Нет права даже на жизнь: как бездомные животные пережили пандемию и что их ждет теперь?

06:00 15/08/2020
Трамвайное депо им. Русакова, трамвайное депо, пути, трамвайные пути, кошка, кот, животные, животное, шерсть, хвост, когти,
ФОТО : https://mir24.tv / Игорь Медведев

«Мы в ответе за тех, кого приручили» – эта фраза, которую Антуан де Сент-Экзюпери вложил в уста своего Маленького Принца, была и остается непреложной истиной. К сожалению, мы слишком редко о ней вспоминаем.

Проблема бездомных животных остро стоит во всем мире, и особенно ярко это показала пандемия коронавируса. Во время карантина улицы большинства городов опустели, и огромное количество братьев наших меньших, для которых эти города также являются домом (о чем люди, к сожалению, часто забывают), оказалось на грани вымирания. Тысячи бездомных кошек, собак и птиц, которые до этого выживали только за счет неравнодушных людей, остались без своих кормильцев.

Кроме того, введенные из-за пандемии ограничения серьезно отразились на работе приютов для животных. Особенно тяжело пришлось частным приютам, которые не получают финансирования от государства и выживают в основном за счет пожертвований и редких спонсоров, которые то приходят, то уходят.

В третью субботу августа (в этом году это 15-е число) во всем мире отмечается День бездомных животных. Назвать его праздником сложно – это, скорее, повод. Повод задуматься о судьбе беспризорных четвероногих, пернатых и других созданий, которые делят Землю с людьми и, как и мы, хотят спокойной счастливой жизни. О том, как подарить им ее в наше неспокойное и жестокое время, в интервью «МИР 24» рассказали зоозащитники, волонтеры и директора приютов и фондов помощи животным.

На 80 собак – один сотрудник должен быть, а там их – три тысячи

Если и прежде животным в городах приходилось несладко, то в марте, когда были введены ограничения в связи с коронавирусом, ситуация стала по-настоящему критической, призналась и.о. директора Международного благотворительного фонда помощи животным «Дарящие надежду» Светлана Сафонова. Многие приюты просто лишились финансирования и не сумели выжить, а в тех, которые существуют за счет государства, условия содержания – и без того тяжелые – заметно ухудшились.

Нет права даже на жизнь: как бездомные животные пережили пандемию и что их ждет теперь?

«Весной, когда всех посадили по домам, закрылись и приюты – как муниципальные, так и частные. Ситуация с муниципальными была гораздо хуже, потому что это госучреждения и они обязаны подчиняться всем правилам, прописанным правительством Москвы. А в частных приютах благодаря хозяевам и волонтерам какая-то помощь собакам и кошкам все-таки оказывалась. Что касается муниципальных приютов, то было очень тяжело, потому что больше месяца волонтеры не видели своих подопечных. И очень долгая была битва, в которой и мы участвовали, и другие организации, чтобы добиться разрешения посещать приюты с соблюдением всех санитарных норм», – рассказала Светлана.

То, что ситуация была тяжелой, подтвердила и волонтер Кожуховского приюта для животных Ольга Сквабченкова.

«Волонтеров не пускали в приют, мы не могли отслеживать здоровье собак и гулять с ними. Но спасибо администрации приюта: нам периодически скидывали видео с нашими подопечными, и мы были спокойны, что животные не голодают и выгуливаются. За такое долгое время нашего отсутствия собаки стали хуже гулять на поводках, плюс, их не кормили консервами и вкусняшками, так как их покупают волонтеры на пожертвования от неравнодушных людей», – рассказала девушка.

Кожуховский приют – один из крупнейших в Москве, в настоящий момент в нем содержатся порядка 2900 собак и около 350 кошек. Все они попали сюда по разным причинам: кого-то выбросили на помойку, кто-то на этой помойке родился и попался во время очередного отлова. Так или иначе, этот приют, как и все муниципальные приюты в Москве и других городах, постоянно переполнен: животные содержатся в клетках, с ними почти не гуляют – делать это просто некому.

