Сегодня объявляется выходной: как полковник Нуйкина отмечала за границей день СВР

20:51 20/12/2020
ФОТО : пресс-бюро СВР России

Под грифом «совершенно секретно» многим из них порой приходилось проводить большую часть жизни. О героях невидимого фронта – материал исторического обозревателя телеканала «МИР 24» Дмитрия Барбаша.

«Ой, спасибо большое, я люблю цветы!»

Сегодня про нее пишут в книгах, и она не отворачивается от объектива фотоаппарата. Но еще несколько лет назад имя разведчика-нелегала Людмилы Нуйкиной было государственной тайной.

«Это пожизненная задача добывать, что запрещено для всех. А мы должны это добыть», – говорит полковник СВР РФ в отставке Людмила Нуйкина.

«Накрывали стол вдвоем. Кто нас видит? Иногда и пельмешки сотворю, на один раз покушать. Или борщик – хотелось своего».

Так Людмила Нуйкина вместе с супругом Виталием отмечали 20 декабря – все 13 лет, пока жили за границей. Для друзей они были Эрикой и Карлом, счастливой парой. Он – бизнесмен, она домохозяйка.

«Один не может все увидеть, это трудно. Вдвоем легче. Допустим, связь. Он принимает, я быстренько расшифровала. Быстрее это сделал, убрал и спокоен», – вспоминает ветеран СВР.

Благодаря работе супругов Нуйкиных Советский Союз получал новейшие технологии. Москва была в курсе многих перспективных разработок ведущих стран мира. Все это время родные и не подозревали, чем занимаются их близкие.

«Сыновья узнали, только когда мы совсем вернулись. Когда нас попросили выступить в Казахстане перед сотрудниками местного КГБ, и они были в зале. Я смотрю, как у них глаза все шире и шире – вот только узнали», – рассказала Людмила Нуйкина.

Это еще одна легенда разведки – «Анри и Анита», Геворк и Гоар Вартаняны. Как вспоминала Гоар, когда она в юности познакомилась со своим будущим супругом, не могла подумать, что молодой человек – советский разведчик.

«Вначале встречались как друзья. Он шел на свою работу. Это как прикрытие было. Мы вместе шли – меньше обращают внимание. Погуляли, потом потихоньку он мне стал давать задания», – рассказывала Гоар Вартанян.

«Встречались потихоньку на улице, где-нибудь на углу. С цветочками приходил, она выбегала с косичками», – вспоминал Герой Советского Союза Геворк Вартанян.

30 лет они проработали за границей. Детали их службы до сих пор – государственная тайна. Единственный известный эпизод – Тегеранская конференция. Эта операция легла в основу художественного фильма «Тегеран-43». Тогда группа Вартаняна помогла предотвратить покушение на лидеров Большой тройки – Сталина, Рузвельта и Черчилля. Они вычислили немецких диверсантов.

«Это была группа из шести радистов. Они установили прямой контакт с Берлином, чтобы подготовить плацдарм для следующей группы террористов, которые должны были прибыть во время Тегеранской конференции», – привел подробности Геворк Вартанян.

Свой среди чужих. Пауль Зиберт, или Николай Кузнецов. Во время войны советский разведчик стал немецким офицером. Его фронт был в тылу врага. Добывал важнейшие сведения, в том числе и о сражении под Курском. Эти данные подтверждала и Кембриджская пятерка – советские агенты в Великобритании. Самый известный из них Ким Филби.

«С помощью дешифровок он сумел передать все данные по Курской дуге, которые заполучила английская служба дешифровки, тогда мощнейшая в мире», – рассказал историк, заместитель главного редактора «Российской газеты» Михаил Долгополов.

Этот человек тоже существовал на самом деле. Перед отступлением немцы хотели взорвать польский Краков. Советская разведка об этом узнала. Одним из руководителей операции по спасению города был Алексей Ботян. Его группе удалось опередить противника – уничтожить склады со взрывчаткой.

«У меня не было мысли, что я спасаю Краков. Я думал: скорее бы кончилась война, скорее бы Красная армия пришла. Мы действительно обезоружили немцев. Все мосты, которые были, остались, не взорваны», – вспоминал Герой Советского Союза Алексей Ботян.

В самом известном советском фильме про разведчиков образ полковника Исаева собирательный.

«Можно назвать имя Вилли Лемана. Человек, который работал в гестапо. Многие историки спецслужб полагают, что это в каком-то смысле прототип Штирлица. Хотя их судьбы абсолютно не похожи», – отметил полковник СВР РФ Евгений Долгушин.

Шифровки в этом фильме Юстас, адресует Алексу, руководителю советской разведки. Во время Великой Отечественной ее возглавлял Павел Фитин. Он буквально возродил службу после репрессий 1930-х годов. При нем разведка получила первые сведения об атомной бомбе.

«Когда осенью немцы стояли под Москвой, поступила первая информация, что ведутся разработки. Он обратил на это внимание, и начали собирать информацию очень активно. В дальнейшем она систематизировалась, проводился анализ, и потом он доложил Берии о разработке атомного оружия», – рассказал внук Павла Фитина Андрей Фитин.

«Мертвый сезон» – первый советский фильм, который рассказывал о работе разведки уже в годы «холодной войны». Полковник Константин Ладейников должен вычислить военного преступника. У них даже имена похожи. Вымышленный персонаж Константин Ладейников и ставший прообразом главного героя Конан Молодый, разведчик-нелегал. На протяжении многих лет он жил в Великобритании под именем Гордон Лонсдейл. Его работа помогла СССР сэкономить миллиарды долларов на разработку систем вооружения.

«Когда поступил сигнал Лонсдейлу, что нужно исчезать, он сказал: подождите, я должен законсервировать своих агентов. То есть людей не подставить», – отметил писатель, лауреат премии СВР РФ Александр Бондаренко.

Конон Молодый оказался в английской тюрьме. Через три года его обменяли на английского шпиона.

В начале этого фильма к зрителям обратился Вильям Фишер. Он же – Рудольф Абель, еще один знаменитый советский разведчик. Во время войны готовил радистов для партизанских отрядов. Потом было спецзадание в США. В 1952 году его арестовали. Тогда он и стал Рудольфом Ивановичем Абелем – назвался именем умершего друга.

«Он понимал, что, естественно, в Москве будут проверять, кто Абелем может быть – кто с ним дружил. В разведке умные люди, поймут, что это Фишер», – пояснил Александр Бондаренко.

Фильм «Мертвый сезон» повлиял на выбор профессии и будущего российского президента. Владимир Путин пошел в разведку. Работал в ГДР. В 1989-м в Дрездене ему пришлось успокаивать демонстрантов, которые шли громить здание местных органов госбезопасности.

«Он стал говорить с ними на их языке, на саксонском диалекте. Он их уговорил. Но когда он шел в свое учреждение, метров 30, потом рассказывали, он ждал, что выстрелят», – рассказал ветеран внешней разведки КГБ Георгий Санников.

Об операциях разведки обычно рассказывают спустя десятилетия. Некоторые из них так и останутся тайной навсегда. Как имена бойцов невидимого фронта.

Дмитрий Барбаш
comments powered by HyperComments