«Это сукин сын, но это свой сукин сын»: почему многим нацистским бонзам удалось избежать наказания?

13:10 20/11/2020
«Это сукин сын, но это свой сукин сын»: почему многим нацистским бонзам удалось избежать наказания?
ФОТО : wikipedia.org

20 ноября 1945 года в крупном баварском городе Нюрнберге – как водится, с крепостью и домиками с красными черепичными крышами – начался невиданный по размаху судебный процесс – трибунал над военными преступниками нацистской Германии. Процесс растянулся на 316 дней, в результате были юридически осуждены нацистская идеология, такие организации, как СС и СД. Двенадцать нацистских бонз приговорили к смертной казни.

16 ноября 1946 года были повешены Эрнст Кальтенбруннер, Иоахим фон Риббентроп, Вильгельм Кейтель, Альфред Розенберг, Ганс Франк, Альфред Йодль, Вильгельм Фрик, Юлиус Штрейхер, Фриц Заукель и Артур Зейсс-Инкварт. Ряд нацистских преступников получили различные тюремные сроки. Ко дню 75-летия с начала Нюрнбергского процесса «МИР 24» поговорил с научным директором Российского военного-исторического общества Михаилом Мягковым о том, почему не вся нацистская верхушка понесла наказание и каким образом от правосудия удалось сбежать таким деятелям Третьего рейха, как Йозеф Менгеле.

– Михаил Юрьевич, хоть странам Антигитлеровской коалиции удалось договориться, процесс сопровождался многочисленными разногласиями. В чем была разница позиций Советского Союза и его западных партнеров?

– Основное разногласие выяснилось еще время Второй мировой войны. В дискуссиях между Сталиным, Рузвельтом, Черчиллем, в переписке между ними уже ставился вопрос о наказании главных военных преступников. Выявилось два подхода. Англия и Франция выступали за то, чтобы процесс был больше политическим, чем юридическим, то есть, когда поймают нацистского бонзу, быстро его арестовать, допросить и расстрелять. Сталин настаивал на том, чтобы процесс был именно юридическим, чтобы каждый военный преступник получил по мере своей вины. СССР выступал за то, чтобы именно нацистская идеология была юридически осуждена. В Советском Союзе подобные процессы шли еще с 1943 года (несколько десятков процессов, которые называют «Советский Нюрнберг»), 252 немца и их пособника были осуждены за преступления против человечности, против мирных граждан. Западным лидерам просто некуда было деваться, поскольку мы уже имели этот прецедент. В итоге они согласились на советскую точку зрения, и на Лондонской конференции 1945 года было принято решение организовать международный трибунал по осуждению главных нацистских преступников.

В Нюрнбергском процессе были четыре главные державы – лидеры Антигитлеровской коалиции (СССР, Великобритания, Франция, США) и еще 19 стран. Ряд стран считали, что некоторые нацистские преступники должны быть осуждены, а для других, рангом пониже, возможны послабления. Я имею в виду финансовых воротил в немецком бизнесе, таких как Ялмар Шахт, который в свое время руководил Рейхсбанком, был министром экономики Германии, финансировал по сути дела военную промышленность Германии; ряд разведчиков, которые тоже участвовали в подготовке к агрессивной войне, таких как Рейнхард Гелен. Англия и США по сути были против и того, чтобы были осуждены именно военные, то есть представители Генерального штаба, представители верховного командования, поскольку они говорили о том, что это военнопленные. А то, что они отдавали приказы об уничтожении мирного населения, – и Кейтель, и Йодль, и Рундштедт, и Рейхенау, и многие другие – их это интересовало во вторую очередь. Им нужны были эти военные для того, чтобы они давали сведения о Красной армии, поскольку Красная армия считалась следующим потенциальным соперником США и Англии.

Наибольшее количество мирных жителей было уничтожено гитлеровцами в Советском Союзе – это 18 миллионов человек. В Югославии – более миллиона погибших. Много жертв среди мирного населения было в Польше, других странах Европы. Эти страны и мы во главе выступали за осуждение нацистских преступников. При этом была тенденция – разделить нацистов на две категории. То есть это сукин сын, но это свой сукин сын и он может нам пригодиться.

