Константин Кулясов – об учебе при свечах, похмельных концертах и московском метро

17:32 17/05/2021

Он никогда не пасует перед обстоятельствами – поедет в машине без окон в мороз, если ждут поклонники. Его карьера начиналась с выпиленной из березы гитары и самодельных барабанов. В гостях у Алексея Кортнева резидент крупнейших рок-фестивалей, автор настоящих рок-н-рольных хитов Константин Кулясов и группа «АнимациЯ».

Станция Чистополь

Алексей Кортнев: Мы прибыли на станцию Чистополь. Это татарская республика, небольшой городок с населением в 50 тысяч человек. В городе Чистополь, насколько я понимаю, когда ты затевал группу «АнимациЯ», не было даже музыкального магазина.

Константин Кулясов: И до сих пор нет. Когда мы начинали этим заниматься, я по какой-то кармической нелепости попал в Чистопольский сельскохозяйственный техникум. Посетив местный клуб, я вдруг в пыли обнаружил гитары Diamant, «Урал», мы их оттерли. Это был 1996-1997 год, и других инструментов просто не было. У нас был гитарист, который выпилил себе гитару из березы – она была неподъемной, но как-то играла. А басист из пианино выдергивал струны и их накручивал на бас, потому что других струн не было.

Алексей Кортнев: Я слышал, что вы даже барабаны сделали из подручных средств…

Константин Кулясов: В кинобудке стояли огромные советские оркестровые барабаны, из которых мы ночью вырезали кожу, потом несли в баню, размачивали в горячей воде, натягивали кожу на эти барабаны, надевали обод, она застывала и сжималась. Настроить это было невозможно, но по нему можно было бить.

Алексей Кортнев: Ты в этом месте не родился, но вырос и впитал в себя все окружающее.

Константин Кулясов: Там родился мой папа, именно он в период развала СССР перевез нас из очень холодного Казахстана, который не отапливался на тот момент, в теплый Татарстан. Жили мы на 20 квадратных метрах вшестером.

Алексей Кортнев: Какова была жизнь до развала?

Константин Кулясов: По моим ощущениям, советское детство было прекрасным. Наверное, у каждого человека детство прекрасное. Советский рубль, на который можно было сходить в местный городской парк, наесться мороженого. Казахстан – все-таки Азия, поэтому были шашлыки, улицы, уставленные мангалами.

Алексей Кортнев: Потом пришли тяжелые времена – тебе приходилось учиться при свечах.

Константин Кулясов: Это правда. Это было на протяжении двух лет, я учился тогда в лицее. Замечательная школа, нам английский преподавала носительница языка – мисс Джессика, которая приехала из Америки в Казахстан и совершенно не разговаривала по-русски. Она по принципиальным соображениям не носила кожаные и меховые изделия и сидела закутанная в искусственную одежду. Мы учились в школе при свечах, а она говорила: «Что за страна? Нет света, нет газа, какой кошмар, куда я приехала».

Алексей Кортнев: А почему не было света?

Константин Кулясов: Дело в том, что весь Северный Казахстан (в царские времена это была Оренбургская губерния) отапливался тем топливом, которое поставлялось из Тюменской области. При этом в 300 километрах находится Караганда, и не было железнодорожной ветки. Когда обрубились связи, весь Южный Казахстан оказался с топливом, а весь Северный Казахстан начал замерзать. Несколько лет люди на кострах себе еду разогревали.

Станция Ленинградский вокзал

Алексей Кортнев: Расскажи про прибытие в Москву.

Константин Кулясов: В Москве первый раз мы появились в 2010 году. Я с мастер-диском, одним из трех экземпляров, пошел на одну известную радиостанцию. Тогда мне программный директор сказал, что это никто слушать не будет.

Алексей Кортнев: Интересно, а это радиостанция сейчас крутит твои песни?

Константин Кулясов: Трижды я приходил на эту радиостанцию, трижды получал эту формулировку, трижды выкладывал это в интернет и получал миллионные просмотры и прослушивания, и только тогда они нас взяли. Эти песни до сих пор составляют их основной пул.

Алексей Кортнев: Какой тебе показалась столица? Что ты делал в первый день?

Константин Кулясов: Столица мне показалась огромной, я немножко даже растерялся. Все-таки родился я в 150-тысячном городе, прожил в 50-тысячном, а тут метро, эскалатор. А что нужно деревенскому мальчику для счастья? Только метро и эскалатор. Я катался целый день, мне было очень кайфово от этого. Я привык к этому городу намного позже, мне казалось, что больше этого быть в принципе ничего не может.

Алексей Кортнев: Как тебя занесло на Ленинградский вокзал?

Константин Кулясов: Я весь день катался в метро и поздней ночью решил, что хочу поехать посмотреть метро Санкт-Петербурга. Я на Ленинградском вокзале купил билет на верхнюю боковую полку, залег туда, приехал с утра в Санкт-Петербург. Выхожу из вокзала, стоит Петр, а навстречу мне идет Боярский. Я запрыгнул в метро, написал там песню о московском метро.