«Там на волонтерах работа жестко поставлена. Если волонтеры не гуляют с животными, то сотрудники вряд ли будут гулять. И потом, в Кожуховском приюте, например, нехватка сотрудников. Есть лимит: на каждые 80 собак один сотрудник должен быть. А вы представляете – там три тысячи собак! Поэтому там физически трудно», – объяснила директор благотворительного фонда защиты бездомных животных «Ласковый зверь» Елена Полиенко.

Конечно, и в государственных приютах животным дают пищу и кров, но этого явно недостаточно для нормального существования. Ведь даже заключенным в тюрьме разрешают выходить на прогулку.

«Мы с вами понимаем, что помимо кормежки и уборки животным нужно общение, стерилизация и выгул. И, конечно, самое тяжелое было – это то, что собаки целыми днями сидят в клетках: в приюте их не будут выгуливать так, как их выгуливают, когда бывают волонтеры. Это, конечно, большая проблема. Собаки – режимные животные, и если они привыкли к такому режиму, они должны в нем жить. Иначе они впадают в стресс, и это отражается и на их психическом, и физическом состоянии, различные заболевания могут развиться. Это очень серьезный момент», – констатирует Светлана Сафонова.

Хотим взять кошку, пока сидим на карантине, а дальше – посмотрим

Однако не везде ситуация с коронавирусом негативно сказалась на жизни животных. Так, во многих западных странах во время пандемии приюты для животных практически опустели – люди стали активно забирать четвероногих к себе домой, чтобы скрасить одиночество. Кроме того, наличие животного, как мы помним, давало легальные основания хотя бы изредка покидать дом – выгул собак не запретили ни в одной стране, а где-то находчивые граждане даже умудрялись выгуливать кошек и аквариумных рыбок. Особый всплеск интереса к усатым и хвостатым был отмечен в Великобритании и США: там число питомцев, которые обрели дом, в несколько раз превысило показатели прошлых лет.

А что же в России? Увы, наши сограждане такого энтузиазма не проявили: скорее, напротив, отметилась обратная тенденция.

«В пандемию стали намного больше выбрасывать животных, это была очень тяжелая ситуация. К нам приносили очень много кошек. На Западе – там совершенно другой менталитет. Та же Турция – они к животным очень хорошо относятся. Для бездомных кошек и собак там ставят специальные аппараты, в которых любой человек может оставить сухой корм. Вот это цивилизация хоть какая-то. А у нас этого нет...» – вздыхает Елена Полиенко.

Впрочем, ее коллеги из фонда «Дарящие надежду» приводят другие данные, и они чуть более оптимистичны.

«Вы знаете, мы проводили такие исследования, даже обзванивали приюты, – рассказывает Светлана Сафонова. – Сначала мы думали, что все бросились выбрасывать животных – например, заболевшие [коронавирусом] либо пожилые. Но нет. Сразу скажу, что в процентном соотношении количество выброшенных одинаковое – что до пандемии, что после. И брали из приютов ровно столько же, но – неравномерно. Объясню, почему. Когда закрыли на карантин все приюты, то, естественно, пристройство в муниципальных приютах прекратилось, потому что нельзя было прийти и вывезти оттуда собаку или кошку. А волонтеры все равно продолжали пиарить и продвигать своих животных через интернет. Поэтому желающих появилось много, и они накопились к тому моменту, когда открыли приюты. Благодаря этому в первый месяц после открытия получилось большое пристройство».

Нет права даже на жизнь: как бездомные животные пережили пандемию и что их ждет теперь?

Но радоваться за тех, кого подобрали, пока рано, осторожно предупреждает Светлана. Многие из тех, кто приходил забирать животное, прямо заявляли, что просто хотят иметь возможность выходить на улицу. Сейчас ограничения сняты, люди стали выходить на улицу, ездить на работу – одним словом, жизнь постепенно возвращается в привычное русло. Но найдется ли в ней место для новых подопечных?

