«Мы не любим ронять инструменты – это к операции»: травматологи поделились секретами своей профессии

17:17 20/05/2021
«Мы не любим ронять инструменты – это к операции»: травматологи поделились секретами своей профессии

20 мая свой профессиональный праздник отмечают представители одной из самых древних отраслей медицины – травматологи и ортопеды. История этой специальности насчитывает множество веков, что неудивительно – ведь люди получали травмы во все времена, а следовательно, учились их лечить. Доказательства тому постоянно находят археологи: так, на древнеегипетских мумиях и останках воинов Древнего Рима часто обнаруживают следы операций и признаки сращивания переломов.

Считается, что основы травматологии заложил известный древнегреческий ученый и философ Гиппократ, которого часто называют «отцом медицины». Он первым в своих трактатах описал способы лечения различного рода травм, и, хотя медицина с тех пор значительно продвинулась вперед, многие его методики до сих пор признаются врачебным сообществом верными.

По сути, именно травматология послужила почвой для образования другой, не менее важной и гораздо более обширной сферы клинической медицины – хирургии. Однако, невзирая на свою древность, травматология и ортопедия были признаны самостоятельными научно-практическими дисциплинами лишь в начале XX века. Это объясняется всплеском так называемых «травматических эпидемий» – проще говоря, военных конфликтов и стихийных бедствий. Да и в целом рост городов, развитие промышленности и техники способствовали увеличению травматизма – как в быту, так и на рабочих местах.

Во многих странах, включая Россию, травматология и ортопедия составляют единую клиническую дисциплину, так как их методы лечения повреждений костей во многом схожи. Но в травмпункт приходят не только с переломами, но и с ожогами, сотрясениями и т.д.

«МИР 24» поздравляет врачей с профессиональным праздником и узнал, чем все-таки отличается травматолог от ортопеда, в какие приметы верят даже самые несуеверные сотрудники травмпунктов и чего ни в коем случае нельзя делать, если вы получили травму (пусть даже она кажется вам несущественной). Эти и другие популярные вопросы мы задали четырем специалистам. Что из этого вышло – читайте ниже.

Чем травматолог отличается от ортопеда?

Максим Саутин,

врач травматолог-ортопед, заведующий отделением хирургии кисти и реконструктивной микрохирургии клиники ЕКСТО:

«Термины «ортопед» и «травматолог» несколько отличаются. В целом медицинская специальность, которую мы получаем при обучении в ординатуре, называется «Врач ортопед-травматолог» или «Врач травматолог-ортопед». В зависимости от года выпуска эта формулировка несколько меняется. Травматологи больше времени уделяют лечению непосредственно острых посттравматических изменений. То есть человек упал, что-то ударил, сломал, пришел к травматологу, и тот его вылечил. Ортопеды же занимаются более хроническими заболеваниями опорно-двигательного аппарата, то есть костей, суставов и связок. Условно говоря, ортопеды занимаются эндопротезированием коленного и тазобедренного сустава – это в большей степени их зона ответственности».

Николай Кондырев,

врач травматолог-ортопед больницы им. В. В. Виноградова, врач высшей квалификационной категории, действительный член Ассоциации травматологов-ортопедов России:

«Травматология – это наука о повреждениях. Сюда относятся все экстренные операции и вмешательства. Тут от врача главным образом требуется умение работать в сложных, стрессовых ситуациях и брать эмоции под контроль. Ортопедия – это наука о врожденных деформациях. Это плановые приемы и осмотры, лечение консервативным путем, а иногда оперативные вмешательства. Тут специалист должен быть рассудительным, нет места спешке, и нельзя делать поспешные выводы».