Станция Тамбов

Алексей Кортнев: Что тебя связывает с городом Тамбов?

Константин Кулясов: Город Тамбов для меня очень знаковый, но нужно начинать сначала. Во-первых, мы в этом году празднуем 20-летие, а anima – это душа, поэтому наши концерты на протяжении многих лет проходят душевно, это их главная характеристика. А Тамбов – это очень душевный город, мы с ним сразу срослись. Дело в том, что группа «АнимациЯ», несмотря на свою большую историю, гастролировать начала всего четыре года назад. Я, как настоящий разведчик, в 2016 году собрался, сел за руль машины и поехал играть концерты в 32 городах за 34 дня.

Алексей Кортнев: Как это возможно организовать?

Константин Кулясов: А никто ничего не организовывал. Эта идея пришла спонтанно, мы не знали количества публики, которая есть у нас в стране. Поэтому я просто давал объявления в социальных сетях о своем туре. С каждым городом людей на концерте было все больше и больше. Тамбов был финальным городом, я был один, пришло 232 человека на мое первое акустическое выступление. У меня появилось огромное количество друзей из этого города, они снимались у меня в клипе, дали нам возможность играть на фестивале «Чернозем» и почувствовать себя почти дома.

Алексей Кортнев: Я знаю, что там у тебя произошла интересная история со скрипачом.

Константин Кулясов: Мы ежегодно играем похмельные концерты. И вот мы решили с баянистом Рушаном Аюповым вдвоем отыграть этот концерт в городе Тамбов. Но при подготовке я вспомнил, что на просторах интернета видел человека со скрипкой, который играет нашу музыку в переходе. Мы с ним списались, он приехал и создал потрясающую атмосферу, это была прямая импровизация, без репетиций.

Станция Челябинск

Константин Кулясов: После того, как я проехал 32 города за 34 дня, было принято решение командой поехать по стране. Мы действительно, решив, что нам не нужен водитель, сами за рулем за шесть месяцев проехали от Мурманска до Владивостока и обратно. Мы проехали всю страну за исключением Камчатки и Якутии. Посмотрели, что это такое – эта потрясающая, красивая страна, но Челябинск… Я безумно люблю этот город, потому что там живут близкие по духу мне люди.

Мы, отыграв очередной концерт в Челябинске, должны были двигаться в сторону Владивостока, на улице минус 25, начало марта, мы поставили автомобиль перед гостиницей буквально на пару часов. Выходим, а стекла у машины разбиты. Мы поехали за новыми стеклами в местный автоцентр, они говорят: «Конечно, без вопросов! Одно в Мытищах, другое в Одинцове». В итоге они предложили сделать стекла через 10 дней в Красноярске, а до того момента заклеить окна пленочкой. И в этом прекрасном настроении в минус 25 с пленочкой, когда фуры проезжают прямо по уху, мы движемся в сторону Омска. Я выхожу в прямой эфир в Инстаграм и говорю: «Слышишь, ты, ты стекло уже разбил, залез в машину, взял все, что ты хочешь, зачем второе стекло разбил? Взял бы хоть что-то ценное, но ты забрал сумку с трусами и носками».

На следующий день в 8 утра меня будят парни, говорят, что с сегодняшнего дня я звезда. Смотрю в ноутбук, а там все новостные агрегаторы с заголовками: «Группа «АнимациЯ» приехала в Омск без трусов».

Станция Воронеж

Алексей Кортнев: Что за история с Воронежем у тебя?

Константин Кулясов: Я впервые туда попал в очень интересное место, которое называется «Хлам». Парни сделали великолепную площадку, на которой музыканты имеют возможность в летнее время играть концерты. И это, насколько мне известно, единственный в Воронеже двор-колодец, там все оформлено, как в маленьком Питере. Век интернета дает большие возможности, тогда я пришел к мысли, что почему бы не найти именно в Воронеже, здесь и сейчас, людей, которые смогли бы снять нам клип. Первое, что я сделал, залез в группу «Банкеты, свадьбы, торжества». Там я нашел потрясающих мальчишек, которые, на мой взгляд, лучше всех в Воронеже снимают. Мы объяснили задачу, они приехали к нам на два концерта в Москву и Санкт-Петербург и сняли нам потрясающий клип. Так Воронеж родил нам первый концертный клип.

Алексей Кортнев: Уж если пошел разговор о народных талантах, я бы хотел, чтобы мы заехали на еще одну станцию – Любытино. Ты там нашел замечательных народных умельцев.

Константин Кулясов: Любытино – это север Новгородской области. Там очень красиво, мы просто зависли в этом месте. А потом нас привезли в местный музей, я знаю, что все краеведческие музеи одинаково скучные, а тут два энтузиаста сделали музей в Любытино, куда очень сложно доехать. Музей с избами IX-XII века, с соответствующей атрибутикой, рядом древние захоронения. Они это все оформили и очень интересно об этом рассказывают. И тут они нас под ночь привезли в место, которое еще не открылось, это горнолыжный курорт с одной трассой, с одним подъемником, с одной баней. Я такого в нашей стране не видел.

comments powered by HyperComments