«Очень многих напугала формулировка: «На время пандемии», – признается Сафонова. – На время, а не навсегда. После этого волонтеры стали особенно тщательно отбирать людей и не каждому отдавать животное. Нам тоже звонили и говорили: «Мы хотим вот такую-то собаку или кошку. Мы пока сидим на карантине, нам делать нечего, ну а дальше посмотрим».

«А дальше посмотрим». Для сотен или даже тысяч живых существ это фраза – заведомо вынесенный приговор. И такой подход к животным мы наблюдаем не только во время экстремальных условий, связанных с пандемией, но и в обычное время.

«Куда действительно стоит направить свои мысли – так это на то, чтобы у людей было ответственное отношение к животным. Сейчас многие сдают квартиры, и люди берут туда животных, если позволяет арендодатель. Но животное берется для забавы, как игрушка, и потом его могут спокойно выбросить. А так как у нас почти полстраны сдает квартиры – можете посчитать, сколько выброшенных животных», – говорит Елена Полиенко.

Фонду «Ласковый зверь», который опекает приют «Восточное Дегунино», сейчас как никогда нужна помощь. Особенно сложно с питанием для животных: многие кошки, которые находятся в приюте, больны, и им нужны специальные сбалансированные корма. И, конечно, приют всегда будет рад новым волонтерам – вот уж кого много не бывает.

«Вы знаете, как мы говорим: сегодня есть, завтра нет. Кто-то приходит, новых много; кто-то остается, кто-то приходит время от времени. Волонтер – это человек, который говорит: «Мне понравилась вот эта собачка, я хочу ее курировать». У нас есть определенные часы выгула собак: кто-то приходит в субботу и воскресенье, кто-то – в будни», – объясняет Елена.

В целом у приюта «Восточное Дегунино» хорошая ротация животных: волонтерам удалось пристроить уже около сотни собак. Но по сравнению с тем, сколько их еще осталось на улицах – это капля в море.

«В последнее время поступает много кошек. Сейчас дачный сезон закончится, а это значит, что их опять побросают. Мы уже знаем: как начинается осень, так сотни кошек оказываются на улице», – вздыхает Полиенко.

Мы кормим 12 тысяч кошек – значит, их в три раза больше

Испокон веков люди были для животных самыми страшными врагами и одновременно главной опорой и надеждой – просто люди бывают разные. И в моменты кризисов, подобных тому, который мир переживает сейчас, это становится особенно ясно.

Все мы привыкли видеть на улицах сердобольных бабушек, которые прикармливают кошек и голубей, но во время карантина им пришлось первым засесть под замок. Вместе с людьми исчез и главный источник пропитания для бездомных городских зверей, и многие помнят, чем это обернулось: целые стаи голодных уток, едва не бросавшихся под колеса машин в самом центре города, в экзотических южных странах – настоящие набеги обезьян, которые тоже привыкли жить за счет человека.

Нет права даже на жизнь: как бездомные животные пережили пандемию и что их ждет теперь?

К счастью, фраза «мир не без добрых людей» пока еще актуальна. В разгар пандемии Фонд защиты городских животных организовал замечательный проект «Накорми». Сотни волонтеров отправились в разные уголки Москвы, чтобы накормить животных, обитающих вблизи домов и в парках.

«Это было прекрасно. У нас просто вера в людей вернулась! Буквально в первый же день у нас зарегистрировалось более 400 волонтеров. Потом в течение недели к нам пришло 700 волонтеров», – рассказывает директор Фонда защиты городских животных Екатерина Дмитриева.

Участие в проекте принимали и сотрудники фонда «Дарящие надежду». «Мы набирали волонтеров, которые ездили по округам и кормили собак, кошек, уток – всех, кого только можно. На нашем фонде была координация по округам и сбор кормов, а уже наши коллеги непосредственно общались с кураторами и передавали корма через кураторов», – добавляет Светлана Сафонова.

