Спасатели не дали сбыться худшим прогнозам после аварии на ТЭЦ в Норильске

20:28 21/06/2020

В Норильске и на Таймыре готовятся снять режим ЧС федерального уровня. Он был введен президентом России Владимиром Путиным в начале июня после аварии на ТЭЦ. К счастью, худшие прогнозы не оправдались. Спасателям удалось в кратчайшие сроки локализовать разлив топлива, передает корреспондент телеканала «МИР 24» Маргарита Гырылова.

Острая фаза позади. Так сегодня рапортуют спасатели. Уже три недели они борются за жизнь русской Арктики. Самое трудное было очистить поверхность воды от нефти. Большую ее часть уже собрали, а берега засыпают сорбентом.

«Главное не, что называется, «быстренько прибрать за собой», а обеспечить именно качественное восстановление почв и водного пространства. Поэтому надо продолжать вести самый строгий контроль за ликвидацией последствий аварии, а также за хранением и транспортировкой загрязненного грунта», – поручил Владимир Путин.

103 тонны земли перевезли в ангары. Собранная нефть пока во временных резервуарах. Сотня емкостей стоит по руслу. Чтобы не расплескать ни капли, принято решение строить гибкий трубопровод и через него перекачивать всю грязь до мест утилизации.

«Мы сегодня встречались с коренными жителями Арктики русской. То, что мы называем для себя чрезвычайной ситуацией, для них катастрофа», – указал министр природных ресурсов и экологии РФ Дмитрий Кобылкин.

Ненцы – одни из тех, кто живет на Таймыре. В то время, как Владимир крестил Русь, они уже обживали тундру. Быт кочевого народа мало чем изменился. Женщина все так же выбирает место стоянки. Она же ставит чум.

На Таймыре по-соседски делят тундру пять арктических этносов. Самая многочисленная народность, она же самая молодая – долганы, которые пришли на полуостров 200 лет назад. Пять тысяч человек. Самые древние из коренных – это нганасаны, тысяча человек. Второй по численности народ – ненцы, три тысячи человек. Самая маленькая община у энцев – 139 человек и эвенков – 200 человек.

«С 1990-х годов численность незначительно, но выросла. Мы ждем перепись. Сказать, что кардинально изменилась, мы не можем», – констатирует заместитель директора по научной работе Таймырского краеведческого музея Лейла Ландина.

Часто о рождении малыша городские чиновники узнают, когда он уже подрос. У женщин, ведущих исконный образ жизни, приезжать в роддом нет ни времени, ни возможности.

«Они кочуют, бывает, мы летим в тундру и в этих тяжелых условиях принимаем роды», – говорит акушер родильного отделения Таймырской межрайонной больницы Ольга Миллер.

Зима на Таймыре долгая, девять месяцев. Лед в реках сходит только в июне. Хозяйки ценят каждый световой день. Юкола – так называют ненцы копченую рыбу, филе, которой сначала три дня вялят на солнце, а потом прямо в чуме держат над дымом.

Обувь из оленьей шкуры выделывают сначала для мужчин и детей, а потом для себя. Обычные нитки рвутся. Поэтому все вещи сшивают оленьими жилами. У каждой хозяйки такие сушатся в чуме.

Северный олень – основа жизни для коренных народов и гордость всего Таймыра. Дикий олень – отдельная боль ученых-зоологов. Еще 20 лет назад на Таймыре насчитывалось более миллиона особей. Сейчас их в четыре раза меньше.

«Реки вскрываются раньше, и олени не успевают перейти по льду. А это кочевое животное. Проблема раннего таяния и схода льда приводит к тому, что популяция снижается», – отмечает главный научный сотрудник ФГБУ «Заповедники Таймыра» Елена Поспелова.

Но больше вреда учинил человек браконьерством. Первые люди с материка, так называют здесь пришлых, появились на Таймыре в XVII веке, еще до Петра Первого. Край, богатый пушниной, привлекал царских охотников. Соболь, песец, горностай доставались им за бесценок.

На Таймыре растет самый северный в мире лес – Лукунский. В других местах на этих широтах уже начинается тундра с ее невысокими кустарниками. А на Таймыре – семиметровая лиственница. Это одна из причин, почему животный мир полуострова так разнообразен.

Много на полуострове полезных ископаемых. Например, меди и никеля. За ними в 1930-е годы пришли советские геологи. Берега Енисея начали заселяться. Артели рабочих строили поселки, им на помощь ехали ссыльные.

«Переселенцы, которые туда были сосланы в 1930-е годы, народы, которые, как считалось, могли составлять угрозу. Семьи поволжских немцев были отправлены на развитие рыбных промыслов», – перечислил новоселов сотрудник Сибирского федерального университета Александр Гончаров.

За Полярным кругом, где в январе бывает минус 60, до сих пор живут потомки немцев Поволжья.

«Наша бабушка очень много пекла. Вручную замес хлеба. Я тогда еще была маленькая, наблюдала, выросла, отучилась, и вот вкусила бабушкин рецепт», – рассказала работница мини-пекарни Светлана Сабельфельд.

Дудинка – столица Таймыра и единственный в мире порт, который в половодье уходит под воду. Рабочие каждый год разбирают краны, а потом водружают их на место, чтобы вновь принимать грузы.

Порт в Дудинке и металлургический комбинат в Норильске строили одновременно, чтобы через Северный морской путь вывозить продукцию завода. Сейчас в Дудинке живут 20 тысяч человек. Они, как прежде, добираются до материка либо по Енисею в период навигации, либо по воздуху. Дорог по земле ни автомобильных, ни железных нет.

Чего здесь в изобилии, так это рек, озер и заповедной тундры, которая страдает сейчас по вине человека. 10 лет, как считают в Росрыболовстве, потребуется на восстановление водных биоресурсов после ЧП в Норильске. Чтобы вырастить мальков осетра, хариуса и сига, нужны будут два новых рыборазводных завода.

Маргарита Гырылова
comments powered by HyperComments