Сергей Виссарионов,

Директор ФГБУ «НМИЦ детской травматологии и ортопедии имени Г.И. Турнера», врач травматолог-ортопед, нейрохирург, доктор медицинских наук, профессор, член-корреспондент РАН:

«В детской практике ортопедами чаще считаются врачи, которые занимаются консервативным и хирургическим лечением детей с такими заболеваниями, как врожденный вывих бедра, мышечная кривошея, сколиоз и другими врожденными и приобретенными состояниями. Во взрослой сети это специалисты, занимающиеся лечением дегенеративных заболеваний опорно-двигательной системы, возникающих с возрастом – артрозы, остеохондрозы и другие. На самом деле «Травматология и ортопедия» – это единая специальность. Травматолог-ортопед должен обладать широким кругозором и глубокими знаниями для лечения пациентов с травмами и их последствиями, с заболеваниями и врожденными пороками развития опорно-двигательной системы».

«Мы не любим ронять инструменты – это к операции»: травматологи поделились секретами своей профессии
Shutterstock/FOTODOM

Правда, что пик вашей работы приходится на праздники? С чем связано большинство травм?

Николай Кондырев:

«Да, это правда. А после праздников к нам приходят уже с несвежими переломами и вывихами. Такие лечить намного сложнее. Зима – это сезон падений на льду, с горок и тюбингов, лето – сезон падений с велосипедов, самокатов и роликов. К нам чаще всего обращаются с болевым синдромом в коленном, плечевом, голеностопном и локтевом суставах, при деформации стоп. И с переломами».

Максим Саутин:

«Стереотипы о том, что в праздники, выходные, во время детских каникул кабинет травматолога особенно переполнен, верны. В эти дни количество обращений пациентов с травмами несколько увеличивается. Связано это с тем, что у пациентов появляется больше времени и они становятся более активными: занимаются спортом, гуляют на природе. Соответственно, эта активность нередко выливается в какие-либо травмы. Но также нельзя не учесть большое количество бытовых травм: порезы ножом, повреждения конечностей при работе с мясорубкой, блендером – все это носит ежедневный характер и не связано с какими-то праздниками».

Сергей Виссарионов:

«Наш центр оказывает помощь детям с широким спектром патологий опорно-двигательного аппарата. У нас лечатся пациенты с костной патологией, врожденными пороками развития, деформациями и травмами позвоночника и спинного мозга, заболеваниями тазобедренного сустава, нижних и верхних конечностей, с детским церебральным параличом, артрогрипозом, ревматоидным артритом, челюстно-лицевыми заболеваниями.

Действительно, мы отмечаем, что во время праздников и школьных каникул увеличивается количество пациентов с переломами, ожогами и другими травматическими повреждениями. Возможно, это связано с ослаблением контроля со стороны родителей и организованных учреждений (школа, детский сад). Ну а взрослые пациенты сами теряют над собой контроль, вследствие чего тоже получают различные повреждения».

Дмитрий Коловертнов,

врач-травматолог-ортопед, врач-артролог, к.м.н., медицинский холдинг «СМ-Клиника»:

«В настоящее время в связи с уровнем и интенсивностью нашей жизни, активностью количество пациентов с травмами не снижается. Это в ряде случаев связано с погодными явлениями и особенностями времяпрепровождения. Также не уменьшается количество пациентов с хронической патологией суставов, связок и сухожилий. Современный человек живет стремительно, активен в бытовом, спортивном, социальном и профессиональном плане. Растет число пациентов с избыточной массой тела. Все эти факторы приводят к постепенному износу суставов, хронической травматизации сухожилий и связок. Поэтому и пациентов с хронической ортопедической патологией сейчас достаточно много».

Расскажите о самых тяжелых и необычных случаях из практики

Дмитрий Коловертнов:

«Запоминающиеся или тяжелые случаи – их достаточно много. Если раньше это были пациенты с перенесенными тяжелыми травмами, то в настоящее время преобладают больные с хронической ортопедической патологией, которая не угрожает жизни, но делает ее неполноценной.

Приведу примеры. Пациент сильно пострадал в результате ДТП, в момент травмы он был за рулем автомобиля. Инцидент произошел в Подмосковье. Пострадавший в тяжелом состоянии был госпитализирован в стационар. Обследование выявило повреждение органов брюшной полости, черепно-мозговую травму, а также перелом костей обеих голеней. После остановки кровотечения был проведен остеосинтез костей левой голени стержневым аппаратом внешней фиксации, то есть для временной адекватной фиксации отломков перелома. Параллельно был произведен остеосинтез костей правой голени погружными имплантами – пластинами и винтами.

