Спор вокруг горы: как местные жители отстаивали Куштау

19:34 30/08/2020
ФОТО : ТАСС / Брайдов Вадим

Свидетельства о доисторических временах хранит в себе шихан Куштау – знаменитая белая гора в Башкирии, за которую буквально насмерть стояли активисты. Противостояние с местной содовой компанией длилось несколько лет. Теперь в нем, кажется, поставлена точка. Власти пообещали сохранить уникальный природный объект, передает корреспондент телеканала «МИР 24» Маргарита Гырылова.

Гора-одиночка. По-тюркски – шихан. Когда-то, еще до первобытных людей, они были рифом Уральского моря.

«Если взять риф австралийский, то такой же у нас был 270 млн лет назад», – рассказал геолог Исхак Фархутдинов.

Этого пустыря 70 лет назад не было. Здесь возвышался шихан Шахтау. Сейчас он полностью уничтожен. В 1936-м геологи обнаружили здесь залежи известняка, и началась его добыча.

Красно-желтые пачки помнит каждая советская хозяйка. Пищевая сода и тесто делало пышнее, и хорошо очищала кастрюли, и даже отбеливала зубы. На химическом гиганте в советские годы работал каждый третий житель Стерлитамака. Сейчас персонала в 10 раз меньше. Но завод все равно не сдает позиций. Он – крупнейший в стране производитель соды. На его долю приходится 85% российского рынка. Помимо пищевой здесь же, в Стерлитамаке, выпускают каустическую соду. Ее потом используют для производства бумаги, мыла, стекла.

Чтобы получить соду, необходимо разрушить шихан. Добывают сырье по технологиям еще 19 века.

«Берут известковый источник, грузят в вагонетки, доставляют на завод и кусками загружают в вертикальные печи, смешав с коксом», – рассказал доктор химических наук, профессор, заслуженный деятель науки Башкортостана Марс Сафаров.

Производство – не безвредное для окружающей среды. Одну тонну кальцинированной соды сделали – 12 тонн отходов получили. Смесь гипса, соли и известняка сливают потом в отстойники. Их называют еще «белыми морями» – из-за цвета. Вода в реке Белая, которая протекает рядом, всегда была прозрачной. Но чистой ее уже не назвать. В прошлом году Росприроднадзор выявил факт засорения реки в районе Стерлитамака. Дышать там тоже нечем. При производстве соды в атмосферу попадают токсины и пыль.

Трубы завода могут перестать дымиться, жаловались представители БСК местным чиновникам. Запасов сырья у компании осталось на два года. Потому содовая компания торопится освоить другой шихан – Куштау. В начале августа там началась вырубка леса. Но местные жители пришли на защиту.

Для людей шиханы священны. В Башкортостане их осталось всего три: Юратау, Торатау и Куштау – места силы, куда издревле приходили поклониться, а до принятия ислама проводили культовые обряды. Местные верят, что тревожить и осквернять эту землю нельзя. По легенде, на вершине гор лучше слышны просьбы человека. Потому в любое время года, в любую погоду кто-то, да и совершает подъем.

«Во время войны ребята уходили отсюда. Клялись, что вернуться с победой. Действительно они после победы вернулись сюда и плакали. До сих пор эта традиция сохраняется у нас», – рассказал житель Башкортостана Абдрахман Валидов.

Обряд по изгнанию «злых духов» проводили у подножия Куштау сразу пять тысяч человек. На горе разбили палаточный лагерь. Сначала не пускали лесорубов. Потом держали оборону против сотрудников ЧОП, которые приехали разгонять их.

Прекратил двухнедельное противостояние глава региона Радий Хабиров.

«Мое решение такое. Ни одна техника, никто не зайдет, если вы не скажете «да», – сказал он.

В Москве ситуацией вокруг Куштау тоже заинтересовались. Президент дал поручение разобраться в делах Башкирской содовой компании.

«Деньги, заработанные компанией, практически в развитие не инвестируются, в регионе не остаются. При общем объеме выручки в прошлом в 2019 году 45 миллиардов рублей на инвестиционные цели пошло только 2,5 миллиарда рублей. Где деньги? Известно, где: в офшорах. Деньги идут туда, где проживают отчасти акционеры, и на кипрские счета, во Францию, в Швейцарию. Жить, конечно, можно, где угодно, мы свободная страна. Но если вы работаете в России, здесь зарабатываете деньги, то нужно подумать о людях, которые работают на ваших предприятиях, нужно подумать о будущих рабочих местах, о социальной сфере, об инфраструктуре», – сказал Путин.

БСК – компания частная. Владельцы – армейские друзья Сергей Черников и Виктор Исмаилов. Состояние сколотили в России, но живут за границей. У них два больших поместья во Франции, недалеко от Средиземного моря, среди виноградников – там, где еще со времен мушкетеров и кардинала Ришелье делали вино. Они заморские традиции продолжают. Самая дешевая бутылочка прованского в России стоит 30 евро. Есть вероятность, что акционеры БСК зарабатывать будут только на вине, не на соде.

«Мы начали разбирать пакет документов, по которому республика потеряла управление. Там много вопросов возникло. Республика понесла ущерб. Мы уже обратились с письмом в прокуратуру, что сделка о приватизации, на наш взгляд, была незаконной», – отметил Радий Хабиров.

Незаконно, по мнению людей, трогать шиханы. Компании предлагали альтернативные месторождения. При новой логистике расходы компании увеличились бы максимум на 10%. Но к такому сценарию БСК не готовы. Хотя рентабельность компании сейчас выше, чем у «Лукойла» и «Роснефти».

«Единственная причина – нежелание терять сверхприбыль. Гора находится в 10 км. Там чистейший известняк, а возить из альтернативных мест не хотят. Есть месторождения в 40 км, есть в 75, но это удорожает производство. Компания может так же работать, но прибыль будет чуть меньше», – сказал геолог Исхак Фархутдинов.

Если Торатау и Юктау находились все это время под защитой государства, но Куштау охранного статуса не имел. Но это пока.

«4 сентября я направляю документы на присвоение Куштау статуса охраняемой территории», – сказал Радий Хабиров.

Про Урал шутят – это котлован между Азией и Европой. Но будь Куштау уничтожен, то было бы не до смеха. Навсегда исчезли бы краснокнижные степной лунь, пчела-плотник и десятки других эндемиков региона.

«Куштау отличается редким видом животного мира. Площадь его – 550 га, а площадь Башкирского заповедника – 50 тыс га. Там живет 100 видов краснокнижных, а на Куштау – более 40 видов. То есть половина краснокнижных видов сосредоточена на маленькой горе», – сказал кандидат биологических наук Михаил Кривошеев.

«Эту историю с Куштау надо закрывать, она закрыта в моем понимании. Разработка ее невозможна», – заключил глава Башкортостана Радий Хабиров.

comments powered by HyperComments