Даже после снятия ограничений волонтеры продолжают кормить животных. Впрочем, делать это тоже надо с умом. К примеру, большинство людей до сих пор не знают, что ни в коем случае нельзя кормить уток хлебом. Хоть эта практика у нас так распространена, да и птицы едят хлеб с явным удовольствием, он для них очень вреден и даже губителен. От большого количества хлеба утки болеют и страдают проблемами с пищеварением. Что уж говорить о чипсах и соленых орешках – а ведь кто-то догадывается кормить уток и этим! Запомните, если уж вам так хочется попотчевать водоплавающих, выбирайте для этого овощи (огурцы, помидоры, капусту, кукурузу, свеклу). Даже кошачий или собачий корм подойдет лучше батонов и булочек.

Кроме того, не нужно кормить птиц в теплое время года – только зимой, иначе они сами разучатся добывать себе пропитание и будут рассчитывать только на людей, напоминает Екатерина Дмитриева. К несчастью, со многими видами птиц это уже произошло.

«Все, что происходит в нашем городе, касается животных. Из-за бесконечных покосов у нас нет насекомых, нет дикорастущих злаков, зернышек нет. Соответственно, птицы просто пропадают: они перестают размножаться и постепенно вымирают. Так у нас, например, практически вымерли в городе воробьи. На их место приходят другие виды (например, дрозды), которые вместо диких становятся филантропными (виды, которые селятся рядом с человеком – прим. ред.). Это очень плохо – они уже не могут выжить вдали от человека. В этом ничего нет хорошего, когда животное меняет свои биологические привычки, оно становится очень уязвимым», – объясняет Дмитриева.

Фонд защиты городских животных, которым она руководит – не просто благотворительная организация, которая помогает животным. Екатерина и ее коллеги ежедневно отстаивают права животных на законодательном уровне. И борьба их, надо сказать, ничуть не легче той, которую зоозащитники ведут с живодерами, недобросовестными хозяевами и коммунальщиками.

Забирайте кошек, они сожрали бабушку

«Мы не помогаем животным в классическом виде, потому что помощь все-таки предполагает действие. Мы, конечно, и лечим, и спасаем зверей, но это не является основной целью деятельности фонда. Мы все-таки работаем в сфере защиты прав и интересов городских животных. Допустим, водоплавающей птице нужно обеспечить условия обитания, соответствующие ее биологическому виду. И если мы видим, что ее права, извините за пафос, попраны, мы не можем не отреагировать на это», – рассказывает Екатерина.

Очевидно, что, говоря о птицах, она прежде всего имеет в виду трагическую ситуацию с лебедями на Патриарших прудах. Одну из птиц в июле нашли мертвой – точнее сказать, убитой, причем явно из садистских побуждений. А в одну из зим птиц попросту забыли убрать из пруда, и они стали вмерзать в лед. Сейчас защитники прав животных делают все возможное, чтобы спасти лебедей.

Нет права даже на жизнь: как бездомные животные пережили пандемию и что их ждет теперь?

«К счастью, подвижки есть: Департамент природопользования [и охраны окружающей среды города Москвы] будет их забирать в свой заповедник, письмо об этом я уже получила, – подтвердила Екатерина Дмитриева. – Я связывалась с МосПриродой, в ведении которой находится заповедник, и они сейчас думают, как юридически это все сделать, потому что у лебедей есть владелец, который, правда, пока не объявился».

Еще один крупный проект Фонда защиты городских животных называется «Кошки в городе». В рамках этой программы сотрудники фонда консультируют людей, которые хотят помочь животным, но не знают, как это сделать.

«Там мы не только отвечаем на вопросы, мы полностью курируем животных. Иногда курирование одного животного занимает несколько месяцев», – рассказывает Екатерина Дмитриева. Такие проекты помогают не только спасти жизни, но и оценить, так сказать, масштабы проблемы.