Вскоре после операции возникло осложнение – острый артериальный тромбоз правой ноги, воспаление и нагноение послеоперационной раны правой голени. Пациента перевели к нам в клинику в реанимационное отделение. Состояние больного было тяжелое – не только из-за перенесенной травмы, но и из-за возникших осложнений. Врачи госпитальной бригады – хирурги, травматологи, нейрохирурги, реаниматологи – провели интенсивное лечение. В результате жизнь пациента была спасена, в скором времени он был выписан из стационара для реабилитационного лечения.

Другой случай связан с пациенткой, которая не только не могла правильно ходить, но и передвигалась ограниченно, подъем по лестнице был исключен. Пациентка была полностью выключена из обычной жизни. Однако это было не следствием перенесенной травмы, а хронической патологией на фоне индивидуальных особенностей больной. В сторонних клиниках ей были сделаны две операции, но положительного результата они не дали. После дообследования нам удалось обнаружить источник боли – сильно износившийся хрящ надколенника. Пациентке была сделана операция и проведено реабилитационное лечение. В итоге все функции ноги, правильность походки и двигательная активность были полностью восстановлены – женщина вернулась к своей обычной жизни».

Николай Кондырев:

«Чаще всего, конечно, запоминаются тяжелые случаи. Это в основном пациенты со сложными травмами – открытые переломы, сопровождающимся большими дефектами мягких тканей. В основном это люди, ставшие участниками мотоциклетной аварии. В таких случаях операции длятся несколько часов, а период восстановления может занимать более полугода.

Один из самых тяжелых случаев в моей практике: молодой человек чинил самосвал, у которого не сработала гидравлическая система. Пациент поступил с тяжелым оскольчатым переломом локтевого сустава, повреждением артерии предплечья – была большая вероятность ампутации конечности. Почти две недели совместно с сосудистыми хирургами мы боролись за его руку. К счастью, ее удалось спасти».

Максим Саутин:

«Ввиду специфики своей работы я занимаюсь в большей степени травмами кисти и микрохирургией кисти. Одним из самых тяжелых хирургических вмешательств для меня является реплантация, то есть пришивание отчлененного сегмента конечности. Эти хирургические вмешательства занимают много времени, они технически считаются одними из самых сложных и требуют особого внимания и очень высокой квалификации оперирующего хирурга».

Сергей Виссарионов:

«В последнее время очень много тяжелых больных. Мне больше запоминаются пациенты с травмами позвоночника, которым удалось оказать помощь в первые часы от момента повреждения, и это позволило им не стать инвалидами и поправиться. Ситуации с травмами всегда особые. Данной категории пациентов, особенно с повреждением позвоночника и спинного мозга, важно как можно раньше оказать хирургическую помощь. Ведь эти пациенты поступают с полной плегией, то есть не могут двигать руками и ногами, ничего не чувствуют. И если вовремя и правильно выполнить хирургическое вмешательство, то все функции конечностей и тазовых органов могут практически полностью восстановиться и человек вернется к нормальной жизни».

У травматологов есть какие-то свои традиции, суеверия?

Дмитрий Коловертнов:

«Суеверия и традиции, конечно, есть. Больше они выражены в экстренной травматологии – там, куда обращаются или доставляют большое количество пациентов. Например, я вместо слова «последний» использую слово «крайний». Еще раньше я верил, что, если при операции или перевязке нечаянно упадет инструмент на пол, то скоро будет поступление нового пациента».

Николай Кондырев:

«Особых суеверий нет, но есть правило. Нельзя насмехаться над ошибками коллег – сам потом точно так же вляпаешься».

Максим Саутин:

«Мы не любим ронять инструменты, потому что это чаще всего влечет за собой экстренную операцию. Но на самом деле в моей жизни особо нет каких-то суеверий. Я спокойно иду в операционную и делаю свое дело. Наверное, это больше зависит от самого специалиста».

«Мы не любим ронять инструменты – это к операции»: травматологи поделились секретами своей профессии
Shutterstock/FOTODOM

Работать с детскими травмами сложнее, чем лечить взрослых?

