«Сходство с Золотухиным всегда будет его преследовать»: Ирина Линдт – о повзрослевшем сыне, детском театре и «желтой прессе»

18:19 09/04/2021
«Сходство с Золотухиным всегда будет его преследовать»: Ирина Линдт – о повзрослевшем сыне, детском театре и «желтой прессе»
ФОТО : предоставлено Культурным фондом Валерия Золотухина

В этом году исполняется 80 лет со дня рождения советского и российского актера, режиссера, народного артиста РСФСР Валерия Золотухина. 10 апреля 2021 на сцене МХАТ им. Горького Культурный фонд Валерия Золотухина представит премьеру спектакля «Истории одного городка» при поддержке гранта Президента Российской Федерации.

Все роли в спектакле исполняют актеры Детского театрального центра «Премьера», учрежденного Валерием Золотухиным, в возрасте от 5 до 16 лет. Среди них и юный сын Золотухина Иван: юноша с детства увлечен театром, поэтому для него это далеко не первый опыт на сцене. Режиссер спектакля – актриса МХАТ им. Горького и кино, последняя любовь Валерия Золотухина – Ирина Линдт. Она также возглавляет Культурный фонд имени Валерия Золотухина, главная цель которого – предоставить детям-актерам возможность самореализоваться на профессиональном уровне. В основе спектакля – сюжеты Ханса Кристиана Андерсена, О. Генри, а также современного автора, лауреата Государственной премии РФ Александра Ткаченко.

Премьера спектакля «Истории одного городка» состоится в эту субботу, 10 апреля. «МИР 24» поговорил с Ириной Линдт о том, для чего создавалась эта недетская постановка, что Иван Золотухин думает о сходстве с отцом и своем актерском будущем и как сама Ирина реагирует на то, что о ней пишут в «желтой прессе».

– Ирина, для начала расскажите, как пришла идея сделать такой спектакль? И почему вы остановились именно на этих сюжетах?

– Нам хотелось сделать настоящую, глубокую постановку с участием детей – не легкого развлекательного характера, а чтобы это затронуло сердца, заставило зрителей задуматься. Хотелось, чтобы это был не самодеятельный, а профессиональный спектакль, который могли бы посмотреть и дети, и взрослые. Поэтому идея была – подобрать произведения, которые смогли бы как-то зацепить, чтобы они могли быть современными, и в то же время все равно мы пришли к тому, что это классика.

– Андерсена и О.Генри все знают, а вот об Александре Ткаченко я, признаюсь, слышу впервые. Что это за писатель?

– Александр Ткаченко – это современный писатель, у него есть очень трогательный и любопытный рассказ «Лунное затмение». Это история про мальчика, который не может найти себе друзей, увлекается астрономией, и в результате, когда он все-таки находит друга, а может, даже первую любовь, перед ним стоит выбор: то ли смотреть на затмение, которого он так долго ждал, то ли идти провожать на вокзал девочку, которую, возможно, он больше не увидит. В общем, очень трогательная ситуация.

Вторая ситуация – это трагедия. «Девочка со спичками» Андерсена – история о том, как равнодушие людей приводит к тому, что ребенок, у которого нет семьи и близких, просто погибает из-за того, что никто не смог вовремя помочь. Но мы все-таки решили, что нужно закончить позитивно. Поэтому третья история – это «Дары волхвов», где юные подростки смогли сделать верный выбор и отдали самое лучшее, что у них есть, во имя любви, во имя того, чтобы быть вместе, быть счастливыми.

Таким образом, все эти истории происходят в одном городке, их рассказывает старый газовый фонарь, который стоит на одном месте уже триста лет. Это все объединено сценографией, сквозным персонажем – фонарем, и герои, перевоплощаясь из жителей Дании в жителей Нью-Йорка, постепенно меняются, трансформируются. Естественно, это оригинальная инсценировка. Это очень музыкальный спектакль, для него было написано много музыкальных композиций. Мне кажется, что они достаточно хитовые, и мы планируем даже выпустить альбом – думаю, эти песни понравятся и молодому, и взрослому поколению. Во всяком случае, мы их уже поем с утра до вечера. В общем, получилась очень интересная постановка.