«Это сукин сын, но это свой сукин сын»: почему многим нацистским бонзам удалось избежать наказания?Фото: wikipedia.org. Обращение к суду прокурора Джексона, 1945

– Почему некоторым преступникам, например, Йозефу Менгеле, удалось сбежать и отсидеться в других странах до старости?

– Когда заканчивалась война, часть золота нацистов хранилась в самой Германии, а часть была переправлена, например, в швейцарские банки, откуда возможно было финансировать так называемые крысиные тропы для бегства нацистских преступников. Такими же тропами хотели сбежать Борман и Гиммлер. В мае 1945 года двое бывших советских военнопленных Губарев и Сидоров, которые патрулировали в составе английского патруля на севере Германиии, схватили и доставили Гиммлера английскому капралу, иначе бы он тоже мог уйти. Так называемые нацистские врачи доставали себе поддельные документы и прикидывались либо простыми солдатами, больными и раненными, либо мирными гражданами. Гиммлер хотел убежать таким же образом. Так же действовали Менгеле, Эйхман и иже с ними. То есть через нейтральные страны добирались обходными путями с поддельными паспортами до Испании, Португалии, Швеции. Морским транспортом, возможно, на подводных лодках, каких-то самолетах добирались до определенного пункта, а дальше уже Латинская Америка – там уже давно обосновались немцы, были у них базы, оборудованные специально на этот случай. И, что самое удивительное, открывали там, как Менгеле, медицинскую практику.

В случае с Эйхманом – его Моссад нашел. А в случае с Менгеле – он, как официально считается, утонул в океане во время купания. Что с ним на самом деле произошло, неизвестно. Очень важный момент: они перебирались в основном на Запад, в зону ответственности англо-американских войск. Они не могли через советскую зону убежать, потому что у нас был строжайший контроль. Значит, было определенное попустительство со стороны США. А ряд нацистских ученых, как Вернер фон Браун, ряд финансистов, как Ялмар Шахт, которого оправдали на Нюрнбергском процессе, несмотря на сопротивление и протесты советской стороны, – они официально после этого жили в Германии. Ялмар Шахт открыл свой собственный банк.

Доходило до смешного – когда американцы вошли в Западную Германию, вот эти немецкие промышленники из Рейхсбанка, корпорации Круппа и т.д. встречались с американскими офицерами: вот, вы пришли, давайте возобновлять наш бизнес. Это открытое попустительство с одной стороны, а с другой – американцы специально их пригревали на своей территории, как бывших военных, тоже замешанных в преступлениях, а эти военные писали им справки и целые труды о боеспособности Красной армии. У них было создано целое бюро при военном ведомстве. Врачи передавали результаты своих зверских опытов, финансисты опять начинали снабжать в том числе и американский бизнес, а разведчики поставляли всю доступную информацию.

– Советский Союз был удовлетворен результатами процесса?

– В целом, конечно, да, несмотря на то, что начиналась Холодная война и Черчилль в марте 1946 года произнес знаменитую речь в Фултоне. Нацисты на скамье подсудимых тогда думали, что процесс развалится, но он не развалился. Все все-таки понимали, что надо осудить это мировое зло и объединиться, иначе война может снова начаться. Немцы сокрушались, что нет третейского судьи, и судят победители. Но высшая справедливость была в том, что возмездие было направлено на ту страну, которая развязала агрессивную войну и которая вела себя по отношению к мирным гражданам не просто бесчеловечно, а изуверски.

Впервые в юридической практике в Нюрнберге возникли такие понятия, как преступления против человечности (это, прежде всего, убийства мирных граждан), геноцид. Слово «геноцид» вошло в юридическую практику только в 1948 году на Генеральной ассамблее ООН, но в Нюрнберге оно уже в полной мере звучало. Сказать, что Советский Союз был полностью удовлетворен, нельзя. Первое – мы настаивали на том, чтобы и военные были осуждены, которые отдавали преступные приказы. Тем не менее были осуждены Гестапо, СС, СД, нацистские организации, нацизм был осужден. А вот Генеральный штаб и Верховное командование – нет. Американцы вместе с англичанами выступили против этого. Из 24 осужденных в Нюрнберге, 12 человек было приговорено к смертной казни.

