Куда исчезают антитела к COVID-19?

18:38 25/10/2020

Всемирная организация здравоохранения умоляет мировых лидеров сделать все, чтобы остановить коварный вирус. 23 октября COVID-19 достиг психологической отметки – полмиллиона заболевших за сутки. Это новый антирекорд. Между тем, вирус преподнес ученым очередную загадку. Куда уходят антитела на COVID – разбиралась корреспондент телеканала «МИР 24» Анастасия Глебова.

«Замороженная антиковидная плазма хранится при температуре от минус 37 до минус 40 градусов. Хранится она в соответствии строго с группой крови и резус-фактором», – отмечает заместитель главного врача по медицинской части Городской станции переливания крови Санкт-Петербурга Наталья Орлова.

В одной упаковке – две дозы препарата для того, кто болен COVID-19 в тяжелой форме. Плазму выделили из крови выздоровевших. В ней – спасительные антитела.

«Вирус инактивирующих тел должен быть в хорошем титре 1 на 160 или должен иметь индекс позитивности не менее 5. При таких показателях плазма считается иммунной антиковидной плазмой», – поясняет заведующая донорским отделом Нижегородского областного центра крови Надежда Бодунова.

Любой вирус, попадая в организм человека, встречается с клетками иммунной системы. Они распознают инфекцию и запускают выработку антител – особых клеток для борьбы с врагом. Главная их миссия – остановить захват организма чужаками.

В случае с коронавирусом реакцию можно увидеть по анализу крови. Тест проводят на наличие иммуноглобулинов M и G. М говорит о наличии острой инфекции в данный момент, G – что заболевание было, но к нему уже появился иммунитет. Наблюдения показали: концентрация иммуноглобулина в крови переболевшего со временем падает. Появившиеся антитела исчезают. Но не все так однозначно.

Москвичка Ольга Кнор, переболевшая COVID еще в апреле, до сих пор не может понять: здорова ли она и есть ли у нее иммунитет? В тестах чехарда.

«В августе титр антител с 74 с чем-то увеличился до 116. Т.е. IgG у меня не уменьшился, как это принято, как должно быть, а наоборот, сильно увеличился», – говорит журналист Ольга Кнор.

Директор петербургского НИИ скорой помощи имени Джанелидзе Вадим Мануковский тоже не избежал заражения.

«Я каждый день утром приезжал на работу и приседал в своем кабинете 50 раз. Если мог присесть, значит, все нормально. В один день я приехал, присел пять раз, и все, больше не могу, одышка. Я сделал компьютерную томографию, увидели пневмонию, сдал анализ – получил положительный результат. Меня госпитализировали в больницу №20. Там я пролежал три недели», – вспоминает директор НИИ Скорой помощи им. И.И. Джанелидзе Вадим Мануковский.

К работе вернулся сразу после выписки, но пока не восстановил силы.

«Каждый день у порядка 10-15 сотрудников мы делаем исследования, поэтому я иногда попадаю в эту группу и формально слежу за антителами, у меня их нет», – рассказал Мануковский.

Ученые считают, что снижение количества защитных клеток – естественный механизм иммунной системы. В начале заболевания их много, но когда победа над инфекцией одержана, белки уже не нужны.

«Если нет врага, армия сокращается. Это закон. Микроба нет, его вылечили, организм выздоровел, все. Некоторое время организм обследует ситуацию, возникает пауза, затем эти антитела начинают снижаться», – поясняет врач-иммунолог, доктор медицинских наук Владислав Жемчугов.

Концентрация падает постепенно. В итоге очередной анализ на антитела может вообще ничего не показать.

«Но это не значит, что иммунитет исчезнет полностью. Для защиты от вирусов в дальнейшем нужно небольшое количество антител. Самое главное – выработались клетки иммунной системы, запомнившие этот вирус», – убежден врач-иммунолог Владимир Болибок.

В случае повторного контакта с возбудителем организм снова начнет вырабатывать антитела: на это понадобится не более трех суток.

По тому же принципу формируется и работает иммунитет после любой прививки. С той лишь разницей, что есть вакцины продолжительного действия, а есть сезонные – как от гриппа, например.

«Есть естественный иммунитет в результате встречи с возбудителем. Есть искусственный иммунитет в результате введения антигена: частей возбудителя или каких-то других элементов. Сегодня у нас несколько платформ. Все это приводит к типичной, универсальной реакции – иммунному ответу», – поясняет и.о. директора НИИ гриппа имени А.А. Смородинцева Дмитрий Лиознов.

Чтобы лично победить COVID-19, каждому нужно либо переболеть, либо сделать прививку. Но есть группы людей, у которых образование антител замедлено. Это те, кому больше 70 лет. Кто вынужден принимать противовоспалительные препараты. В группе риска онкологические больные. У кого иммунодефицит. Граждане, постоянно находящиеся в стрессе. А еще те, кто злоупотребляет спиртным. Достаточно полстакана крепкого алкоголя в день, чтобы затормозить формирование иммунитета.

Специалисты говорят – хотя законы природы для всех одинаковы, иммунитет каждого человека уникален. Только исключительность не гарантирует защиты от того же COVID-19.

«Нет людей, у которых изначально был бы иммунитет к коронавирусной инфекции. На земле до начала этой эпидемии в декабре 2019 года ни у кого из ныне живущих не было иммунитета к этой инфекции, любой человек рискует заразиться и заболеть», – говорит врач-иммунолог Владимир Болибок.

На любое правило есть исключение. В мире уже зафиксированы случаи повторного заражения – это вызов науке, ученые сейчас их подробно изучают. Не исключено, что это может быть другой штамм – коварный вирус медленно, но мутирует. Значит, надо готовиться к новым сюрпризам.

Анастасия Глебова
comments powered by HyperComments