«Бедная девочка любила меня всем сердцем»: Фридрих Энгельс и его любовницы-сестры

06:30 28/11/2020
«Бедная девочка любила меня всем своим сердцем»: Фридрих Энгельс и его любовницы-сестры

Их сравнивают с Шерлоком Холмсом и доктором Ватсоном – когда Фридрих Энгельс познакомился с Карлом Марксом, первому было 22 года, а второму – 24. Через пару лет молодые люди стали друзьями не разлей вода, они прошли жизнь плечом к плечу и остались в истории как основоположники марксизма, одни из ключевых лиц в истории коммунизма, создатели «Манифеста Коммунистической партии». Богатый, спортивный, жизнелюбивый Энгельс ставил Маркса выше себя и отводил себе роль, по его собственному выражению, «второй скрипки» в тандеме. Он любил красивую жизнь, алкоголь и женщин, знал несколько языков, читал Платона в оригинале, мечтал о мировой социалистической революции, писал статьи, которые потом выходили под фамилией Маркса (например, цикл статей «Революция и контрреволюция в Германии», гонорар за который получил его друг Карл), а после смерти идейного товарища по черновикам работал над вторым и третьим томом «Капитала».

Его взгляды были прогрессивными и по части любви: автор «Происхождения семьи, частной собственности и государства» отрицал традиционный брак как буржуазный пережиток – сделку о перераспределении частной собственности в капиталистическом государстве, имеющую в основе не любовь, а меркантильный интерес. Энгельс выступал за отношения, в основе которых были любовь («индивидуальную половую любовь»), страсть, уважение и равноправие партнеров.

«Господство мужчины в браке есть простое следствие его экономического господства и само собой исчезает вместе с последним», – писал он. Несмотря на то что 35 лет Энгельс прожил в гражданском браке с двумя сестрами, это не мешало ему иметь множество других связей. Однажды он признался Марксу: «Если бы у меня был доход в 5000 франков, я бы ничего не делал, кроме работы и развлечений с женщинами, пока не разорвался бы».

Знакомство молодого Фридриха Энгельса и сестер Мэри и Лидии (Лиззи) Бернс – фабричных работниц, ирландок по происхождению – произошло, когда отец сослал молодого революционера от греха подальше в Манчестер поработать на хлопкопрядильной фабрике Ermen & Engels, которой Энгельс-старший владел совместно с компаньоном. Вообще-то информации о женщинах осталось не так много – чопорное английское общество порицало внебрачные отношения, поэтому Энгельс не афишировал свою личную жизнь и снимал отдельное жилье для Мэри и Лиззи, покинувших родной дом после того, как их мать умерла, а отец привел мачеху. По одной версии, в пору знакомства с Энгельсом девушки работали на фабрике, по другой – были прислугой, по третьей – Мэри была чуть ли не проституткой...

Так или иначе, выбрав Манчестер, чтобы охладить революционный пыл сына, Энгельс-старший сильно промахнулся. Во-первых, это был английский промышленный монстр, в котором жизнь рабочих выглядела беспросветно: тяжелый труд с девятилетнего возраста, шестидневная рабочая неделя, 14-часовые смены, отсутствие каких-либо гарантий, перенаселение и кошмарные бытовые условия в рабочих кварталах. Детская смертность приняла ужасающие масштабы, средняя продолжительность жизни людей, родившихся в Манчестере, упала до 28 лет. Во-вторых, в 1843 году рыжеволосая Мэри Бернс сразила Энгельса наповал. Она была ирландской патриоткой, ненавидела английских поработителей своего народа и подпитывала революционный энтузиазм Энгельса, став его проводником в городское пролетарское «гетто». Несмотря на предложение возлюбленного полностью перейти на содержание, Мэри продолжала работать.

Вдохновленный этой женщиной, поэт Георг Верт, с которым Энгельс подружился в Манчестере и который иногда сопровождал пару в их походах по рабочим кварталам, посвятил ей стихотворение «Мэри»:

На корабле к нам приплыла

Она из Типперери.

Да, кровь горячая была

В ирландке юной Мэри.

Едва сошла она в порту –

Всем сразу ясно стало:

Как роза дикая в цвету

Она красой блистала!...

Но Мэри взор всегда был строг,

Когда, огнем объятый ,

Ей о любви твердил, как мог,

Верзила бородатый…

Дорогой шла она прямой,

Сурово брови сдвинув.

И, никому не говоря,

Всю выручку хранила,

Чтоб выслать все – в день января

В свой край ирландский милый:

«Пускай мой дар родной стране

Как помощь поступает.

Точите сабли! На огне

Пусть ярость закипает!

Не заглушить и в сотню лет

Трилистник Типперери

Английской розе!.. Свой привет

О’Коннелу шлет Мэри».