Мы настаивали, чтобы смертная казнь была применена ко всем, их вина была доказана. Доказательная база была безупречна, там только больше 160 свидетелей выступило. Кстати, и Паулюса туда привозили из советского плена. 20 тысяч листов стенографических записей, документы о Минском концлагере для военнопленных, Яновском, кинохроника, фотографии – все это было представлено и доказывало их вину. И самое главное – документы, которые подписывали сами эти нацистские преступники. Но Генеральный штаб и верховное командование под это не попало. Казнили только 12 человек, и то Геринг покончил жизнь самоубийством, а Бормана там не было. Как сейчас выясняется, он погиб во время попытки прорыва из Берлина в 1945 году.

«Это сукин сын, но это свой сукин сын»: почему многим нацистским бонзам удалось избежать наказания?Фото: wikipedia.org. Геринг, Дениц, Функ, Ширах и Розенберг во время обеденного перерыва

– Последовали ли какие-либо санкции против негерманского бизнеса, который сотрудничал с нацистами?

– Нет. Еще до войны крупные американские корпорации – банк Моргана, General Electric и т.д. – были заинтересованы в сотрудничестве с немецким бизнесом. После Первой мировой войны Германия должна была выплачивать огромные репарации, которых требовали Англия и Франция. А сами Англия и Франция должны были американцам большие суммы, потому что американцы стали донорами для них в Первой мировой войне. Они такую карусель закрутили. Американцы придумали план Юнга, благодаря этому плану немецкие корпорации получали льготы, восстанавливалась экономика. И потом эти деньги, которые немцы получали в том числе за счет американской кредитной линии, эти корпорации отдавали англичанам и французам, а те в свою очередь отдавали американцам. То есть у американцев было много денег, но не хватало рынка, поэтому им нужен был немецкий рынок. Они были заинтересованы даже после того, как нацисты пришли к власти. Скрытая торговля продолжалась и в годы Второй мировой войны. В Германию через третьи страны поступали товары либо оборудование, технологии либо ресурсы, конечный пункт – это Германия, а хозяин находился в США.

Поэтому американцы были заинтересованы после войны, чтобы не было пустой Германии. У них уже был план по так называемой стерилизации Германии. Министр финансов США предлагал сделать ее аграрной страной, чтобы картофель только выращивали, но нет – крупный бизнес на это не пошел. Им не нужна была пустота, а нужен был рынок сырья, рынок оборудования и рынок сбыта, прежде всего, американской продукции. Они из-за чего план Маршалла развернули – потому что накопилось огромное количество военных припасов. Есть продовольствие, есть рынок, и надо подчинить эти территории себе политически. Для этого нужен был этот немецкий рынок, готовая банковская система, по крайней мере восстановленная, и те промышленники, которые будут сотрудничать с американцами. Все, круг замкнулся.

– Советская разведка после Нюрнберга продолжала разыскивать скрывшихся преступников?

Конечно, разведка, контрразведка. Кто наиболее последовательно преследовал нацистских преступников и их пособников? Советский Союз. Были малые Нюрнберги, чуть более 100 человек было осуждено после главного Нюрнбергского процесса. Эти процессы продолжались в СССР до 1980-х годов. Григорий Васюра, которой участвовал в Хатынском расстреле, был казнен в 1987 году. Были суды и над бандеровцами, и над членами так называемой Русской освободительной армии Власова, самого Власова поймали, его в 1946 году казнили вместе с подельниками. И потом этих власовцев тоже ведь ловили, в 50-е, в 60-е годы, и не только по всей стране – если обнаруживали за рубежом, требовали выдачи, и иногда этих военных преступников выдавали.

Мария Аль-Сальхани
comments powered by HyperComments