– Как вы думаете, она все-таки больше рассчитана на взрослую или юную аудиторию?

– Вы знаете, у нас каждый раз после спектакля происходит встреча со зрителями, где дети и взрослые высказывают свои впечатления и эмоции. И вот уже неоднократно нам задавали вопрос: «Вы понимаете, что поставили спектакль не только для детей, но и для взрослых в том числе?» Конечно, взрослые люди уже более мудрые и даже детские истории они способны воспринимать сквозь призму своих детей, своих жизненных ситуаций. Поэтому у нас получилась такая семейная история. Энергия детей на сцене и то, что все это сделано очень профессионально – красивые декорации, свет, площадка МХАТ, – это все очень здорово в результате соединяется.

– Ваш сын Иван тоже участвует в спектаклях театра «Премьера». Как давно он на сцене?

– До этого я вела занятия в детской театральной студии «Маленькая луна», Ваня начинал там, когда ему было всего пять лет. Ну а когда был организован детский театральный центр «Премьера», он перешел туда и был там с самого начала.

– Сейчас Ване уже 16 и, несомненно, он – яркая звездочка каждого вашего спектакля. Какое место в его жизни занимает театр? Для него это только хобби или он планирует стать актером?

– Он учится сейчас в десятом классе, ему еще год учиться. Но на данный момент он собирается поступать в театральное.

– Ваню постоянно сравнивают с отцом, и это неудивительно: они с Валерием Сергеевичем очень похожи внешне, да и какая-то общая внутренняя энергетика чувствуется. А в плане актерской игры их тоже сравнивают? Вы видите здесь сходство?

– Я думаю, что это будет его, конечно, преследовать. Я как человек, близко видевший на сцене и его отца, и Ивана, могу сказать: сходство, наверно, в том, что у Вани тоже достаточно мощный темперамент, как был у Валерия Сергеевича. И когда он поет, иногда проскальзывают какие-то тембральные нотки. Но с другой стороны, они разные даже по фактуре: Ваня – здоровый, 185 сантиметров, он плечистый, крупный и, может быть, даже еще вырастет, а Валерий Сергеевич все-таки был маленький, субтильный. Поэтому сходство, конечно, есть, но не такое, когда прямо один в один.

«Сходство с Золотухиным всегда будет его преследовать»: Ирина Линдт – о повзрослевшем сыне, детском театре и «желтой прессе»
Фото: Филиппов Алексей/ТАСС

– У вас с Золотухиным было много совместных спектаклей, и, хотя он был для вас авторитетом, вы могли с ним в чем-то поспорить, а он, в свою очередь, вас критиковал и относился иногда даже строже, чем к другим актерам. Сейчас уже вы играете роль наставника, работая вместе со своим сыном. Как вы взаимодействуете с ним в театре? Ведь невозможно относиться к нему так же, как к остальным детям?

– Сложность даже не в моем отношении к нему, а в его отношении ко мне. Хотя он старается, и я все время говорю, что «когда мы репетируем, я не мама». И особенно в присутствии ребят он, конечно, старается все слушать, все выполнять. Но я все равно чувствую, что это большая разница – когда это сын и другой ребенок. Но я требую от него так же, как от остальных, и даже, может быть, больше. Потому что я знаю, как он может, я знаю, когда он ленится, и мне, конечно, хочется, чтобы он максимально работал. Слава богу, что он сейчас подчиняется, а то был момент, когда ему вообще не хотелось что-то делать, такая была безответственность. Сейчас он уже несколько перерос этот момент: слушает меня, пытается реагировать.

– «Премьера» появилась еще при жизни Валерия Сергеевича, а когда его не стало, забота о театре легла на ваши плечи. Теперь, когда вы сами придумываете и ставите спектакли, вы как-то внутренне, мысленно советуетесь с Золотухиным? Думаете, что бы он улучшил, что исправил, что сделал по-другому?