Бернс познакомила любовника с тяжелой жизнью простых трудяг Солфорда и Манчестера, показала ему кварталы, появление в которых для состоятельного человека в одиночку было опасным. Они вместе посещали политические собрания рабочих, узнавали о забастовочной борьбе, наблюдали преследование людей, боровшихся за свои права. Одним из девизов Энгельса было «относиться ко всему легко», а любимой добродетелью он называл веселый характер. В Мэри была сила, чувство собственного достоинства, развитое классовое самосознание, красота и живой нрав: влюбленных можно было встретить и на веселых рабочих вечеринках.

Опыт, полученный Энгельсом благодаря связи с Мэри Бернс, позволил ему написать труд «Положение рабочего класса в Англии». Мэри была гражданской женой Фридриха Энгельса почти 20 лет, до самой своей смерти. Она умерла внезапно, в возрасте 42 лет. Ни фотографий, ни ее могилы не сохранилось. Одно из немногих упоминаний о ней в переписке Энгельса было посмертным:

«Дорогой Мавр! Мэри умерла. Вчера вечером она рано пошла спать, и когда Лиззи в двенадцатом часу ночи собралась лечь в постель, Мэри была уже мертва. Совершенно внезапно; сердечная болезнь или удар. Узнал об этом только сегодня утром, в понедельник вечером она была еще совсем здорова. Я не в состоянии тебе высказать, что делается у меня на душе. Бедная девочка любила меня всем своим сердцем. Твой Ф.Э.», – писал Энгельс Марксу 7 января 1863 года.

В ответ на это Маркс разразился письмом, единственными словами о личной трагедии друга в котором были следующие строки: «Известие о смерти Мэри меня столь же сильно поразило, как и потрясло. Она была так добродушна, остроумна и так к тебе привязана». Дальше автор «Капитала» принялся жаловаться на отсутствие денег и условий для работы и под конец дошел до такого: «Разве не могла бы на месте Мэри оказаться моя мать, которая все равно влачит теперь существование, преисполненное всяческих физических недугов, и достаточно пожила на своем веку..?».

Энгельс был обижен на «ледяное отношение» ближайшего друга к его несчастью, но денег дал. Эта трещина стала единственной в их 40-летней дружбе, которая чуть не разрушила ее. Искать новую спутницу жизни Энгельсу долго не пришлось, ею стала младшая сестра Мэри – Лиззи Бернс. В 1850-х Лидия жила с Мэри и Карлом в качестве экономки, а после смерти сестры стала второй гражданской женой Энгельса. Как писала младшая дочь Маркса Элеонора, Лиззи «была неграмотна и не умела читать и писать, но она правдива, честна и была прекрасной женщиной». Лидия придерживалась таких же радикальных взглядов на британский империализм, как и Мэри. С ней Энгельс прожил 15 лет, пока Лиззи не умерла после непродолжительной болезни в возрасте 51 года. За несколько часов до ее кончины Энгельс вопреки своему принципу узаконил отношения, так как Лиззи тяготило отсустствие официального статуса. Она хотела, чтобы на могильном камне было написано «миссис Энгельс».

«Моя жена была настоящим ребенком ирландского пролетариата, и ее страстная преданность классу, в котором она родилась, принесла мне гораздо больше – и помогала мне больше в периоды стресса – чем вся элегантность образованных, артистичных «синих чулков» среднего класса», – писал позднее вдовец.

Ни у Мэри, ни у Лиззи детей не было. Судя по всему, Фридрих Энгельс не мог их иметь. Правда, однажды он признал ребенка, когда внезапно забеременела юная служанка друга Карла. Жена Маркса Женни – в девичестве фон Вестфален – не была в восторге ни от Энгельса, ни от Мэри Бернс, она боялась, что тот со своим свободным образом жизни пагубно повлияет на Маркса. Но тот и без Энгельса не блистал целомудрием. Однажды, когда Женни в очередной раз была беременна – всего у пары родилось семь детей, из которых четверо умерли в детском возрасте, – выяснилось, что ребенка носит их юная экономка Елена «Ленхен» Демут. Чтобы выгородить друга, Энгельс заявил, что это его ребенок. Малыша отдали в приют, и только на смертном одре Энгельс признался, что отцом на самом деле был Маркс.

Маркс никакого участие в судьбе сына не принимал, Энгельс – лишь финансово. А вот «законные» дети Маркса были его любимцами. Особенно Энгельс любил младшую дочь Маркса – Элеонору. В общении с Карлом и Женни он отстаивал право дочерей самостоятельно определять свою личную жизнь. Он поддерживал и защищал Элеонору, когда та завела роман с Эдуардом Эвелингом, правда, эти отношения оказались неудачными и в конце концов Элеонора покончила с собой. Энгельс пережил свою вторую жену Лидию Бернс на 17 лет и умер от рака пищевода в 1895-м, ему было 74 года.

Мария Аль-Сальхани
comments powered by HyperComments