«У нас нет государственного мониторинга, но благодаря проекту «Накорми» мы можем примерно посчитать, сколько бездомных животных у нас в городе. К примеру, мы кормим 12 тысяч кошек. Это говорит о том, что в Москве их минимум в три раза больше. И эти животные не видны для города. У нас очень любит департамент ЖКХ распоряжаться жизнями: кошек часто замуровывают, заколачивают в подвалах. И когда человек хочет спасти животное, но не знает, что делать, мы помогаем. Мы ищем кураторов, волонтеров, если случай сложный и требует какого-то вмешательства, допустим, финансовых затрат, то мы помогаем собирать средства. В месяц мы принимаем минимум 200 звонков. Конечно, не ста процентам, но достаточному количеству животных удается помочь», – говорит Дмитриева.

В то время как где-то власти, а иногда и сами жители хладнокровно замуровывают продухи в подвалы (маленькие окошки через которые кошки и собаки могут попасть в подвал, чтобы согреться там и укрыться от опасности), кто-то, напротив, подбирает с улицы всех попадающихся на глаза четвероногих. Но такая практика хороша лишь до тех пор, пока не превращается в бесконтрольное собирательство.

Нередко животные становятся заложниками так называемых «бабкиных» квартир. Думаю, каждый хоть раз в жизни видел безумную кошатницу: как правило, это пожилая женщина в засаленном халате, со взъерошенными волосами, вечно что-то бубнящая себе под нос. Ну и, конечно, главный признак такой хозяюшки – это жуткий запах, доносящийся из ее жилища и насквозь пропитавший ее саму.

«Это называется animal hoarding (патологическое накопительство животных – прим. ред.), – рассказывает Екатерина Дмитриева. – На Западе это признано психическим заболеванием, но у нас не считается болезнью. Люди, страдающие этим расстройством, могут собирать кошек и других животных, также они могут собирать мусор. В марте прошлого года мы пытались стерилизовать кошек в одной квартире. Несколько раз мы ездили, нас бабка не пустила. В этом году она умерла, осталась куча кошек. Мне позвонили из полиции и сказали: «Забирайте кошек, они сожрали эту бабушку».

Если вы любите животных, сделайте для них что-то хорошее

Новое время диктует новые условия, и зоозащитники стараются идти в ногу с современными технологиями. Сейчас почти у каждого приюта и передержки, не говоря уж о крупном фонде, есть свой сайт и аккаунты в различных соцсетях. Активность в интернете – неотъемлемая часть деятельности волонтеров и кураторов, ведь именно таким образом можно привлечь внимание наибольшей аудитории.

Так, несмотря на все еще непростую эпидемиологическую обстановку в Москве, фонд «Дарящие надежду» решил не отменять свою традиционную выставку-пристройство «Домой!». Правда на этот раз, так как массовые мероприятия пока запрещены, она пройдет в непривычном формате.

«Это для нас эксперимент, потому что мы всегда традиционно в августе проводили большой фестиваль «Домой!», куда приезжали кошки и собаки из приютов, много гостей, проводились мастер-классы, консультации, был установлен пункт сбора корма. В общем, это был такой большой праздник, очень массовый. И с хорошим пристройством, надо сказать! Но сейчас [проводить его] нельзя, а все равно работать-то надо – животные не заканчиваются. Поэтому мы пошли на эксперимент – провести онлайн-выставку «Домой!». И вот 15 августа на YouTube-канале фонда в течение всего дня будет трансляция. В прямом эфире кураторы будут рассказывать о животных, знакомить с ними. Можно будет выбрать, позвонить и потом забрать питомца», – рассказала Светлана Сафонова.

Осваивать онлайн-формат фонд начал еще раньше, в самом начале пандемии. В качестве эксперимента «Дарящие надежду» провели 13 вебинаров. «Это был домашний ликбез про то, как помогать животным, как с ними общаться, на что обращать внимание. У нас там были ветеринарные врачи, специалист по поведению собак, фелинолог (специалист по домашним кошкам – прим. ред.). И, знаете, народ с большим интересом слушал, интересовался, реагировал», – с оптимизмом говорит Светлана.

Активную работу в интернете вел и Adoption центр «Муркоша». Об этом нам рассказала специалист по связям с общественностью центра Янна Серкова.

