креветки, мальки рыб и там погибают. Начинается гниение со всеми вытекающими.

«Они не дают доступа к кислороду тем организмам, которые живут в этой экосистеме: моллюскам, рыбам, актиниям, креветкам, крабам на дне. Они лишают их возможности нормально дышать, в результате тоже гибнут. Кроме того, эта слизь чисто механически забивает жабры рыб, забивает фильтрующие аппараты моллюсков», – пояснил старший научный сотрудник Института океанологии имени П.П. Ширшова РАН Филипп Сапожников.

«Морские сопли» турецкие мореплаватели наблюдали еще в XVIII веке, но настоящее нашествие случилось именно сейчас. Этому способствовала довольно теплая зима и развитие промышленности. На побережье Мраморного моря представлены предприятия всех отраслей Турции: начиная от пошива одежды заканчивая нефтехимией и машиностроением. Кроме того, там проживают почти 20 миллионов человек.

«Это целиком вызвано тем, что наши системы обработки отходов недостаточны. Мы не можем проводить биологическую очистку. В Турции существует странная практика, которая называется предварительной очисткой, при которой отходы попадают в воду», – сказал режиссер-документалист Тахсин Джейлан.

Сточные воды богаты питательными веществами, которыми как раз и лакомится фитопланктон. А вот время для своего массового размножения он выбрал неподходящее. Только Турция сняла коронавирусные ограничения и открыла границы для туристов, как «морские сопли» начали буквально прогонять с пляжей отдыхающих. Слизью покрылись бухты Принцевых островов, курорта Чинарджик, залив Измит – все то, что к югу от Стамбула. Кроме того, нашествие микроводорослей грозит и рыбному промыслу, по сути, убивая улов.

«Эта слизь обладает массой. Она налипает на сети рыбацкие. И сети начинают не выдерживать этот поток массы, они начинают рваться, тонуть. В результате на дно поступает большое количество пластика из состава рыбацких сетей, это дополнительное загрязнение моря пластиком», – отметил Филипп Сапожников.

Впрочем, турецкие власти решили «морские сопли» не распускать, а начать очистку акватории. Сейчас биомассу выкачивают больше 40 судов. Ужесточили контроль за выбросами на прибрежных предприятиях. Опасаются, что слизь может проникнуть и в Черное море.

Но экологи успокаивают: там сгустки планктона не выживут. Черное море не такое соленое, как Мраморное. К тому же там есть сероводородный слой, который не даст размножаться фитопланктону. Плюс – особенности течения.

«Дело в том, что из Черного моря через пролив Босфор постоянно идет сток воды поверхностный, более пресный. Из Мраморного в Черное попадает вода, но она более соленая и в противоток идет снизу», – пояснил научный сотрудник кафедры общей экологии и гидробиологии биологического факультета МГУ Вадим Марьинский.

Без вмешательства человека Мраморное море очистится само через несколько месяцев, говорят экологи. А вот на восстановление его фауны потребуются годы. До конца 2021-го акваторию объявили охраняемой зоной. Впрочем, проблему стоков за такое время вряд ли получится решить.

comments powered by HyperComments