– На самом деле при жизни Валерия Сергеевича мы успели только зарегистрировать центр, и он, по сути, не работал. То есть мы создали организацию, но к работе приступить не успели: сперва думали найти помещение, а с этим в Москве всегда сложности, как вы понимаете. Но уже потом, когда вокруг собралось много единомышленников, профессионалов, мы начали работать: уже не стали ждать помещение, взяли в аренду зал в Доме актера на Арбате и стали собирать детей. Поэтому настоящая работа началась уже без Золотухина, к сожалению. Но, конечно, я думаю о нем. В первую очередь думаю о том, что бы он сказал, глядя на Ваню. Конечно, такие мысли присутствуют.

– Мне кажется, что для Золотухина дети всегда были главной ценностью в жизни, у него к ним было какое-то особо трепетное отношение. Я имею в виду детей вообще, не говоря уже о его собственных сыновьях – в них он души не чаял. Как вы думаете, его сильно тяготило то, что он не мог уделять им достаточно времени, вечно был занят на съемках или в театре? Да и жить на две семьи – тяжело...

– Да, конечно, такие мысли были. Когда у него было свободное время, он всегда старался проводить его с Ванькой. Но когда у человека столько работы, всего не успеешь.

«Сходство с Золотухиным всегда будет его преследовать»: Ирина Линдт – о повзрослевшем сыне, детском театре и «желтой прессе»
Фото: Прокофьев Вячеслав/ТАСС

– Когда Золотухина не стало, Ване было всего восемь лет. Он тогда уже понимал, что такое смерть? Осознавал, что папа больше не вернется?

– Он очень переживал. Но, действительно, он был еще совсем маленький и, может быть, не понимал до конца, что происходит. А я не знаю, как это объяснять, просто была все время с ним рядом. Скорее всего, он до конца это понял, когда через год у него умер дедушка. Тогда он понял, что такое «никогда», что больше нет человека. Сейчас прошло уже столько времени... Ему часто задают вопросы про отца: «Расскажи это, расскажи то». Но на самом деле вспомните себя в восемь лет – что тут можно рассказать?

– После смерти Валерия Сергеевича на вас со всех сторон полилась грязь: в прессе тут же начали судачить о дележке наследства между вами и женой Золотухина Тамарой, приписывали вам какие-то романы с молодыми актерами и так далее. Как вы тогда это пережили? Просто старались игнорировать?

– В общем, да, потому что это такая глупость! Просто я никогда не понимала, зачем это нужно людям, почему им это интересно, почему они больше реагируют на какую-то скандальную неправду и не интересуются чем-то настоящим, положительным. Но когда ситуация от тебя не зависит, пытаться спорить бесполезно – лучше на это не реагировать. К тому моменту я уже научилась спокойно к этому относиться. Когда я читала какие-то подобные скандальные вещи про других артистов, которых я знала, и знала, что это неправда, лично меня это не задевало. Я прочитывала и думала: «Вот дураки, опять понаписали!» И потом, перенося это на себя, я понимала, что адекватные люди будут точно так же думать. Так что, я научилась не обращать на это внимание.

– Расскажите, в каких проектах вы сейчас задействованы как актриса?

– Я ушла из «Таганки» и стала актрисой МХАТ им. Горького. В этом сезоне, если считать «Истории одного городка», у меня случилось семь премьер – такого еще в моей жизни не было. Так что, получился очень активный сезон: я сыграла Любовь Орлову в спектакле «Красный Моцарт», Марлен Дитрих в спектакле «Нюрнбергский вальс», в спектакле «Некурортный роман» мне тоже досталась очень интересная роль. С Международным союзом немецкой культуры мы сделали спектакль «Шуман», где я сыграла Клару Вик. Сейчас я репетирую в проекте Дмитрия Бикбаева, который тоже будет во МХАТе, на малой сцене, спектакль будет называться «На стриме» – это будет что-то очень интересное и современное.

comments powered by HyperComments