«Наш Adoption центр подстроился под изменения, произошедшие в мире. Часть сотрудников была переведена на удаленную работу, но животные продолжали получать необходимый уход и заботу и даже обретать новый дом. До периода самоизоляции мы ежедневно вели прямые эфиры из «Муркоши», а с началом пандемии они приобрели новые смыслы. Так, зрители могли не только получить полезную информацию из эфиров, избавиться от тревоги, наблюдая за котиками, но и выбирать понравившегося котика, пройти онлайн-собеседование, и кот бесконтактной доставкой отправлялся в новый дом. За время пандемии мы нашли дом 186 кошкам», – рассказывает Янна.

Таким образом, даже в период ограничений спрос на питомцев в «Муркоше» вырос в несколько раз. А вот сдавать животных больше не стали – еще один хороший показатель.

Нет права даже на жизнь: как бездомные животные пережили пандемию и что их ждет теперь?

«Заявок на онлайн-собеседование было до 200 в неделю. Но мы тщательно выбирали потенциальных владельцев, чтобы исключить возможные возвраты животных после окончания самоизоляции, – говорит Серкова. – Если начнется вторая волна, мы будет действовать по отработанной схеме, которая уже помогла стольким питомцам встретить заботливых хозяев во время режима самоизоляции. Соблюдение необходимых санитарных норм, желание помогать животным и сохранять спокойствие – то, что мы делаем сейчас и то, как будем действовать в любой ситуации в будущем».

Но при всем при этом, как ни парадоксально, многие люди до сих пор не подозревают о том, что бездомным животным нужна помощь. Для них такой проблемы попросту не существует.

«Например, прошлой осенью нам позвонила одна приятная дама, она работает в киноиндустрии. Она рассказала, что в Instagram подписана на один аккаунт модной одежды, и однажды в этой группе появилось сообщение про какую-то несчастную собаку. Она говорит: «Я прочитала, меня это так тронуло, я так расстроилась... Залезла в интернет, а оказывается вокруг этого столько!». И где это – в Москве... И вот таких людей, которые могут помогать и готовы помогать, и которые могут детям правильное воспитание давать – их очень много. Но они живут в каком-то параллельном с нами мире», – вздыхает Светлана Сафонова.

Казалось бы, эту проблему должно решать государство, и какие-то подвижки в этом направлении даже есть. Но их все равно слишком мало по сравнению с масштабом беды – а то, что у нас творится с животными на улицах, иначе не назовешь.

«В нашей стране нет закона о правах животных. У них даже нет права на жизнь. Есть закон об ответственном обращении с животными, весьма специфический. Единственное, что есть хорошего в этом законе – это то, что регулирование численности животных с помощью эвтаназии запрещено», – печально констатирует Екатерина Дмитриева.

Какой вывод из всего этого можно сделать? Очень простой. Если вы любите и цените животных, если вы чувствуете в себе силы и желание сделать для них что-то хорошее (пусть даже это будет какая-то мелочь) – сделайте это. Покормите кошку, которая живет в вашем дворе, напишите в управу района заявление с требованием не замуровывать продухи в подвалах вашего дома, пожертвуйте средства в фонд, который помогает животным. Наконец, просто погладьте встретившуюся вам по дороге кошку или собаку – им так нужна ваша ласка!

Если же вы решитесь стать волонтером – честь вам и хвала. Но помните: такое решение должно быть очень взвешенным и никогда – импульсивным.

«Есть очень много людей, которые готовы помочь разово. – считает Екатерина Дмитриева. – Но, конечно, нельзя обвинять людей в том, что они не хотят делать волонтерство частью своей жизнью, тем более зооволонтерство. Ведь в случае с обычным волонтерством все-таки за людей отвечает государство. А если ты становишься зооволонтером, то любое животное – тебе. Тема зооволонтерства очень сложна, потому что ты принимаешь судьбоносное решение – не для себя, а для животных. Откуда ты знаешь, как лучше? Ниоткуда. Это твой моральный выбор, который ты делаешь ежедневно. И это тяжело».

Соловьева Екатерина
comments powered by HyperComments