Максим Саутин:

«Работа с детьми – это отдельное направление в травматологии и ортопедии. Во-первых, детский скелет совсем другой, иная эластичность костей, и травмы у них сильно отличаются, также есть свои особенности локализации переломов. Работа с детьми – это в том числе и психология. С ребенком нужно наладить контакт – зачастую даже больше, чем со взрослым – для того, чтобы он позволил сделать необходимые манипуляции. С другой же стороны, с ребенком нужно работать опытно и быстро для того, чтобы дискомфортные ощущения, которые сопутствуют нашим манипуляциям, по времени были сведены к минимуму».

Сергей Виссарионов:

«Вся наша работа связана с детьми. Травмы бывают разные: бытовые, уличные, школьные, транспортные, спортивные, в зависимости от того, где ребенок их получил. У детей больше шансов восстановиться после полученной травмы, так как возможности детского организма к заживлению лучше, чем у взрослых.

Дети на самом деле более стойкие и при поддержке родителей лучше переносят все повреждения и адаптируются к лечению, спокойно носят гипсовые повязки и меньше переживают по этому поводу, чем взрослые. Даже радуются, что не надо ходить в школу, можно выделиться среди сверстников, рисуют на повязках и хвастаются перед одноклассниками. А если серьезно, то, конечно, эта работа носит особый характер. Детские травмы, особенно с большими повреждениями, плохим прогнозом, тяжело переносятся. И ведь есть еще и родители, которых надо успокоить и заверить, что помощь их детям будет оказана в полном объеме и на высшем уровне».

Какими качествами должен обладать травматолог? Что для вас самое сложное/приятное в работе?

Дмитрий Коловертнов:

«Как любой врач, травматолог должен обладать милосердием, внимательностью, понимать особенности личности пациента, быть ответственным, нацеленным на результат, не останавливаться на текущих результатах, быть мотивированным для их достижения и профессионального развития.

Работа травматолога – это одновременно и ремесло, и искусство. Это проявляется и в наложении гипсовой повязки, и в проведении высокотехнологической операции, когда через небольшие доступы – разрезы – врач или собирает разломанную кость, или восстанавливает разорвавшуюся связку или сухожилие.

В настоящее время тяжелых или трудных моментов мало, раньше было больше из-за интенсивности нагрузки и работы с тяжелыми пациентами, которым необходимы не только операции, медицинские манипуляции, но и психологическая поддержка, участие. Ведь врач должен лечить не только тело, но и душу. Но все эти негативные моменты окупаются положительным результатом – когда из страдающего пациента при твоей непосредственной помощи и участии больной превращается в активного, улыбающегося, адаптированного человека».

Николай Кондырев:

«Качества очень сильно зависят от ситуации. Если мы говорим об экстренных случаях, то врач должен быть решительным, но спокойным. Не поддаваться панике ни в коем случае! Если же это плановый прием, то не должно быть никакой суеты, все нужно проверить и не совершить ошибку. Самая сложное в нашей работе – это большая нагрузка на докторов, которая может привести к выгоранию. Ну а приятное – это довольно очевидный и понятный всем сторонам результат лечения».

Сергей Виссарионов:

«Главные качества, которыми должен обладать любой врач – это профессионализм, четкое знание своего дела, сочувствие и, самое главное, сопереживание пациентам, желание им помочь. Врач не должен останавливаться в своем развитии, нужно постоянно учиться и повышать свои знания и умения. Самое трудное – это когда ты не можешь помочь маленькому пациенту в виду тяжести травмы и несовместимых с жизнью повреждений. Ну а самое приятное – когда все получается, помощь оказывается вовремя, лечение помогает, и пациент выздоравливает. Радость и улыбки наших пациентов – самая большая и высокая награда для специалиста».

Максим Саутин:

«Считается, что травматолог должен быть сильным. Все-таки изначально нас называли костоправами. Но современные методы лечения не подразумевают грубое силовое воздействие. Также считалось, что травматолог должен быть мужчиной, но это опять-таки не верно. Среди женщин очень много талантливых и ярких представительниц этой профессии. Поэтому работать в современной травматологии может каждый, кто знаком с последними тенденциями и современными технологиями.

Самым приятным в травматологии для меня является излечение пациентов. Это одна из немногих специальностей, где мы часто можем говорить об их полном выздоровлении. Безусловно, если брать наши тесты, то мы все равно находим те или иные отклонения после проведенного лечения, но в целом пациент может чувствовать себя абсолютно здоровым человеком».

«Мы не любим ронять инструменты – это к операции»: травматологи поделились секретами своей профессии
Shutterstock/FOTODOM

Скажем, человек споткнулся и сильно ушиб ногу – что ему делать? Может ли он сам определить характер травмы?

Дмитрий Коловертнов:

«Любой человек, получивший травму, должен понимать, что, чем более явно выражена боль или отечность в проекции поврежденного сегмента, тем больше вероятность серьезности повреждения. Принцип «пройдет само и так» не работает и вреден.

Теперь конкретно о переломах ног. Если пациент может наступить на ногу, но появилась боль или отечность мягких тканей в районе повреждения (и даже не сразу после травмы), необходимо обратиться за профессиональной помощью к врачу травматологу-ортопеду. Мне, кстати, вспоминаются случаи из практики – пациенты, которые могли передвигаться, наступать на сломанную кость нижней конечности и достаточно долго ходить на поврежденной ноге. После обследования врач-травматолог-ортопед не только поставит диагноз, но и объяснит тяжесть повреждения, результаты того или иного метода лечения.

С обычной, бытовой травмой нужно, уменьшив нагрузку на поврежденную конечность (а лучше совсем ее обездвижив,) безотлагательно обратиться к врачу. Будет отлично, если пациента доставят в клинику или бригада скорой помощи, или родные, близкие, знакомые, очевидцы происшествия. На поврежденное место также можно наложить пузырь со льдом, что-нибудь холодное – завернув этот предмет в ткань, необходимо удерживать под контролем ощущения, связанные с уменьшением боли, и контролировать отечность мягких тканей. Ни в коем случае нельзя заниматься самолечением – наступать на поврежденную ногу, тем более длительно передвигаться!»

Максим Саутин:

«Какой бы травма ни была, первое, что должно вас насторожить – это нарушение движения в суставах, деформация конечности и значительный отек. Очень часто все эти три симптома могут являться признаком грубого нарушения анатомии, сильной травмы сухожилия, мышц и тем более кости. В этих случаях абсолютно точно нужно обращаться к врачу.

Единственная помощь, которую человек может оказать сам себе на месте, подразумевает следующее:

  1. приложить к месту ушиба что-то холодное;
  2. поднять поврежденную конечность вверх и зафиксировать ее при помощи подручных средств, которыми могут быть либо транспортная шина, если она есть в аптечке, либо любой жесткий предмет, к которому можно прибинтовать травмированную конечность и сохранить ее форму в таком виде, в котором она есть;
  3. обратиться в клинику.

Что касается ушибов, то, безусловно, в аптечке нужно иметь антисептики. Не забывайте о плановой вакцинации от столбняка – это крайне важно, особенно в летний период, когда мы активны и много времени проводим на природе. Быть вакцинированным необходимо для того, чтобы на природе при получении травмы, царапины, ушиба, куда могла попасть земля с бактериями столбняка, тут же не бежать в поликлинику и быстро вакцинироваться.

Порядок действий при подобных травмах таков:

  1. травмированное место обработать антисептиками;
  2. покрыть стерильной повязкой или бинтом;
  3. показаться врачу; даже под поверхностными ссадинами может быть глубокое повреждение, которое надо тоже исключить.

Если вы оказали себе первую помощь, а боли через один-три дня сохраняются, а то и усиливаются, то это еще один признак того, что необходимо обратиться к врачу. Ни в коем случае не надо дополнительно нагружать конечность: пробовать на ней ходить, прыгать – все это может усилить деформацию и вызвать значительные сложности в дальнейшем лечении».

comments powered by HyperComments